Андрианов Александр

НЕ УБИВАЙ МЕНЯ, МАМОЧКА


 

Я появился совсем недавно. Сейчас я сижу у мамочки в животике, но через девять месяцев я появлюсь на свет. Мне тут так хорошо и удобно! Мамочка заботится обо мне, часто она включает спокойную музыку, и я наслаждаюсь вместе с ней и иногда засыпаю. Каждый вечер приходит с работы папа. Он обнимает мамочку и гладит животик, в котором живу я. Когда я появлюсь на свет, у нас будет самая счастливая семья, я ведь уже так сильно их люблю!

Моя мама большую часть времени проводит дома. Но с часу до пяти она уходит на работу в школу. У неё сейчас не очень много учеников, но зато они очень сильно любят мою мамочку. Ну ничего, когда я рожусь, я буду любить её ещё больше. После школы моя мама приходит домой и кушает, а вместе с ней кушаю и я. Все всегда такое вкусное! Потом моя мамочка смотрит телевизор и вяжет, затем готовится к урокам. А вечером приходит папочка, и они идут спать.

Так обычно и проходят дни. Мой папа старается во всём угодить мамочке. Он такой добрый! Скорей бы мне родиться, я бы каждый вечер их обнимал, целовал, а потом бы заползал к ним в постель, и они бы со мной играли. Вот было бы здорово!

С каждым днём я расту всё больше. У меня начинают появляться ручки и ножки. Я всё вижу и чувствую, а мои родители, наверное, этого не знают. Как интересно! Я могу видеть, что они делают, а они не могут заглянуть в животик и увидеть, как я машу им ручкой и улыбаюсь. Мне так весело и так хорошо! Мне иногда хочется вылезти из маминого животика ночью, поцеловать мамочку с папочкой и забраться обратно, потому что я ещё маленький, а маленьким детишкам положено сидеть в животике. Иногда мою маму навещает бабушка. Она очень нежная и заботливая. Бабушка приносит маме еду, хотя её и так в доме полно, а ещё пелёнки и одежду для меня, хотя они ещё не знают, кто родится, мальчик или девочка. Мне так приятно, что они все думают обо мне и заботятся. Как же всё-таки хорошо быть маленьким ребёночком и сидеть в уютном и мягком животике…

Прошёл месяц. Я становлюсь всё больше и больше. У меня уже появились любимые блюда, которыми кормит меня мамочка и музыка, которую она часто слушает. А ещё мой папочка вчера прислонил ухо к маминому животику и слушал, как я там поживаю. Было так здорово! Я дотронулся рукой до маминого животика и пошевелил пальчиками. А папа сказал, что услышал, как я дышал. Вот глупенький!

Сегодня у мамы не было уроков, потому что ученики уехали на экскурсию, и она пришла домой пораньше. Она открыла дверь и увидела там папу с какой-то девушкой. По-моему, она тоже была нежной и ласковой, как мама, потому что папа обнимал её, целовал и улыбался. Но мамочке она почему-то не понравилась. Она начала кричать на папочку. Девушка в это время быстро собрала вещи и убежала, а мама с папой стали ругаться. Я ещё никогда не видел, чтобы они ссорились. Мама громко кричала и била папочку по лицу. Папа обиделся и куда-то ушёл, а мама крикнула, чтобы он больше не приходил. Потом она села в кресло и расплакалась. Мне было её так жалко. Я так хотел ей чем-нибудь помочь, но не мог. Я тогда решил, что когда появлюсь на свет, я всегда буду успокаивать мою милую мамочку и она никогда-никогда не будет плакать. Ведь я её так люблю!

Первый раз в её животике мне стало как-то неуютно. Почему-то заболела левая ручка. Может, это оттого, что мама плакала и нервничала? Она вдруг встала с кресла и начала ходить по комнате, а слёзы всё равно капали из её глаз. Мне уже захотелось кушать, а мамочка, кажется, совсем об этом забыла. Странно, раньше такого никогда не было. Но ничего, я ещё потерплю, главное, чтобы мамочке стало легче, и она помирилась бы с папой.

Сегодня мамочка легла спать одна, папа так и не пришёл. Было очень неуютно без него, и я расстроился. А ещё мамочка очень плохо покормила меня, съев какие-то сушки. Мне было очень тяжело ими питаться, да к тому же они были какие-то невкусные. Скорее бы они с папой помирились…

Бедная мамочка, она не может заснуть и снова плачет. Как мне хочется вылезти из животика и обнять её своими маленькими ручками. Может, ей стало бы легче…

Настало утро. Мама уже проснулась, но всё равно лежит на диване. Я опять проголодался. Почему она не обращает на меня внимания, почему не заботится так, как раньше? И где мой папочка, я ведь уже так сильно по нему соскучился!

Вот, наконец, мама встала с дивана и пошла на кухню. Может, она меня покормит! Нет, она садится на стул и опять рыдает. Так и хочется сказать ей: «Мамуля, не плачь, ведь у тебя же есть я, ведь я же не могу без тебя и очень люблю». Я медленно глажу ручкой её животик и шепчу ей нежные слова. Как жаль, что она ничего не слышит…

Мама открывает ящик, что-то берёт и щёлкает зажигалкой. Интересно, что она дела…

Тьфу, я задыхаюсь. Что это, Господи, какая гадость! Что она делает! Что это за дым! В маленьком уютном животике, где я живу, никогда этого не было! Фу! Мне так плохо, дым режет глаза, и я кашляю.

Мамочка, пожалей меня, что ты делаешь, мне так неприятно! Но нет, она не слышит меня и вдыхает в себя какую-то дрянь. Я расстраиваюсь и начинаю плакать. Мамочка хватается за живот. Её тошнит. Наконец-то она перестает курить. Но дыма в её животике так много! Я дую на него, и он медленно уходит. А мамочка опять плачет, и я плачу вместе с ней, потому что от этого ужасного дыма я кашляю, и у меня начинает болеть сердечко.

Мама покормила меня, но опять, к сожалению, не тем, чем бы мне хотелось. Почему неожиданно всё так резко изменилось? Может, я чем-то обидел мою любимую мамочку, но вот чем? Мама не пошла сегодня в школу. Вместо этого она осталась дома и проплакала весь день. Моё сердечко разболелось ещё сильнее. Она опять вдыхала какую-то гадость. Мне всё больше и больше хочется куда-нибудь убежать из её животика. Тут стало совсем неуютно. Здесь плохо пахнет, и дым режет глаза, а ещё я очень хочу есть…

Сегодня мамочка проснулась рано. Ей не спалось. Она покормила меня чем-то. Было не очень вкусно, но зато это лучше того, что было раньше. Теперь мне хочется пить. Мама, как будто прочитав мои мысли, подходит к холодильнику и достает какую-то бутылку. Она наливает в маленький стаканчик какую-то прозрачную жидкость. Я так рад. Наконец, она вспомнила обо мне, наконец, она будет заботиться обо мне так же, как и раньше. Мама подносит стакан ко рту и резко опрокидывает его вовнутрь. Боже, какая отрава, какой ужасный вкус! Я тут же выплёвываю это. Мне очень противно и обидно. Зачем мама так мучает меня, неужели ей всё равно, что со мной будет?.. Нет, так не может быть. Она любит меня так же сильно, как и я её. Она не может желать мне зла. Просто ей плохо. Но я всё равно не понимаю, неужели ей лучше оттого, что она пьёт какую-то отраву и наполняет животик, в котором я живу, едким дымом? Как ей может быть лучше от того, что причиняет мне вред? Нет, раньше она была не такой. Неужели так будет всегда? Я очень этого не хочу, я не выдержу этого…

Проходит ещё несколько дней. Всё стало ещё хуже. Мамочка почти не кормит меня, лишь вдыхает дым, пьёт и целыми днями лежит на диване и плачет. Мне очень плохо. Часто болит голова и сердечко, иногда меня тошнит. В когда-то нежном и мягком животике стало просто невозможно! Я часто стучу по нему своими ручками и надеюсь отсюда выбраться. Но это, увы, невозможно. Я задыхаюсь тут. А папочка так ни разу и не навестил нас. Может, он разлюбил нас, и мы стали ему просто не нужны? Нет, так не может быть, он ведь так заботился о нас до того, как поругался с мамой. Что же всё-таки произошло? До меня нет никому дела. Я сижу и плачу. Мне здесь так одиноко…

Прошло ещё несколько дней. К нам приезжала бабушка. Она о чём-то долго спорила с мамой, и уехала от нас вся в слезах. Чем мама её так обидела? И поругались они из-за ерунды. Сначала они просто мирно беседовали, а потом мама сказала всего лишь одно слово и бабушка заплакала. Я вообще ничего не понимаю. Что же она сказала?.. «Надо делать апорт» или «аборт»… Точно не помню, да это и не важно. Разве может быть что-то хуже, чем вдыхать дым и испытывать тошноту от дурацкого напитка? Скорее бы мама взяла себя в руки, со всеми помирилась, и всё было бы так же хорошо и спокойно как раньше…

Мамуля опять проснулась рано и забыла покормить меня. Но я больше не плачу. Я привык, что на меня не обращают внимания. Мама оделась и куда-то пошла. Она шла и плакала, а прохожие оборачивались в её сторону и о чём-то шептались. Мама подошла к какому-то неизвестному зданию. Перед входом она перекрестилась и повязала на голову платок. Внутри было много людей. Некоторые ставили свечки, некоторые молились. Мамочка взяла свечку, поставила её перед иконой и стала кого-то умалять, чтобы он её простил, что она не хочет что-то делать, но у неё нет иного выхода. Как странно мама себя ведёт, она раньше никогда не ходила сюда. Странное место, но оно мне нравится. За что же мама просит прощения? Может, за то, что обидела меня и не покормила? Неужели она одумалась и вернётся к папочке? Неужели всё ещё может быть хорошо?..

Наконец, мамочка закончила молиться и вышла из здания. На улице она сняла платок, положив его в сумочку, поймала машину и куда-то поехала.

В машине меня начинает укачивать. Сильно кружится голова. Мне снова плохо. Наконец машина останавливается и мама выходит у какого-то здания, ещё более странного, чем первое. Вокруг бегают люди в белых халатах и в смешных колпаках на голове. Но мне почему-то страшно и я сжимаюсь в комок. Мама входит в здание и идёт куда-то по длинному коридору. Она подходит к человеку в белом халате, он берёт её за руку и ведёт в кабинет. Там стоят ещё два врача. Внутри кабинет весь белый, посредине стоит что-то вроде кровати, а над ней горят лампы. Я начинаю бояться ещё сильней. Мне так страшно, мамочка… Почему-то снова начинает болеть сердечко… Врачи сажают маму на эту странную кровать, которую они называют «операционным столом», закрывают дверь в кабинет и начинают к чему-то готовиться. Один из врачей приносит железный поднос, на котором разложены зловещие предметы: какие-то ножи и огромные щипцы. Господи, что они собираются делать?.. Что всё это значит, что делает здесь моя мамочка?.. Она захотела напугать меня? Не надо, любимая моя, я и так уже очень напуган. Я так хочу скорее родиться, подрасти и помочь тебе, только не давай этим врачам ничего со мной делать, прошу тебя, ведь я так сильно тебя люблю!..

Неожиданно врач берёт шприц, и что-то колет моей мамочке. Через несколько минут она засыпает. Но я не сплю, я всё вижу, всё чувствую… Врачи берут в руки свои зловещие инструменты и склоняются над мамочкой. Боже, что происходит?.. Почему мне так страшно, почему у меня текут слёзы и так щемит моё маленькое сердечко?.. Отчего так пугающе горят эти лампы, а их свет будто прожигает меня насквозь? Что задумали эти люди в белых халатах, к чему они так готовятся и зачем они усыпили мою мамочку?.. Она же ведь никогда бы не допустила, чтобы со мной сделали что-нибудь плохое, она ведь любит меня…

Вот врач берёт щипцы и погружает их в мамочку. Господи, они уже около меня! Я сжимаюсь ещё сильнее, чтобы укрыться, но они всё-таки задевают мою ножку и из неё сочится кровь. Боже, как же больно… Я хватаюсь за свою ножку и пытаюсь как-то остановить кровь. Но всё бесполезно – рана слишком глубока… Как могут они протыкать мою нежную кожу своими железными щипцами? Мне ведь так больно, почему они такие жестокие и бессердечные?.. Мамочка, где же ты, почему ты спишь и не остановишь их?.. Я лучше останусь в этом грязном и дурно пахнущем животике, но я не хочу умирать… Не надо, пожалуйста… И я снова плачу, а безжалостные щипцы наносят мне следующий удар, на этот раз в беззащитную грудку…

Крови всё больше… Я чувствую, что умираю… Как же мне больно, Господи, зачем они так поступают со мной, в чём я виноват?.. За что мне такие мучения?.. Я уже не плачу – я кричу, хотя сил всё меньше и меньше, и я чувствую, как жизнь постепенно уходит из меня…

Вот щипцы появляются вновь. Я из последних сил кидаюсь на них, но сталь намного сильнее моих неокрепших маленьких ручонок. Щипцы перехватывают мою тоненькую шейку и тянут наружу.

Сопротивляться и плакать нет сил. Меня всё равно никто не услышит. Я задыхаюсь, кровь брызжет из моего тела. Врачи извлекают меня из маминого животика, но я уже мёртв…

Врачи равнодушно смотрят на мои останки и без зазрения совести кидают их в мусорное ведро, а маму, спустя некоторое время, перевозят в другую палату. Скоро она проснётся и пойдёт домой. Всё будет как раньше, лишь меня уже никогда больше не будет в её животике, я никогда не рожусь и не подрасту… Я навсегда останусь здесь, в мусорном ведре… Я никогда не смогу обнять её, прижать к себе и поцеловать. Я никогда не пойду в садик и в школу… Моя мамочка никогда не увидит моих первых шагов, не услышит моих первых слов и никогда так и не узнает, как сильно я её любил…