Байтеряков Николай

СТРАШНЫЙ ЛИК ВОЙНЫ

Фронтовые письма

Когда я уезжал на фронт, младшего брата попросил хранить мои фронтовые письма. И он их сохранил — за 1942, 1943 и 1944 годы, а в 1945-м был призван в армию. В письмах много повторений. Это приветствия родным и вопросы, не касающиеся фронтовых дел. Поэтому письма даю в сокращении. Это мои мысли, ощущения, прямое восприятие страшного лика войны.

1942 год

7 июня. Здравствуй, Никита! Привет всем родным. Очень скучаю по дому. Придется ли когда-либо увидеть родные края? Сюда больше не пиши, скоро нас отправят на фронт. Многое писать не могу — нет времени. Привет друзьям! Будь здоров. Очень хочется получить весть об отце.
Твой брат Коля

14 августа. Шлю горячий привет! Пишу в окопе и спешке. Мы уже четвертый день в горячих боях. Убило командира нашего расчета, двоих товарищей ранило. Я был рядом с ними. У меня осколком оторвало подметку ботинка, задело и ногу. Но рана небольшая, остался в строю. Что будет дальше — неизвестно. Непрерывно рвутся снаряды, земля сыплется и на это письмо. Свистят пули. И я даже не знаю, сумею ли отослать его. Возможно, что отправлю с ранеными. Кругом горит — немцы жгут села…
Пиши, быть может, дойдет. Твой брат.

22 августа. Всем привет! Вчера во сне увидел вас. Пока я еще в бою и всё еще живой. Что будет завтра, через час — не знаю. Сообщи, пишет ли отец и где он?
До свидания… Письмо посылаю с раненым товарищем.
2 ноября. …Привет… Спасибо за письмо, за известие об отце. Я ему написал, но ответа еще не получил. Мы вышли на отдых — это от передовой на расстоянии полпути от Варзи-Ятчей до Алнаш… А на душе грустно. Вот товарищи разговаривают: «Приеду домой, обнимут мать и отец». А у нас матери нет, отец на фронте. Кто нас обнимет?..

28 ноября. Спасибо за письмо. А от отца пока всё еще не получил… Да, браток, я был уже в трех боях и остался жив. И скоро снова в бой… Ты просишь фото, но фотографов здесь нет. Вместо фото посылаю тебе нашу фронтовую песню… Спасибо, что хранишь мои стихи. Будь здоров.

22 декабря. Шлю боевой привет! Я пока жив-здоров… Получил письмо от отца… Живем в лесу, в землянке… Пиши, как живете? Как с дровами? С кормами для скота? А корову держите еще? Есть ли теленок? В общем, обо всем… Вышли какое-либо мое стихотворение, я их уже забыл.
Бывай здоров! Твой брат.

1943 год

8 января. …Пишу в прекрасный зимний вечер в однонедельном доме отдыха. Сегодня предпоследний вечер. Песни, пляски, танцы. И впервые за всё фронтовое время сплю раздетый, на койке, под одеялом. И сам не пойму, что творится на душе. И вообще сердце мое не понятное, какое-то особое, или слабое. Когда друзья поют песни, я всё на свете забываю, и что творится со мной — не понимаю сам. И написать — не нахожу слов.
Теперь о вас. Я знаю, вам трудно. Но здесь в десятки раз труднее. Может, кто и осуждает нас… Пусть он приедет сюда и своими глазами увидит преступления немцев. В одной деревне я встречал малышей. Они возрастом примерно с нашего Алексея. Но они пережили уже бомбежку, пожары, сидели под пулями и снарядами, видели смерть. Они остались без отцов и матерей. На их месте я мысленно представил Алексея и сестренку Олю. Мне стало больно и страшно. И в этом виноваты сволочи фашисты.
Ну, Никита, будь здоров, пиши об отце.
Вчера получили посылки от рабочих. Но внутри писем не было, и не знаем, кого благодарить.

5 февраля. Горячий привет всем родным! Очень обрадовался, что вас освободили от налогов… Сообщи адреса друзей. От отца больше писем не получал.
Хорошо, что читаешь газеты. Дела на фронте замечательные… Вышли удмуртские газеты. А я нахожусь в том самом районе, где погиб Вася Байтеряков… А насчет ворожбы — чепуха. Но, если бы сбылось предсказание ворожеи, было бы хорошо. Будь здоров!

25 февраля. …Я пока жив-здоров. Нас перебросили на другой участок фронта… Зимой по дому, кажется, не скучал. Но вот только сменился с поста. Вечер, тихо, тепло. Хотя пушки гремят, но это не очень близко. И я невольно вспоминаю о доме. Вспомнил тихий сельский вечер и дальний весенний гром. Но там было спокойно, а здесь тревожно. Подумай об этом и ты поймешь мое настроение… Никита, повторяю просьбу: храни мои фронтовые письма. Вот уничтожим врага, и, как поется в песне: «…Промчались годы, затих военный звон…» — отслужу я срок свой, вернусь домой и в такой же тихий вечер прочитаю эти письма и буду вспоминать дни боевые… От отца писем таки нету. Ну, будь здоров!

26 февраля. …Получил письмо твое, спасибо! На днях вышлю деньги. А пока их нет у меня — всё, что было, отдал на построение танковой колонны.
Я пока жив-здоров. За боевые действия получил уже две благодарности… Сейчас сижу в блиндаже. Горит печурка (из старого ведра), на березовом столике лампа (из снарядной гильзы), и вспоминаю наш амбар, и наши мечты-беседы, и книги, которые мы читали по вечерам… Я сейчас в тылу — в 7—8 км от передовой… Но снаряды долетают и сюда. А самолетов немецких стало меньше — результат Сталинградской битвы. Недалек день, когда враг будет полностью разбит…
…Привет тебе от моего командира Милушкина. Между прочим, он уже несколько выучил удмуртский язык и кое-как умеет читать твои письма…

17 марта. Всем привет… Спасибо за письма, но сразу ответить не смог, так как не было условий… Как поется: «…но часто писать мне мешают бои…». До свидания!

23 марта. …От отца писем нет и нет… Я жив и здоров. Был представлен к награде, но получу или нет — не знаю, так как попал в другую часть… Получил небольшую посылку от учеников Чувашской АССР…
12—13 мая. …Вчера была очень сильная весенняя гроза и ливень. Я был далеко в лесу, на посту, один. Представь теперь такую ночь в Вишурском лесу… Много писать нет времени. Если я пишу, что мы на отдыхе, то это только говорится так. Отдыха на самом деле нет. Впереди ждут новые бои, и мы готовимся к ним… Пиши о себе, о делах в колхозе…

3 июня. …Шлю гвардейский привет! Вот-вот должен поступить приказ на передовую. Будет очень жарко. И бой будет решительным. Мы подготовились основательно. Хватит топтать врагу нашу родную землю… В каких я сейчас краях, не могу сообщить. Следи за Совинформбюро. Где будет удар, там и буду я. Письмо, посланное отцу, вернулось обратно: «Выбыл, доставить невозможно». Получишь известие, сообщи… Целую, твой брат.

8 июля. Всем привет… Пишу в спешке — мы в пути. Через несколько часов снова в бой. Какая ждет меня судьба? Будет время — напишу. До свидания.

20 июля. Я жив и здоров. Идем на запад — наверное, газеты читаешь. Уже пятую ночь без сна. Сегодня дали день для отдыха. Эх, дорогой брат! Тяжело приходится здесь. Позавчера немцы нас бомбили с утра до ночи. Более половины батальона погибло. Меня пять раз завалило землей. Если бы так еще сутки, я бы погиб или бы поседел. Спасли наши истребители — прогнали немцев.
Сегодня во сне видел наше село и всех своих друзей и подруг. Проснулся — грустно стало, хоть плачь. Когда-нибудь увижу ли вас въявь? Удастся ли когда-нибудь вернуться домой?
Как прекрасна погода, как прекрасна наша земля! А проклятый немец топчет и гадит ее. Гады стали массами сдаваться в плен. Но черт с ними. Пиши об отце… Вышли мне новые удмуртские газеты, стихи и песни… Выслал 140 рублей. Получишь — сообщи… До свидания.

30 июля. Шлю братский привет! Эх, дорогой мой брат, получил от тебя тяжелую весть, и сжалось сердце мое от боли. Теперь мы на белом свете остались двое — отец погиб. Но горю слезами не поможешь. Если я останусь жив, как-нибудь проживем. Но ты уже мужчина, значит, нужно выдержать.
Пиши, как живете в семье, какие отношения с мачехой? Ты молод еще, поэтому очень не своевольничай. Как с одеждой, как с едой?
Я всё еще в боях. Нахожусь в области по фамилии дяди Матвея (Орлов. — Н.Б.) Будь здоров.

9 августа. …Четвертый день живу в санчасти — поранило руку… До сих пор не могу поверить, что отец погиб. На душе тяжело…
Знаешь, Никита, ведь сегодня мой день рождения! И второй раз уже отмечаю этот день на войне. Ох, будет ли время, когда я зашагаю по дороге Алнаши—Варзи-Ятчи? Пиши, как в деревне? Как дела в колхозе? Кто председатель? Бригадир? И остались ли на селе лошади? На чем пашете?.. До свидания!
30 сентября. Шлю гвардейский привет! Письма ходят долго — мы все в движении… На днях нас вывели на отдых, на пополнение. И за это время фронт ушел от нас на 200 километров. Дела идут хорошо! Снова осень, идут дожди…

15 октября. На днях мы двинемся к фронту. Адрес будет тот же…

30 октября. Шлю гвардейский привет! Я жив и здоров. Мы сейчас у Бадзым Сугона — читай по-русски (Великие Луки. — Н.Б.) Ехали через Муско (Москва. — Н.Б.). Скоро новые бои. Наверное, будет жарко. Готовимся здорово. Сила теперь на нашей стороне…
Как растут-живут Алексей и Оля? Пиши о них. Я ведь по ним очень скучаю. Будь здоров!

12 ноября. …Я в бою… Сижу в окопе. Холодно. И выйти наверх нельзя — рвутся снаряды. Пишу и думаю: успею ли дописать? Попадет снаряд в окоп — конец. Вот так и живем. Даже скучать по дому некогда. Если останусь жив, после боя напишу сразу…

29 ноября. …Из боя вышли. Сейчас стоим от передовой в 2—3 километрах. Холодно и греться негде…

17 декабря. …Я опять в боях. Что меня ждет впереди — не знаю. Погода черт знает какая — то мороз, то оттепель, дождь. Не знаю, как пройдет эта зима… До свидания!

1944 год

21 января. …Я пока не в боях, но и не на отдыхе. С минуты на минуту ждем приказа. Но куда: в бой или на другой фронт — не знаем… Жду газеты… Есть ли дома дрова? Наверное, сжигаете стройку… Значит, вы проходите до-призывную подготовку. Ничего, до вас эта война закончится.

5 февраля. …Я нахожусь в бою, в наступлении. Пишешь, что послал удмуртские газеты. Жду с нетерпением. Сильно тороплюсь… Будет время, напишу еще. Бывай здоров!

25 мая. Шлю горячий привет, сообщаю, что я жив и здоров. Погода здесь нудная — прохладно и идут дожди. Пока стоим на месте. Но это временно. Помнишь прошлый год: также стояли-стояли, потом как двинули и шли безостановочно сотни километров. Так буде и нынче. Я ведь в таком «колхозе», который предназначен для прорыва обороны врага, его преследования. Но бывает, что мы врываемся в его тыл и бьем его там. Машины у нас такие, водить которые учился Вася Байтеряков, но только с четырьмя буквами (танк. — Н.Б.).
Здоровье мое терпимое, но кое-где побаливает. До свидания.

27 октября. …Ох, брат, брат! Наверное, и у вас там как после войны. Здесь деревни горят от рук немцев, а у вас от нехватки дров. Представляю, какая невеселая картина: заборы, второй дом, сараи сожжены, корова продана….
О себе. Я недалеко от границы. Из боев вышли. Наверное, вышлют на новое направление — на юг или еще куда.
Тоскую по дому. Но черт с ней, с этой тоской. 2—3 го-да службы — это пустяк. Тяжело, когда ты ежеминутно ждешь гибели. А жизнь на войне такова…

22 ноября. …Давно не получал твоих писем — нас перебрасывали с места на место. А теперь я совсем в другом краю, в городе Онвор (Ровно. — Н.Б.). Впервые за последние годы сплю на койке, не боясь ежеминутной тревоги и смерти… Готовимся к новым, решающим боям… До свидания.

28 ноября. Шлю боевой привет… Я нахожусь там же, о чем сообщал в прошлый раз. Конечно, солдатская жизнь везде нелегка, но здесь хоть ежеминутной смерти не ждешь, да иногда спим раздетыми. Скоро ли вас возьмут? Но это ничего, скоро война кончится. Хотя убить может и в последние часы, минуты…
С хлебом как дома? С дровами?..

15 декабря. …Нахожусь по старому адресу. Но, наверное, скоро опять в новые бои… Здесь очень красиво и пока тепло… Я, наверное, раньше писал тебе, что был награжден медалью «За отвагу». А сегодня еще большая радость — мне вручили орден Красной Звезды…

* * *
МУЗЕЙ В БИБЛИОТЕКЕ

Многие публичные библиотеки переходят сейчас в качественно новое состояние, меняется их социально-культурная роль. Сама жизнь формирует модель библиотеки, определяет ее место и предназначение в обществе.
Любовь к родному краю, знание его исторического и литературного наследия — основа роста духовной культуры. Всё чаще в арсенал современного библиотечного краеведения входит создание музейных экспозиций на базе библиотек.
Новой точкой отсчета в биографии Можгинской центральной городской библиотеки стал 1999 год. Решением Городского совета народных депутатов ей было присвоено имя народного поэта Удмуртии Николая Семеновича Байтерякова. Методический отдел разработал программу «Наследие Н.Байтерякова», главная цель которой — сбор и сохранение литературного наследия поэта, изучение и пропаганда его творчества.
В ходе собирательской деятельности возникла идея создания музея поэта в библиотеке. Силами ее работников, при поддержке родных и близких Николая Семеновича, были собраны материалы для музейной экспозиции. В нее вошли книги, сборники, периодические публикации, рукописи, личные вещи и фотографии из архива поэта.
Открытие музея состоялось в ноябре 1999 года. С того памятного события прошло пять лет. За это время музейная экспозиция значительно пополнилась. Помимо выполнения информационных запросов, много сил и времени уделяется сегодня популяризации творчества Н.Байтерякова. Формы работы самые разнообразные: беседы, литературно-музыкальные часы, конкурсы, экскурсии, выступления, научно-практические конференции, публикации в средствах массовой информации.
Стало доброй традицией в день рождения поэта (9 августа) открывать в библиотеке выставку, посвященную его творчеству. Самая первая выставка совпала с 75-летним юбилеем поэта. Она называлась «Я теплотой людей спасен» и вобрала в себя весь корпус изданий писателя. Ее открытие переросло в вечер-воспоминание. Своими воспоминаниями поделились его близкие — супруга, дети и внуки. Много добрых слов сказали друзья и поэты А.Е.Белоногов, А.К.Леонтьев, А.Е.Комаров. Прозвучали стихи Н.С.Байтерякова на русском и удмуртском языках. Члены литературного объединения «Инвис» прочли свои стихотворения, посвященные памяти поэта.
Неиссякаемым источником поэтического вдохновения для поэта Н.Байтерякова стал его родной удмуртский край.

С родника начинается Кама,
Край родной — моей жизни исток.
В чужедальнюю сторону канув,
Я без Родины жить бы не смог.

Так выразил поэт свою любовь к малой родине. Именно стихи, посвященные Удмуртии, воспевающие природу, стали темой выставки «Он перед миром отчий славил край». Колорит и особый интерес выставке придало использование фотоснимков, выполненных самим поэтом, взятых из его архива.
Николай Байтеряков — поэт-лирик. Сегодня многие его стихи, положенные на музыку, стали песнями и полюбились народу. По словам поэта, он никогда специально не писал песен. Однако песенная интонация стихов всегда привлекала композиторов.
Интерес к поэзии нашего земляка не угасает. Сборники его стихов не залеживаются на книжных полках. Это и радует, и огорчает. К сожалению, многие книги Н.Байтерякова стали библиографической редкостью. Поэтому на выставке «Пером душа его водила» мы представили книги — юбиляры 2002 года.
В процессе работы мы чувствуем и наблюдаем интерес к музею со стороны жителей города и района. Гостями музея бывают не только школьники, студенты, учителя, библиотекари, музейные работники, но и ученые, сотрудники СМИ и поэты. За эти годы в музее побывали В.Е.Владыкин, И.В.Елкин, Л.Д.Айтугакова, К.И.Куликов. В 2002 году музей посетил доктор юридических наук, профессор Николай Васильевич Витрук и подарил библиотеке свою книгу «Сергей Есенин. Избранные произведения». В нее впервые вошли все переводы стихов Есенина на удмуртский язык, выполненные Н.Байтеряковым.
Большим подарком для библиотеки стала книга Л.Д.Айтугаковой «Сюлэмысен кутске кырзан», наиболее полно освещающая творчество поэта. Презентация книги имела широкий успех у читателей.
Став центром байтеряковского наследия, библиотека взялась за составление библиографического указателя «Николай Семенович Байтеряков». Это первая попытка представить в наиболее полном виде перечень всех изданий поэта и литературу о его жизни и творчестве. В нем отражено более 800 документов. Основная задача указателя — помочь читателям в изучении творчества Н.Байтерякова. Именной указатель авторов и рецензентов значительно облегчит пользование пособием.
Работа по сохранению и популяризации творчества Н.Байтерякова продолжается. Библиотека ставит перед собой широкую задачу — через литературное наследие поэта приобщить читателей к чтению национальной литературы, пробудить в молодежи чувство гордости за свой народ и любовь к родному краю.

А.РЫКОВА,
зав. методотделом
Можгинской городской ЦБС