Бухтулова Елена

СЧАСТЛИВ ТОТ, КТО ЛЮБИМ И ЛЮБИТ

 

* * *

Мне так нужна свобода

И внутренний покой…

У края небосвода

Наш домик над рекой.

 

Он облаком сирени

От бурь и бед укрыт,

Там дождь из яблок спелых

В сентябрьский день стучит.

 

 

НАСТЁНА

(по рассказу Анастасии Николаевны Чурбановой,

участницы Великой Отечественной войны)

 

Санинструктор Настёна – девчонка,

сероглазка и косы вразлёт.

Подгонять гимнастёрку с юбчонкой

В том году тебе вышел черёд.

 

«Юнкерс» с воем бомбит эшелоны.

Что за день! Никому не пройти.

В городке задержали вагоны

пока вновь восстановят пути.

 

У девчат передышка, шагает

городком ясноглазая Русь,

А навстречу священник:

– Куда вы?

– Мы на фронт.

– Я за вас помолюсь.

 

Шаг замедлил и крестным знаменьем

осенил их:

– Господь сохрани.

И неслышно: – Храни их от смерти,

Возвратиться домой помоги.

 

Он вздохнул, поглядел на девчонок,

незаметный отвесил поклон.

В этот день через маленький город

Только этот прошел эшелон.

 

* * *

Ты думаешь, мой милый,

Что мы здесь ни при чём?

Невидимых два ангела

Всё время за плечом.

 

Один скорбит и плачет,

И говорит:

– Держись, душа – она прекрасна,

Травой сквозь камни ввысь

Тянись, всему, что было

И будет вопреки,

И горнюю породу

Свою убереги.

 

Другой хохочет гадко:

– Расслабься, не горюй!

Живи бездумно, сладко,

Раскраску намалюй

На лике, пусть личиной

Он станет, «красота»!

 

Но видишь – две дороги,

Когда ты у креста

Стоишь – одна на небо,

Но загорожен взлёт

Чертой горизонтальной,

О помощи зовёт

Душа. Как больно, больно

Об эту биться твердь,

За ней душе привольно.

Мой ангел, как нам сметь

Проситься в те чертоги,

Где радостно, светло?

Позволь мне опереться

На светлое крыло.

 

Ты думаешь, мой милый,

Что мы здесь ни при чём?

Два ангела в доспехах

Незримо за плечом…