Диева Ада

РОДОМ ИЗ ВОЕННОГО ДЕТСТВА

 

К 80-летию писателя Егора Загребина

 

4 июля 2017 года исполняется 80 лет со дня рождения прозаика, драматурга, публициста, народного писателя УР Егора Загребина.

 

В большую литературу, на высоты национальной культуры он вошёл благодаря своему природному таланту и неустанному творческому труду. Талант драматурга проявился у Загребина в Ленинградском театральном институте, где написал он свою первую пьесу «Весенний дождь». Премьера спектакля состоялась в 1961 году в Удмуртском государственном театре. Успех молодого драматурга не был случайностью. Следом за пьесой он пишет цикл рассказов о деревенских жителях – своих земляках, о природе родного края («Лесные голоса»). Спустя годы его короткие рассказы приобрели, как оказалось, высокую литературную ценность – они были включены в школьные хрестоматии удмуртской литературы.

В 1999 году на ХV съезде писателей Удмуртии он был избран председателем Союза писателей Удмуртской Республики, а в 2004 и в 2010 гг. повторно избирается на этот пост на последующие пять лет. Все эти годы он являлся членом Секретариата Союза писателей России,где нередко поднимал самые острые вопросы.

Имя Е.Е. Загребина хорошо известно и в финно-угорском мире. В течение ряда лет он был членом правления Ассоциации финно-угорских писателей. Являлся непосредственным организатором YIII Международного Конгресса финно-угорских писателей в г. Ижевске.

Е.Е. Загребин многие годы был членом коллегии и членом Художественного совета Министерства культуры, печати и информации УР. А также членом Комиссии по присуждению Государственных премий при Президенте Удмуртской Республики. Он участвовал в работе Общественной палаты Удмуртской Республики. При его руководстве авторитет писательской организации вырос среди литераторов республики. Это сказалось на росте Союза.

Как председатель правления Союза писателей Удмуртии, Е.Е. Загребин большое внимание уделял творческой молодёжи, проводил литературные консультации, семинары с молодыми авторами, наиболее одарённых авторов отправлял на российские семинары.

Егор Егорович был частымгостем библиотек, клубов, школ республики. Его встречи с учащимися школ стали традиционными во всех районах республики.

Е.Е. Загребин 50 лет занимался творческой и общественной деятельностью. За это время им создано около 20 пьес.Самые лучшие его пьесы – «Настя и Степан», «Тревожная весна», «Роман Дауров», «Она у нас единственная», «Эштэрек» – уже не одно десятилетие не сходят со сцены национального театра и пользуются успехом у зрителей. К примеру, пьеса «Настя и Степан» прошла на сцене только этого театра более 300 раз.

Новые грани драматургического мастерства проявились в трагедиях Е.Е. Загребина «А кукушка всё кукует…» и «Эштэрек». Эти произведения удостоены Государственной премии Удмуртской Республики (2000 год).

Пьесы Загребина идут в театрах на русском, чувашском и, естественно, на удмуртском языках. Рассказы переведены на русский, татарский, марийский, чувашский, карельский, эстонский языки.

Егор Егорович постоянно переводил классиков русской и мировой драматургии.

Драматург часто публиковался в периодической печати – республиканских и центральных газетах, журналах.

 

 

Художественные ценности детских рассказовЕгора Загребина

 

«Большим писателем называется тот,

кто сумел поселить уверенность в

неиспорченности жизни –

в реальности сказки» (М. М. Пришвин)

 

Удмуртский прозаик, драматург, народный писатель Удмуртской Республики Егор Загребин является ведущим автором не только в области драматургии, но и детской прозы. Для неё характерны образно-мифологические переживания, этнические архетипы и алгоритмы восприятия, понимания бытия, пропущенные через сознание ребёнка. Удмуртский народ и к середине XX века не утратил своих вековых традиций, не оторвался от своих языческих корней, не потерял своей нерасторжимой связи с природой.

Как отмечает критик и литературовед Татьяна Зайцева, «есть в художественной позиции Загребина, в его размышлениях о жизни один аспект, думается, крайне современный – проблема взаимоотношений природы и человека… Подход Загребина к изображению мира природы можно определить как «очеловечивание» некоторых повадок зверей и птиц, придание им качеств, присущих людям. Сочетая житейскую точность с занимательным изложением, писатель «схватывает» необычные ситуации, их смешную и одновременно трагическую сторону. Таковы рассказы «Трясогузка», «Дятел», «Белый заяц», «Летят журавли» и другие, полные любви и добродушного юмора. Щедро рассыпанные на страницах этих и других рассказов меткие наблюдения и мысли, отражающие многовековой народный опыт, заставляют нас задуматься о цене утрат… Писатель взывает к доброте, которая позволит по-настоящему всмотреться в себя, в людей, в жизнь, ибо всё существующее на земле взаимосвязано. Утверждение жизни – одна из главных примет творчества Е. Загребина. Способность радоваться «живой жизни», каждому её мигу, быть в братском соединении с окружающим миром – движущая сила его повествований в прозе и драматургии…» [Зайцева Т. Некоторые размышления о творчестве Е. Загребина // Движение эпохи – движение литературы, Ижевск, 2002].

В осмыслении темы войны в биографии детей этот художественный принцип является ведущим. Рассмотрим на примере рассказа «Тюрагай» («Жаворонок»), где описан случай из жизни детей военных лет. Мальчики, прихватив пестери, пошли в поле за пять километров от деревни откапывать в оттаявших бороздах пашни картошку. Но внимание восьмилетнего мальчика Ёрги привлекло пение жаворонка. Автор психологически достоверно воссоздаёт эмоциональное состояние ребёнка, он воспринял песню жаворонка как лирическое послание от отца, который в это время был на войне. Мотив автобиографизма предельно явственно представлен в данном произведении, о чём свидетельствует тот факт, что героя зовут так же Ёрги (детское прозвище Егора Загребина).

Рассказ «Жаворонок» – это воспоминание об отце, о матери, о своём счастливом довоенном детстве, которое передано через лирические ситуации, имеющие драматическое содержание. Такой приём вызывает у читателя особую доверительность к изображаемому. Воспоминание о трудном времени запечатлелось в памяти героя настолько, что воссоздаются малейшие детали военного детства.

«Я стоял, как завороженный, глядел в голубое небо, слушал трепетную трель жаворонка и думал о том, что эту маленькую птичку очень любит мой отец. Бывало, он называл жаворонком мою маму, и я частенько слышал, как он пел песню про жаворонка. Теперь эту отцовскую песню поёт мама. Сядет, затопит вечером печку, смотрит задумчиво на огонь и поёт, поёт… У наших стариков есть поверье: если крикнуть в печную трубу, позвать, то тот, кого зовёшь, услышит, как бы далеко он ни был. А отец сейчас очень далеко: он там, где идёт война, и от него давно нет писем. Может, оттого и поёт мама перед открытой печкой, что надеется: песню услышит отец…

Лирический рассказ «Жаворонок» построен на метафоре: «Жаворонок» – это и женский архетип, и лирическое начало рассказа. Мальчик забыл, для чего он пришёл на весеннее поле. Песня жаворонка напомнила ему счастливую довоенную семейную жизнь, когда отец называл свою любимую жену «жаворонком»: ведь мама любила петь народные песни, выражая в них и свою любовь, и тоску, и радость бытия. Но в последнее время от отца не было известий, и мать загрустила, а свою тоску выражала в песнях.

Повествователь бережно фиксирует каждую деталь. Отец на войне. И мама, зазывая его, поёт в печную трубу. Такая народная традиция придаёт рассказу особую психологическую и этнокультурную достоверность. В этом контексте она обретает новое качественное осмысление. Очевидно, что между героем-повествователем (ребёнком) и взрослым автором (Загребиным) существует и возрастная, и психологическая, и историческая дистанция, но она нравственно осмыслена и граждански пережита.

Жаворонок – орнитоморфный символ, любимая птица удмуртского народа. В рассказе с ней связано лирическое начало: именно пение жаворонка вывела маленького героя из тяжёлого эмоционального состояния. В рассказе «Жаворонок» воссоздано эмоциональное состояние ребёнка, понимающего, насколько трагедийна ситуация их семьи. Но песня жаворонка даёт позитивный настрой, надежду на то, что в семью вернётся отец, а вместе с ним счастье и любовь.

В то же время жаворонок – это символ женской материнской любви, жертвенности, оберег для ребёнка. Этот женский архетип в контексте данного рассказа имеет многозначный смысл.

Умение выводить обычную будничную ситуацию в категорию драматического, или соединение лирического и драматического начал характерно и для других рассказов Егора Загребина. Обратимся к рассказу «Горд њустари» («Красная тряпка»). Это рассказ о судьбе, счастье и горе маленького мальчика, о том, как в этом мире тоталитарный режим калечил судьбы людей, убивал человеческое в человеке. Само название рассказа многозначно: цвет тряпки не имеет ничего общего ни с цветом флага, ни с цветом пионерского галстука. Общеизвестно – красный цвет в фольклоре, мифологии – это олицетворение красоты, здоровья, счастья. Красное солнышко как символ жизни: всё вокруг оживает, зацветает. Красный угол в доме, красный уголок в школе. В то же время красный цвет амбивалентен. В истории – это символ трагедии, пролитой крови на войне.

В рассказе Загребина обыгрывается многозначность красного цвета. Красная тряпка – грязная тряпка, которая где-то валялась, а теперь её используют ученики для вытирания школьной доски. Парадоксальность ситуации в том, что эта красная тряпка случайно оказалась на портрете Сталина. Красный цвет – символ революции, Советской системы – разрушает представление читателя о красном (революционном) и подготавливает его к чему-то неожиданному, драматическому. Герой рассказа школьник Егор пребывает в состоянии счастья, ему хочется резвиться, так как «за окном буйствовала весна, порхали бабочки, щебетали птицы». Пока все ученики резвились на перемене, он нечаянно закинул красную тряпку на портрет, но на какой портрет?! Самого вождя, «отца народов – Сталина». В классе воцарилась тишина. «Мне казалось, что на меня он смотрит осуждающе. Вот-вот оживёт и покачает головой. И вдруг по щеке его покатилась слеза. Кровавая! Портрет плакал кровавыми слезами!»

Писатель мастерски передал невероятно жуткое ощущение, которое испытали дети, парализованные одновременно страхом и трепетом перед этим человеком. Мальчик, вернувшись домой, всё откровенно рассказал деду, который поддержал его в трудную минуту, он предпринял все меры предосторожности: достал портрет Сталина и молился на него, как на икону, одарил и угостил учителя-фронтовика. Но ничего не спасает мальчика: в конце учебного года всех детей перевели во второй класс, а его оставили на второй год в первом классе. Даже молодая учительница не успела от волнения вовремя убрать следы «преступления», её «застукали» на месте происшествия. Вот так будничная ситуация обернулась для героя политическим делом. «У меня потемнело в глазах. Я бросился бежать… Я бежал, сколько хватило сил, а потом упал на землю, на молодую ласковуютравуизаплакал».

Писатель достоверно воспроизводит душевную травму юного героя, которая осталась на всю жизнь. Через призму детского сознания воссозданы трагические страницы истории советского народа, связанные с культом личности. Лирическое начало сочетается с драматическим и формируется новое качество психологического повествования.

Подобных историй много. Из них и складывается более полное представление об эпохе, чем из учебников по истории. (Об этом подробно пишет С. Скопкарёва в статье «Рассказ Е. Загребина «Красная тряпка», журнал «Италмас», № 1 (15), 2012г). Умение сочетать лирическое и драматическое начала в изображении мира детской души являют наиболее характерные особенности мастера психологического повествования. Во втором рассказе драматическое начало приобретает трагический оттенок, что становится определяющим принципом художественного мира драматурга Егора Загребина, автора классических трагедий «Эш-Тэрек», «Кукушка всё кукует и кукует…»