Диева Ада

СОНЕТЫ


Красивый стан

 

Изящный бог ваял твои черты,

Твой стан и кудри цвета ночи.

Ты весь прибежен миру красоты

В обиду, может быть, иным и прочим.

 

В обыденном мелькании тщеты

Твой шаг упруг и взгляд предельно точен,

Твой всякий час чужой хвалой упрочен -

Всё это знаешь-ведаешь и ты.

 

А я не почтена незримой силой,

Неяркий свет мои питает дни,

Твой путь высок, и я его не стою…

 

И всё ж, судьбины баловень красивый -

Спасая нас, ты сам не утони,

Коль всё же мир спасётся Красотою!

 

Только слово…

 

Только слово молвь,

Зацветёт душа

Как цветок зимой -

Только слово молвь…

Мне бы знать самой,

Этот шаг верша:

Только слово молвь -

Зацветёт душа?

 

Верный голос

 

Красивый голос дышит мысли в лад,

Он сам себе художник и ваятель,

Как ветер переменчив и крылат,

И всяк ему сопутник и приятель.

 

Ему доступен рай, подвластен ад,

Он дерзостный и страстный обаятель -

И звонкое кольцо его объятий

Дороже всех сокровищ во сто крат.

 

Но если скверный, тощий подголосок

Заносчив, словно в опере поёт,

Не гневайся, не трать презреньем душу.

 

В познанье главных истин нет вопросов:

Лишь сердце верный голос подаёт

И слушать голос значит – сердце слушать!

 

Рдяная ягода

 

О рдяной костянике я спросила -

К чему она привиделась во сне?

Смолчал в ответ, но подал руку милый -

И мы очнулись в ягодной стране!

 

Рубинами поляны оросила,

Как будто нарождённая в огне,

Та ягода, что жарко мнилась мне,

Что мне отраду в душу приносила…

 

По-всякому планида шутит с нами,

Но в костяничном, в солнечном бору

Не смеет жить лукавое и злое.

 

И самой чистой явью, а не снами,

Как будто по венчальному ковру

Мы в лад ступаем с милым к аналою.

 

Любовь

 

Любовь пройдёт, и краски изомрут,

Тоскливо прозревать, но поздно ахать:

Вот был рубин – а станет изумруд,

Вот был сапфир – а станет жёлтый яхонт…

 

Любовь пройдёт, и струны оборвут

Усталые сердца единым махом,

И станет ядом мёд, а солью – сахар,

А песни безголосыми замрут.

 

Любовь и жизнь – они искра и трут,

А за пожар однакие расплаты…

Воркует голубь. Вороны орут -

Но в песне о любви они крылаты.

 

Торит любовь по жизни разный путь,

Но плод любви – есть драгоценность суть.

 

Твоя душа

 

Неспешно в гомон улицы вникает

Твоя зеленоглазая душа -

А тело, эвон, пятками сверкает,

От встречи взоров в панике спеша!

 

Ничто во мне тебя не упрекает,

Покойно и размеренно дыша:

От сглаза труса штора хороша

И подлость сквозь неё не проникает.

 

И полумрак проклятые вопросы

Ошибки злой на время остудит,

Не множа их, но так и не решая…

 

А кто из нас кого забыл и бросил,

Как всё на свете, время рассудит…

Коль зов зелёных глаз не помешает.

 

Свобода

 

Во мне свобода теплится ночами,

А ясным днём свобода не близка:

Тесней оков под ясными лучами

Злословье, сребролюбие, тоска…

 

Судьба моя пыталась без печали

Раздольной воли в жизни поискать,

Куда её старались не пускать

И бабочки-души не привечали.

 

Неутолимо лаком вкус свободы,

Её посулов, красок и известий

По всей Вселенной от веку веков.

 

Свобода и душа – одна порода…

Лишь в злых словах и помыслах бесчестий

Не выпускай свободу из оков!

 

Берёзы

 

Берёзы спят. Им сладко спится ночью

До первых трелей, до студёных рос.

И сердце мне покой непрочный прочит,

Согласное дыхание берёз.

 

Я с ними точно почка среди почек,

Я их побег, что меж стволов возрос,

Тугая прядка их роскошных кос,

Родная кровь средь их сынов и дочек…

 

Они слабы. Они почти бессильны,

Когда, как бы за собственным добром,

Придёт сюда безмозглый и всесильный,

Безжалостный убийца с топором.

 

Что я ему? Но я шагну навстречь -

Сберечь! А нет так нет – хоть с ними лечь…

 

Полевые гвоздики

 

Смиренные гвоздики полевые,

Вы не чета цветущим среди клумб,

И я средь вас шагаю не впервые,

Шагаю, как босая по стеклу.

 

Вы все – осколки памяти живые

И песни невозвратному теплу

В далёком и теперь чужом углу,

Где клятвы лгут, а зеркала кривые…

 

Верны мне лишь смиренные гвоздики

На этом поле песни и судьбы,

А судьбы назначаются не нами.

 

Что Золушке, что светлой Эвридике….

Не всё меж нас случилось позабыть,

Оно цветёт в полях воспоминаньем.

 

Вера

 

Напевы флейты мне во сне звучали…

От сладкой муки сердце устаёт,

Душа исходит каплями печали -

Так на закате иволга поёт.

 

Высокий голос флейты привечает,

Устать под ношей гнёта не даёт.

Душа родимой песней привенчает

И кровью мой, и плотью мой народ.

 

Он мне Отец и Мать единой мерой -

Удмурт, живущий от веку веков

Отвагой сердца, умными руками,

 

И крезем флейты, и недрёмной верой:

Каков ты есть – и мир кругом таков!

…А вера тоже строилась веками.

 

Перевод с удмуртского Анатолия Демьянова