Дмитриева Татьяна

МНЕ СЕГОДНЯ ДЫШИТСЯ ЛЕГКО


* * *

И не тобой так было решено,

Пульсируя в пригоршне мирозданья,

Ты вызрел, как пшеничное зерно,

Как голубь белый или ветер дальний.

 

С кем споришь ты о месте на земле?

Тебе уйти, или тебе остаться?

Средь удивительного братства

Существ земных в родстве иль кабале.

 

В соитьи вечном неба и земли,  

В тепле младенчества и зрелости, прохладе

Быть здесь живым, звучать, дыханья ради

Творить все беды, глупости свои.

 

О, как роскошно по земле идти,

Увидеть друга, с ним собраться в гости.

И потерять его на полпути:

Бог не раскидывает кости.

 

* * *

Не суди меня, не суди!

За себя с себя я спрошу.

Носишь крест ты свой на груди,

На спине свой крест я ношу.

 

Коль не вспыхнет живым огнём

Хоть один цветок на пути,

Мир мне пуст, ничего нет в нём,

Ни бежать мне  в нём, ни идти.

 

Лишь бордовый куст хризантем

Может высветить жизни суть.

Время, словно священный тотем,

Ляжет мягкой кошкой на грудь,

 

И заснёт. Как в родной приют,

Жизнь и смерть вновь в меня войдут:

Перекрестят и проклянут.

Всё отнимут и всё вернут…

 

Не суди меня, не суди -

Твой священный куст впереди.

 

* * *

Старость – путник, вчера лишь далекий,

А сегодня, короткой дорогой,

Вышел он из незримого края

Мне навстречу, так мерно ступая.

 

Тёплый плед мне и вечер ненастный

Он принёс, этикет соблюдая,

И сказал : «Твой закат будет ясный».

Хотя знает, что так не бывает.

 

Спутник новый мой, лжёшь ты напрасно,

Но теплей не слыхала я слова.

Я не верю, что старость прекрасна,

Верю только, что жизнь не сурова.

 

 

Молитва

 

Собственным величием пьяна,

Дерзостна, огромна, самовластна,

Снова в мире царствует Луна,

Яркий шар на полотне атласном.

 

А Земля, раскаяньем полна,

Пала ниц пред ней подобострастно.

Не имея света – так грешна,

Темноту вмещая – так опасна.

 

Проникают в плоть её лучи,

Хрупкие творенья освещая,

Но Земля растерянно молчит,

Тёплая, открытая, большая.

 

И детей, рождённых от любви,

Суетных, жестоких и беспечных,

Собрала в объятия свои -

И творит молитву бесконечно.

 

* * *

Отягощённая повтором,

Не рьяно, но с подобострастьем,

Мечта, не сбывшаяся, вором

Вновь по пустым карманам счастья.

 

Снуёт так ловко снова, снова

Вплетает глупые движенья,

В банальнейшие выраженья,

Боясь существенного слова.

 

Мечта, тебя я не узнала.

Тебе Земля – чужое платье.

Прислугой рядишься усталой,

Хоть царственно руки твоей пожатье.

 

Мечты, паломницы без тела,

Они сбываться не умеют.

Как вещь не нужная их дело –

Лишь быть – смотреть, как их лелеют.

 

Дорога

 

Я – дорога, я просто лежу под ногами.

Так случилось. Господь мне судья.

Я не встану – распластана я

В бытие, пришпилена каблуками.

 

Я – дорога, я рада идущим ногам.

Хоть не с ними я, хоть одинока.

Те – идут помолиться увядшим богам,

Те – двум идолам: Страха и Долга.

 

Я не чувствую тяжести следа, я жду.

Мне не нужно, как им, слишком много.

Я не знаю, кого и куда я веду,

Я – разбитая жизнью дорога.

 

Но полью на песок свой

я мёртвой воды,

Вся иссохшая, – стану живою.

В глубину своих рук соберёшь

меня ты,

Мне на грудь упадешь головою.

 

Лето

 

Лето, бабой знойною.

Разлеглось лугами,

Пышною, спокойною,

С красными серьгами.

С небом обручённая,

Всякого целует,

Жаром размягчённая -

Пусть себе ревнует.

Рукавами-травами

Росы собирает.

С тёмными дубравами

Тешится, играет.

И всплакнёт, лукавая,

Солнце упрекая,

В ласках его плавая,

Томная такая.

Ожерелья с птицами

Звонко разрывает.

Красочными ситцами

Землю покрывает.

Только поздней осенью

Взор её беспечный

Чуть наполнит просинью

Дождик бесконечный.

 

Сакральное

 

Кромешная тьма близоруко

Ощупала, тайно касаясь,

Мне ноги и мох с диким луком,

Берёзу и топкую завязь.

 

И рыжим шаманом в экстазе

Вскочил в беспросветность огонь.

Кидаясь то в небо, то наземь,

Играя, то в жизнь, то в агонию.

 

Наитье ознобом вдруг кожу

Стянуло – дыханья близки

У жизни и смерти. Но всё же!

Как ярко цветут васильки.

 

Я смертна, понятно и страшно!

Вот здесь, у земли, без юродства,

Не нужно казаться отважной,

Всё просто, пусть сложно,

но просто.

 

Ну, пусть это всё существует

Без времени, связи, невинно:

И грач дефилирует чинно,

Летит, всё летит паутина,

 

Мой сын снова угли раздует…

 

* * *

Мне сегодня дышится легко:

Чистота звенит, пронзает грудь.

За страстями, где-то далеко,

Сердце повторяет мне: «Забудь»,

 

Всё забудь, что хочется забыть:

Слов ненужных мутные ручьи,

Взгляд, который крикнул, может быть,

Камнем вниз скатившись: «Замолчи!»

 

Тёмны, тёмны руки у дубов,

А цветы так белы у ночи,

Или нет их вовсе; а с холмов

Гонят звуки ветры-трубачи.

 

Всё забудь, разлей свою печаль

По тропинкам мягким до конца.

И не вспомнишь, даже невзначай,

Злобой искажённого лица.