Дмитрошкин Николай

Я МЫСЛИ ШЛИФУЮ О СТЕНЫ СОМНЕНИЙ


 

* * *

Возьмите душу на поруки:

Хороших дел за ней не густо,

Мужи не купленной науки,

Мужи не ложного искусства.

 

Она ленива и болтлива,

Так истерична в диком вое,

Бескомпромиссна, шаловлива

И не сговорчива с судьбою.

 

Моя душа меня пленила,

Я по её лекалам скроен,

Хотя порою так постыла, -

Её люблю, её достоин.

 

* * *

Я мысли шлифую о стены сомнений,

А в сердце кристаллы невидимых слез,

А чувства пылают костром сновидений,

В которых с тобою нам быть довелось.

Миг счастья не близок, он где-то далече

И песни неслышно в гудении вен.

И я, сиротою, никем не замечен

Уйду ненароком в пожизненный тлен.

Следы моих пылких и нежных признаний

Как все – беспощадно года заметут…

И в новом порыве невидимой данью

Уставшего сердца несу маету.

 

* * *

Ты вся в делах, ты вся в заботах.

Не знаю где, не знаю с кем.

Печалью зимний вечер соткан

И я убитый весь в тоске.

И в сердце нет смертельной боли…

Она ушла, растаял след.

Нет без тебя мне в жизни воли,

Да и с тобою тоже нет…

 

* * *

Зачем стучаться в пустоту,

Там тишина уснула на посту.

Там есть незанятые ниши,

Там эхо дремлет и не слышит.

И за невидимой стеною

Я тайны мыслями укрою,

Где силуэты женских тел,

Которых так любил, хотел,

Но оказался не у дел -

Такой, похоже, мой удел…

Там люди из другого круга

Словами бьют меня упруго.

У них цинизм, у них расчёт,

И жизнь другая там течёт.

И с бронированным стеклом

Бодаюсь часто лысым лбом.

А вдруг когда-нибудь взорвусь,

Уйду в себя, лаская грусть.

И с ней находим мы язык -

Я быть собою с ней привык.

Не надо лжи, не надо лести,

Нам хорошо, когда мы вместе…

Но, чёрт возьми, шагнуть бы за черту

И новую приблизить высоту,

Скорей всего опять не ту…

И вновь уйду с погасшим взором,

Сжигая душу собственным позором,

От счастья выбросив ключи.

Вдруг кто-то громко закричит.

Ну что же там назойливо стучите:

Для вас открыто всё,

Пожалуйста, входите!

 

* * *

На осколках Советской империи

В поисках счастья тычутся многие -

Перед ними стена лицемерия

И ещё социал-демагогии…

Вызрело, вызрело семя иудово

В головах среди редких извилин

Честь зовётся теперь лизоблюдовой,

Где она среди винных бутылей?

Стали искусны в достижении цели

Закулисные деятели.

И мы с порога отвергнуть сумели

Человеческие добродетели.

Будет для многих немым укором

Пафос моей декламации,

Я – уходящий поезд скорый

В сторону ушедшей цивилизации

 

ШАНЕНЭ

 

За нас с тобою –

Тост сказал

И посмотрел

В твои глаза

Не ожидая

Этой мысли

Спросила ты

«В каком же

Смысле?»

Не долго думая о том

Ответил сразу тут -

«В любом».

Вернулся к теме

Через день я

Какие ж наши

Отношенья?

Стихи пишу,

А ты мне – муза,

Слова польются

В ритмах блюза.

Но мне сказать

Необходимо:

Ты женщина

И мною

Ты любима.

И вот в чем суть,

И вот в чем соль:

Пробиться к сердцу -

Шансов ноль,

А может меньше –

Ты уникальная

Из женщин:

Слова из света

Несёшь ты в свет,

И мне дороже

Поэта нет!

И мне сказать необходимо:

Ты женщина

И мною

Ты

Любима!

 

* * *

Давно пропели детства горны,

Что нас будили по утрам,

А я такой же непокорный -

И независим и упрям.

И не желаю жить с оглядкой,

В манерах вовсе не пижон:

Всё также режу правду матку,

Всё также лезу на рожон…

Возможно, Бог меня осудит –

Слегка гордыней занесло,

Но не остудит ветер судеб

Моё душевное тепло…

 

* * *

Кусочек трепетной души

И сердца пылкого частица,

Однажды в утренней тиши

Смогли тайком уединиться.

И в сад потерянной мечты,

Где мысль желанием струится,

От повседневной суеты

Они решили углубиться.

Там не смолкает счастья птица,

Кругом любимые там лица.

А вам такое может снится?

 

* * *

Это может для многих не новость,

Кто прошёл казематы и пытки,

Где фемидой служила совесть,

Тот поймет меня с первой попытки.

Снова вижу былую картину:

Город. Мост. У трамвайных путей

Тут безногий в тельняшке мужчина

На тележке сидел своей.

Он запомнился мощью торса,

Так накачены мышцы рук,

Об асфальт привычно опёрся,

А машины стоят вокруг.

Он взирал на людей открыто,

Находясь в трамвайной тени,

Как укор всем здоровым и сытым,

В наших душах расправу чинил.

Я не выдержал и отвернулся,

По сознанью ударил стыд,

Может, парень с Афгана вернулся,

Может, он за меня инвалид.

Вероятно, безжалостный «стингер»

Разорвал вертолета бок,

Он на жизненном выстоял ринге,

Только ноги сберечь не смог…

И не будет товарищей рядом –

Будет только немая боль.

За мытарства ему награда –

Отторжение людей исподволь.

За своё малодушье каюсь,

Если встречу тебя на пути

Я в глаза взгляну не пугаясь,

А пока, если можешь – прости.

 

* * *

Упало солнце на ладони,

И стужа жизни не догонит,

Ты только дай теплу

Укорениться,

И не забудь со мною

Поделиться…