Евсеева Анна

ТЕАТР БЫЛ ЕЁ ЖИЗНЬЮ


27 июня народная артистка УАССР, заслуженная артистка РСФСР, Лауреат Государственной премии УАССР, награжденная орденом «Знак Почета» Нина Петровна Бакишева, чье имя занесено в Почётную книгу трудовой славы и героизма нашей республики, отметила бы своё восьмидесятипятилетие.

Более сорока лет Нина Петровна Бакишева была украшением удмуртской сцены. Не было в республике ни одного уголка, в котором бы на протяжении многих лет с благоговением не произносилось имя великой актрисы. Она была олицетворением бескомпромиссного, беззаветного служения театру.

Трудно писать в прошедшем времени о той, которая для меня и моей семьи была близким человеком. В горести и в радости на протяжении 60 лет мы всегда были рядом. Судьбы наши переплелись в начале июля 1950 года.

В тот день я пошла на вокзал провожать брата. Он с товарищами – студентами Ленинградского театрального института – выезжал на гастроли по районам нашей республики. Это была их творческая практика. Ещё издали я увидела молодых людей, разговаривавших с высокой, статной и красивой женщиной. Василий схватил меня за руку и быстро подвёл к ней.

- Знакомься, Аня, это наша вторая мама – Евгения Константиновна Лепковская, мастер-педагог, учит нас актёрскому мастерству.

Потом брат подвёл меня к худенькой девушке невысокого роста с чёрными глазами.

- А это Нина Бакишева. В городе у неё никого нет, возьми её к себе и окружи заботой. – Вася отвел меня в сторону и сказал, что у Нины случилось несчастье – трагически погиб отец. Она только что с похорон. Немного придёт в себя и поедет вслед за ними.

Жили мы тогда в коммунальной квартире, занимая одну комнату. Нина чувствовала себя неловко, ей казалось не совсем удобным стеснять Васину семью. Её чрезмерная скромность и застенчивость смутили меня. Родители наши в это время находились на гастролях, так что стесняться было некого. Нина постепенно освоилась, мы нашли общий язык. О ней я знала только то, что Вася был к ней неравнодушен.

А спустя два года Нина вошла в нашу семью женой брата. С тех пор мы всегда были вместе. Позднее, когда уже не было наших родителей, мужей – Василия Яковлевича Перевощикова и Николая Николаевича Евсеева, не прерывали отношений, старались не нарушать традиции, сложившиеся в наших семьях. Мы часто вспоминали совместный летний отдых на берегу реки Нязь близ села Чутырь. Прекрасные и живописные места! Здесь когда-то прошло детство и юность наших родителей. Сколько романтики, поэзии, сколько удовольствия получали мы от соприкосновения с природой! За плечами у всех – взрослых и детей – рюкзаки. Палатки, рыбалка, купание, вечерние костры, нескончаемые беседы, уха, пахнущая дымком. Местные жители каждое лето в начале августа по привычке ждали нас, навещали с домашней выпечкой: горячие перепечи, шаньги.

Для меня Нина Бакишева прежде всею была близким, родным человеком, а уже потом – актрисой. Но, оказывается, невозможно отделить одно от другого. Я знала её как великую труженицу дома и в творческой и общественной работе. Несколько лет она была членом президиума Всероссийского театрального общества, возглавляла его удмуртское отделение, избиралась депутатом городского Совета, депутатом Верховного Совета Республики, членом его Президиума, заместителем председателя Комитета защиты мира, в самом театре возглавляла партийную организацию, позднее – профком. Скажу откровенно: на этой почве даже возникали семейные неприятности. Но в то время наше поколение считало, что так должно быть. Отодвинув личную жизнь па второй план, мы старались делать всё во имя нашего общества и его будущего, а потому ни в чём не щадили себя.

Как актриса Нина Петровна не переставала работать над собой: постоянно занималась речью, совершенствовала актёрское мастерство, по ночам работала над ролями. Ни на одну репетицию не приходила, не подготовившись к той или иной сцене. Благо рядом с ней всегда был понимающий и направляющий актёр и режиссёр Василий Яковлевич. Оба хорошо помнили слова Станиславского: «Чем больше талант, тем большей обработки и техники он требует».

Зрители любили Бакишсву за обаяние, за умение перевоплощаться в любой образ. Вот она мальчишка Фенька в спектакле «Побег» Д. Щеглова, а вот – девушка Поля, скромная, открытая, способная понять, помочь любимому человеку в «Мещанах» М. Горького. Эти образы, созданные для дипломных спектаклей, позднее были воплощены на профессиональной сцене.

Вслед за ними Зина Васнецова в «Тулкымъяське лыз зарезь» («Волнуется синее море») В. Садовникова и М. Тронина – требовательный, принципиальный агроном. Или старая больная многодетная мать в спектакле «Анай лыктыз» («Мама приехала») Ш.Хусаинова, сохранившая нежность к своим детям, несмотря на то, что не все из них проявляют к ней такую же любовь.

Богатый дар перевоплощения проявила актриса в образах женщин разных национальностей: Ин-Ин – китайская девушка в спектакле «Пролитая чаша» А. Глобы, цыганка Грушенька («Очарованный странник» по Н.Лескову), Фатима – осетинка по одноименной пьесе К. Хетагурова. В особом ряду стоит обезьянка Чуча в спектакле для детей по пьесе И. Иловайского «Приключения Чанду».

Народность, острота характеров, обаяние и певучесть удмуртской речи, гибкие голоса свойственны образам, созданным Ниной Петровной в пьесах удмуртских драматургов. Среди них И. Гаврилов, М. Петров, В. Садовников, С. Широбоков, Е. Загребин. Это подлинные народные героини: Наталь в «Вуте Мултане» («Старый Мултан»), Таня в «Чукдоре», Епифанова в «Ой, чебер нылъёс» («Девицы-красавицы») Ст. Широбокова, Настя Сорокина в «Жингрес сизьыл» («Звонкая осень»), Вишуркен в «Лымы тодьы» («Снег белый») И. Гаврилова. Особо надо отметить образ юной Аннок по одноименной пьесе И. Гаврилова, в котором актриса раскрыла думы, чаяния простой удмуртской девушки. Её Аннок добрая, горячая, деятельная, жизнелюбивая. Сам автор оставил автограф на сборнике пьес, подаренном актрисе: «Я горжусь тобой, дорогая и замечательная удмуртская актриса!» (перевод)

Аннок и Бакишева стали синонимами-символами честности, правдивости и чистоты. Образ Аннок и имя актрисы слились в одно понятие и навсегда остались в сердцах зрителей.

Заметным событием в творческой жизни удмуртского театра стало обращение актрисы к классике. Ярко выделяется в этом ряду роль Вассы Железновой. Силу и властность, трагически не нашедшей истинного применения своим богатым способностям, показала актриса в образе горьковской героини.

Из всех искусств самым непрочным является театр. Картина, музыка, скульптура живут после ухода своих создателей. После того, как уходит большой актёр, остаются лишь театральные легенды, имя, которое продолжает жить в культуре. Имена Н.П. Бакишевой и многих тех, кто всецело отдавал себя служению удмуртскому театральному искусству, сегодня иногда мелькают в некоторых радио, телепередачах, реже на страницах газет, журналов. К сожалению, молодое поколение зрителей, да и молодых артистов, не знают своих предшественников. Их имена увековечены в энциклопедии, в некоторых опубликованных печатных изданиях, в программках. Подробные же грани их творческого мастерства не раскрыты. Мало перечислять роли, которые сыграл тот или иной актёр, надо раскрыть глубокую психологию образа, как сумел актёр подчинить свои внешние данные созданию оригинальных, неповторимых характеров. Я помню, как Нина Петровна, работая над ролью цыганки Грушеньки, специально ходила на Сенной рынок наблюдать за женщинами и молодыми цыганками. Разговаривала с ними. С одной из них познакомилась поближе, распрашивала об их жизни, быте, прислушивалась к их речи, старалась перенять их манеры. Они научили её особенностям цыганского танца. Во время премьеры спектакля зал, затаив дыхание, следил за судьбой Грушеньки, слушал её песни. Искренне сочувствовал её страстной разбитой любви. Актриса сумела раскрыть внутренний мир своей героини, её нежность, стремление к свободе, нежелание быть покорённой, смогла передать национальный колорит цыганской девушки. После спектакля коллеги на руках вынесли актрису за кулисы.

В спектакле «Фатима» по пьесе К. Хетегурова Бакишева создала обаятельный образ осетинской девушки, которая в расцвете молодости из-за предательства любимого человека теряет разум. Очень тонко раскрыть душевное состояние своей героини актрисе помогло посещение психиатрической больницы. То, что она увидела там, потрясло её. Несколько дней она ходила в нервном, возбуждённом состоянии. Всё-таки она уловила главное, что нужно было для её героини. Образ получился правдивым, искренним. Так тщательно работала Нина Петровна над каждой своей ролью.

Кроме работы на сцене театра, Нина Петровна создала незабываемые образы в радио- и телепостановках. Катя в радиопостановке «Катя» по повести Ф. Кедрова, Марина по поэме И. Зорина «Любовь и зло», Алтынай  в спектакле «Первый учитель» по Чингизу Айтматову. Кроме того, Нина Петровна принимала участие в дублировании фильмов на удмуртский язык. Так, очень удачным получился фильм «Ещё раз про любовь», в котором она дублировала Татьяну Доронину.

Лучшие образы Бакишевой всегда были связаны с народом, они глубоко человечны. Через песню она сумела раскрыть лиризм народной души. Да и сама Нина Петровна выросла в удмуртской деревне Воли-Пельга Вавожского района, пела, играла, няньчила своих братьев и сестёр. В семье все любили задушевные песни. Родители Елизавета Евдокимовна и Пётр Парфёнович передали своим детям трудолюбие, душевность, любовь к песне. Тяга к песне привела Нину Петровну на сцену. Как участницу художественной самодеятельности заметил её известный актер и режиссёр Кузьма Алексеевич Ложкин, пригласил в театр. Но Нина Бакишева, в то время студентка Можгиского педучилища, решила сначала завершить учёбу. Потом был театральный институт в Ленинграде, после которого девушка со своими однокашниками переступила порог удмуртского театра. Она всегда с благодарностью вспоминала своих учителей, и особо, как и все её товарищи, первую свою наставницу – педагога Евгению Константиновну Лепковскую. Была благодарна режиссёрам С.Т. Смирнову, А.И. Саратову, К.А. Ложкину. По-матерински тепло наставляли молодую актрису народные артисты УАССР К.К. Гаврилова, В.К. Виноградова, заслуженная артистка РСФСР А.В. Шкляева. Позднее она сама так же заботливо относилась к молодым актёрам. Сама великая труженица, наставляла их, призывала трудиться, постоянно работать над собой, быть в ответе за то, что они делают, любить театр, которому служат. Сама она не только работала в театре, она в нём жила. Вот её слова из записной книжки: «Театр – моя жизнь, моё счастье, моя любовь».

Великий русский драматург А.II. Островский словами Счастливцева в пьесе «Лес» сказал: «Что должно быть у артиста? Огонь в глазах, музыка в разговоре и красота в движениях!». Всем этим обладала незабвенная и одна из лучших наших актрис Нина Петровна Бакишева.