Филичкин Александр

СЫЩИК РОМАН КОМАРОВ

(Продолжение. Начало в № 2 с.г.)

ПАРАЛЛЕЛЬНЫЙ МИР

Прошло всего две недели после приезда на тёплое Средиземное море, а замечательный отпуск Романа неожиданно кончился. Пришла пора возвращаться домой, в далёкий северный край, в суматошную столицу России.
Ранним утром он проснулся, позавтракал в уютной столовой и простился с шикарным отелем: взял небольшую спортивную сумку с вещами и сел в междугородний автобус, идущий в Афины. Насколько он знал, это был крупнейший город страны, где проживает более трети всего населения Греции.
К обеду молодой детектив добрался до аэропорта, что расположен в тридцати пяти километрах от города. Прошёл регистрацию на рейс до Москвы. За тридцать минут до отлёта занял удобное место на борту воздушного лайнера и ещё через четыре часа оказался на родине.

Чем хороша работа частного сыщика, так тем, что когда у тебя плохо с клиентами – можно спать сколько захочется. Зато уж если заказчик внезапно появится, то придётся рыскать по городу без сна и без отдыха.
Полмесяца Роман пребывал в полнейшем безделье. Он хорошо отдохнул и был полон сил и энергии. Поэтому на следующий день проснулся, как и всегда в будние дни, в половине седьмого.
Посмотрел на будильник, стоявший в изголовье дивана. Вспомнил, что ему некуда пока торопиться и хотел ещё часок поваляться. Однако через несколько минут понял, что заснуть не сможет.
Он аккуратно сложил и убрал в шкаф постельные принадлежности и отправился в ванную, а затем прямо в кухню, где быстро позавтракал чашечкой кофе и засохшими уже галетами.
Стараясь не сильно шуметь, прибрался в квартире, где за время его отпуска скопилась пыль. Выгладил одежду, постиранную накануне. Оделся без всяких претензий на моду и поехал в сыскную контору.
Он хотел приехать пораньше и навести какой-никакой порядок перед тем, как к нему кто-нибудь заглянет. Но, несмотря на благие намерения, застрял в пробках, и прибыл в свой офис лишь к девяти. Поставил свою неприметную «Ладу» на парковку и поднялся в лифте на восьмой этаж. Открыв дверь кабинета, он с удивлением обнаружил, что в помещении довольно чисто. Видимо, здесь всё-таки появлялась уборщица.
«Да, у администрации есть дубликаты ключей для экстренных случаев, но они могут попасть в моё агентство, когда им захочется, – сделал вывод Роман. – Значит, это место весьма ненадёжное и здесь нельзя держать то, что представляет собой хоть какую-то ценность и конфиденциальность. Прочный сейф тоже вряд ли поможет. В выходные и праздники можно не спеша вскрыть всё, что угодно. Хочешь не хочешь, а эту проблему надо решать.
Нужно срочно звонить Ивану и спросить, что предпринять? Этот Самоделкин наверняка сможет что-то придумать».
Роман сел в удобное кресло и достал телефон. Набрал нужный номер, услышал несколько длинных гудков, а затем в динамике раздался голос старого друга: «Привет, детектив. Уже вернулся из солнечной Греции? Как провёл отпуск?»
– Хорошо провёл… – начал было рассказывать Роман. Потом спохватился и задал встречный вопрос: – Ты, наверное, сейчас на работе?
– Да, – бросил Иван и добавил: – Я тут вышел покурить. Так что могу пока говорить. Рассказывай о европейском приюте разврата.
– Встретимся, всё расскажу в подробностях. А сейчас хотелось бы попросить технической помощи.
– Чего тебе надобно, старче? – молвила золотая рыбка .
Роман вкратце обрисовал проблему. Он услышал как щёлкнула зажигалка, потом его друг несколько раз глубоко затянулся.
– Я-то думал, у тебя что-то серьёзное. А здесь всё просто… Лучше всего купить прочный ящик и поставить внутри систему охраны с выходом в интернет. Как только кто-то попробует влезть в этот сейф, на твой телефон придёт сообщение о подобной попытке. Если ты отправишь по обратному номеру верный пароль, то замочек откроется. Если нет, значит, дверца останется запертой. Как тебе такое решение?
– То есть, будет та же система, по которой работают все мобильные банки страны, – уточнил детектив.
– Так точно, мой сообразительный друг, – с явной усмешкой подтвердил «Самоделкин».
– А если вырубить электричество, интернет или телефонную связь, то даже я в него больше не влезу, – продолжил парень свои рассуждения.
– Тогда ящик придётся вскрывать механическим способом, – успокоил детектива Иван. – При помощи инструментов с алмазной режущей кромкой. Только нужно будет сейф так закрепить, чтобы его не спёрли бандиты.
– Ну, это понятно, – ответил Роман и добавил: – Можно, конечно, носить всё с собой, но сам понимаешь, что это не лучший выход. Подойдут ко мне пять или шесть бугаёв, зажмут в подворотне и отберут материалы без всяких усилий. Не успеешь ствол достать, не то, чтобы выстрелить.
– Угу, – угрюмо согласился Иван.
По скучному тону механика стало понятно, что ему пора возвращаться на рабочее место, и Роман поспешил завершить разговор:
– А что мне нужно купить, чтобы сделать то, что ты сейчас предложил?
– Приходи ко мне в пятницу вечером, – ответил товарищ. – Расскажешь об отдыхе в Греции, а заодно принесёшь паспорт и фото того самого сейфа, который ты решил прикупить. Там всё с тобой и обмозгуем.
Детектив услышал, как в дверь постучали. На секунду оторвался от трубки, громко крикнул «войдите!», а затем бросил Ивану:
– Понял. Приду, – и нажал на кнопку «Отбой». Поднял глаза и увидел заказчика. Вернее, заказчицу.

Лёгкой спортивной походкой в кабинет вошла белокурая стройная девушка лет двадцати. Она оглядела просторную комнату и тихо спросила:
– Вы Роман Комаров?
Услышав утвердительный ответ, прошла к столу и села в кресло. Не зная, с чего бы начать, замерла неподвижно, словно птичка на жёрдочке.
Детектив не стал торопить гостью. Пусть соберётся с мыслями, а он пока попробует понять, что она из себя представляет? Лицо очень милое, без следов макияжа. Причёска короткая, без закидонов, свойственных современным студентам.
Судя по простеньким джинсам и маечке, она из обычной, не очень богатой семьи. А если точнее, про таких говорят, что в Москве их – пруд пруди.
Лишь приглядевшись внимательней, Роман понял, что клиентка не настолько проста, как хочет показаться. Да, одёжка на ней не блистала новизной и фасоном, зато была от известной фирмы «Burberry». Об этом говорила стилизованная фигурка конного воина. Одетый в средневековые латы рыцарь скакал в левую сторону и держал наперевес небольшое копьё, предназначенное для турнирных боёв.
Насколько помнил Роман, такие штаны с уже «готовыми» дырками стоят не меньше трёх сотен баксов. Да и линялая кофточка потянет не меньше. А кроссовки, наверняка, намного дороже. Плюс пара серёжек и колечко из белого золота с небольшими брильянтами, размером с просяное зерно. Вот и выходит, что сейчас на этой «простушке» не менее двух-трёх зарплат обычного московского опера.
Хотя, кто её знает? Может быть, на ней всё с чужого плеча? Могла взять напрокат у богатой подруги, чтобы «выглядеть» и добавить себе значительности.
Или, наоборот, чтобы не бросаться в глаза, напялила самые старые и дешёвые тряпки и цацки из своего гардероба. Поди их теперь разбери, детишек из семей нуворишей. Так что нужно с ней быть весьма осторожным. Глядишь, по ходу пойму, что она из себя представляет. Тогда и выберу манеру общения.
Оценив возможный доход весьма перспективной клиентки, Роман улыбнулся самой радушной улыбкой и спросил:
– Чем могу помочь?
Девчушка протяжно вздохнула. Сказала, что её зовут Елена Смирнова. Сцепила руки на острых коленках и начала говорить:
– Вчера поздно вечером бесследно исчез молодой человек…
Не прерывая её, Роман выдвинул ящик стола и взял пару листов чистой бумаги. Придвинул к себе карандашницу. Вынул из стаканчика ручку со стержнем чёрного цвета и начал набрасывать небольшие заметки.
Нужно сказать, что после её первых слов детектив положил ладонь на компьютерную мышку, словно хотел закрыть на экране окно, в котором сидел до появления девушки. Щёлкнул на малоприметной иконке, висевшей в верхнем правом углу монитора. Следом за этим запустилась небольшая программа, установленная недавно Иваном.
«Самоделкин» встроил четыре микроскопических камеры и столько же микрофонов в монитор стационарного компа так, чтобы они смотрели во все стороны.
После клика на иконку вся эта система включилась и стала фиксировать всё, что происходит в агентстве. Остальное Роман делал больше для вида. Ведь если он понадеется на помощь компьютера и будет сидеть, как истукан, то у клиента могут возникнуть сомнения в его компетентности. А так – он всё внимательно слушает и что-то себе помечает.
Пропавшего звали Дмитрий Журавский. В начале июня, сразу после сдачи экзаменов, она познакомилась с Дмитрием прямо на улице. Он начал за ней красиво ухаживать. Говорил, что безумно влюбился, и спустя пару недель предложил выйти за него замуж.
Однако богатым родителям девушки «безродный жених» совсем не понравился. Они потребовали, чтобы дочь прекратила все отношения с этим парнем.
Лена, конечно же, их не послушалась. Продолжила тайно встречаться с Журавским, а чтобы предки не смогли её отследить, назначала Диме свидания в очень шумных местах. Чаще всего в ночном клубе «Пилот». Там, куда родители никогда не заглядывали.
Они считали, что им не к лицу посещать заведения столь низкого уровня. По их словам, там слишком тесно, шумно и грязно. Да и публика не ахти. На самом же деле им обоим просто уже за сорок, они снобы и совсем уже старые. То есть, ничего не понимают в современных тусовках.
Девушка приходила в «Пилот» вместе с подругами. Встречалась с Журавским и проводила с ним всё свободное время, после чего возвращалась вместе с подругами. Мало того, они провожали Елену до дома и сдавали её родной матери, как говорится, с рук на руки. Так продолжалось до вчерашнего вечера…
Клиентка внезапно умолкла. Её лицо вдруг исказилось, а из глаз потекли обильные слёзы. Роман достал из стола упаковку с бумажными носовыми платками, разорвал целлофан и подал Елене. Девушка взяла салфетки с благодарностью и стала утирать мокрые щёки.
За годы работы в полиции Роман встречал немало плачущих женщин, но он ни разу не видел, чтобы платки намокали так быстро. Когда клиентка слегка успокоилась, пачка салфеток была уже наполовину пуста.
– Так что же случилось в тот вечер? – мягко поинтересовался Роман.
– Мы все танцевали и выпили коктейля, – продолжила девушка. – Ближе к полуночи Дмитрий пошёл покурить. Ушёл туда, где размещены туалеты, и больше не вернулся.
Лена едва сдерживала слёзы. Прерывисто всхлипывала, но всё же брала себя в руки и с трудом закончила печальную повесть:
– Минут десять спустя я попросила бойфренда своей подруги посмотреть, куда делся мой молодой человек. Приятель сходил в туалет, быстро вернулся и сказал, что Димы там нет. Я ему не поверила и пошла вместе с ним. Олег перекрыл вход в санузлы и дождался, пока все посетители выйдут оттуда. После этого я зашла в помещение. Заглянула во все кабинки, но никого не увидела. Потом я кинулась в женскую половину и проверила там. Дима пропал, совершенно бесследно.
Лена чуть было вновь не разревелась, но Роман постарался отвлечь её и поспешил задать новый вопрос:
– Может быть, он вышел из клуба, а вы его не заметили?
– Я видела, как он вошёл в коридор, ведущий к мужским туалетам. Потом всё время стояла у бара вместе с моими подругами и следила за выходом в зал. Поэтому он не мог проскользнуть мимо нас.
Как всякий современный сыскарь, Роман не верил в таинственные исчезновения людей и продолжил гнуть свою линию:
– А не мог он воспользоваться другими дверьми и окнами?
– В клубе «Пилот» нет иных выходов из туалетов и из того коридора, который ведёт прямо к ним. Там нет ни окон, ни дверей, ни даже самого узкого лаза, пробитого в стенах или в полу. Я всё сама дотошно проверила, – почти крикнула Лена. – А потолок там сделан из таких тоненьких плиток, по которым не пройдёт даже кошка.
Не надеясь услышать ответ, Роман всё же спросил:
– Как вы думаете, куда в таком случае мог деться ваш друг?
– После того, как Дима пропал, я съездила к нему в общежитие, – грустно сообщила Елена. – Поговорила с ребятами и даже с вахтёрами. Все утверждают, что его больше никто не видел.
Она ненадолго задумалась и, широко раскрыв глаза, вдруг заявила:
– Я вспомнила, что недавно читала в инете, как в Америке произошло нечто похожее. У всех на глазах молодой человек вошёл в помещение, откуда был всего один выход. Пробыл там какое-то время и бесследно пропал. На всех видеозаписях отчётливо видно, как он входит в клуб. Вот только обратно он так и не вышел. Его не смогли найти ни друзья, ни полиция. Говорят, что он переместился в иное пространство или в другое время, в параллельный мир. Есть много историй о том, как люди проваливаются неизвестно куда, а потом вновь возвращаются совершенно другими. Многие сходят с ума или рассказывают такие странные вещи, что никто им не верит.
Елена внезапно умолкла. Вновь стала плакать и всхлипывать:
– Неужели и с Димой случилось то же самое?
Узнав, что где-то пропал молодой человек, Роман удивился не тому, что он «испарился» без всяких следов. Таких случаев происходит достаточно много. Судя по сводкам полиции, только в России каждый год исчезает более ста тысяч сограждан. А это, между прочим, население целого города. Причём большую часть этих людей никогда не находят.
Роман слышал множество подобных рассказов, которые подпадают под всем известную рубрику – «вышёл из дома и не вернулся». Раза два и сам занимался подобным расследованием. Правда, без всякого толку.
Но сейчас его поразило полное совпадение двух странных историй, случившихся в разных концах нашей планеты. Два студента пошли в ночной клуб, расположенный в цивилизованном городе, где бесследно пропали. Тут поневоле задумаешься: «А что с ними случилось? Вдруг они провалились во времени или в пространстве?»
Спустя пять минут Лена, наконец, успокоилась и жалобно спросила Романа:
– Вы сможете мне как-то помочь? Я знаю от Анны Решетниковой, вы берёте достаточно дорого, но должна вас заверить, что у меня есть, чем заплатить за ваши услуги.
«Значит, она знакома с вдовой фармацевта, – автоматически отметил Роман. – Возможно, родня, или просто соседка по элитной недвижимости. Теперь понятно, почему её предки отказали «безродному» парню. Зачем им голодранец, который прописан в институтской общаге?»
Детектив немного помялся. Потом принял решение и сказал твёрдым голосом:
– Я возьмусь за ваше странное дело, но если ваш молодой человек, как вы говорите, «провалился в иные миры», то я не смогу ничего сделать. Вы меня понимаете?
– Конечно, конечно, – закивала Елена. – Вот ваш аванс. – Она сунула руку в задний карман тесных джинсов и вытащила толстый конверт, плотно набитый купюрами.
– По крайней мере, вы хоть попытаетесь его отыскать, – печально вздохнула заказчица. – А то в отделении полиции мне очень грубо сказали: «Нету тела, нету дела! А заявление по поводу пропажи господина Журавского примем лишь по истечении трёх полных суток». То есть только утром четвёртого дня! Представляете, что может случиться за это долгое время?
Детектив взял пакет и, подавив в себе острое желание заглянуть в него, небрежным движением бросил в ящик стола. Взамен он вытащил бланк договора. Заполнив бумаги, предложил их подписать Елене Смирновой и отдал ей один экземпляр.
Затем стал заполнять формуляр на розыск пропавшего Дмитрия. Первым делом Роман спросил его полные данные: ФИО, дату и место рождения, где сейчас проживает, с кем дружит, с кем чаще общается и где обычно проводит свободное время?
Оказалось, что заказчица ничего толком не знает о молодом человеке, за которого она уже месяц назад собиралась выскочить замуж. Даже адрес его общежития Елена услышала совершенно случайно. Об этом обмолвился приятель её лучшей подруги, у того были какие-то странные «тёрки» с Журавским.
Собрав всю информацию, какую он только смог выудить у заплаканной девушки, детектив облегчённо вздохнул. По крайней мере, теперь он знает место прописки клиента и может начать с этого самого важного пункта.
Проводив Елену до выхода из кабинета, Роман вышел вслед за ней. Проводив девушку до лифта, детектив дождался, когда блестящие створки плотно закроются, а кабина отправится вниз.
После чего он бросился к лестнице, расположенной возле его кабинета. Буквально скатился по ступеням на первый этаж и выскочил в большой вестибюль. Здесь сразу умерил свой бег и спокойным размеренным шагом двинулся к витражам, откуда была видна автостоянка.
К этому времени девушка уже вышла на улицу. Села в ярко-красную «тачку» очень известного бренда. Тронулась с места и ловко встроилась в плотный поток машин, идущих по запруженной улице. В роскошном салоне она находилась совершенно одна.
«Если одежду и цацки Лена могла взять у лучшей подруги, то вряд ли кто-то одолжил бы ей дорогое авто. Тем более, такое престижное. Значит, она действительно из семьи нуворишей. Так что может платить по самым высоким тарифам. Беднее она точно не станет».

Детектив постоял в вестибюле ещё две-три минуты. Затем вышел из здания, нашёл свою неприметную серую «Ладу», влез в «простецкий» салон. Вставил ключ в замок зажигания, повернул на пол-оборота и услышал тихий, но уверенный звук работающего двигателя. Этот мощный убедительный рокот так радовал парня, что он был готов слушать его круглые сутки.
Крутя баранку, Роман достал из кармана и включил наладонник. Взглянул на подробную карту Москвы и прикинул, как ему лучше попасть сразу в несколько мест? Выходило, что первым делом нужно заехать в общежитие Дмитрия.
Он направился на северо-запад столицы и уже через час добрался до одного из старых кварталов, где стояли кирпичные пятиэтажки шестидесятых годов. Нашёл нужный корпус, шагнул в большой холл и наткнулся на стальной турникет, возле которого маячил дородный детина, одетый в серо-зелёную камуфляжную форму.
К счастью, судьба одарила Романа необычно сильной способностью вызывать доверие у всех окружающих. Иногда подобных людей называют эмпатами, а чаще просто – «гений общения». Вот и в этот раз таинственное чувство не подвело детектива.
Он сразу достал из кармана свои документы. Развернул и предъявил их строгому церберу. Широко улыбнулся, представился и объяснил, зачем прибыл сюда, в общежитие.
Уже с первых слов он нашёл общий язык с отставным подполковником, работавшим здесь обычным вахтёром. Спросил пожилого мужчину о Диме Журавском и узнал о нём много нового, чего не знала и не ведала его любимая девушка Елена Смирнова.
Охранник не стал сильно артачиться и пошёл навстречу своему собеседнику. Открыл какой-то древний журнал канцелярского вида. Пошелестел страницами с засаленными краями и быстро восполнил пробелы биографии пропавшего парня. Так Роман узнал точную дату и место рождения, название факультета и курса, на котором учился студент, а так же номер комнаты, где он сейчас проживает.
Узнав всё, что ему могло пригодиться, Роман попросил пропустить его в общежитие, чтобы встретиться с соседями парня. Вахтёр секунду подумал, а потом благодушно кивнул. Мол, проходи, не стесняйся.
Детектив прошёл сквозь вертушку самого простейшего вида и двинулся к лестничной клетке, расположенной в конце коридора. Поднявшись на третий этаж, Роман нашёл дверь с нужным номером.
Постучал в хилую створку, сбитую из тонкой фанеры. Услышал ломкий басок, который бросил нечто похожее на короткую фразу «кого ещё там принесло?» – и воспринял эти слова как приглашение войти.
В комнате оказалось два невзрачных студента лет двадцати. Они настороженно взглянули на крепкого молодого мужчину и хором спросили:
– Что вам нужно? – Роман тотчас включил всё своё обаяние. Быстро представился и объяснил, что занят розыском Дмитрия.
Разговор вошёл в нужное русло, но был не таким интересным, как хотелось бы детективу. Соседи жили в комнате с Дмитрием больше полутора лет. Знали, что он из простой пролетарской семьи, а приехал в Москву из далёкой Самары. Учится на слабые тройки. Денег на жизнь не хватает, вот он и халтурит, где только возможно. В основном, работает грузчиком на соседней продовольственной базе.
Не очень давно он встретил клёвую чиксу. Пытается её охмурить, жениться на ней и нормально зацепиться в Москве. Для этого часто таскается с ней в клуб под названием «Пилот».
Чтобы выглядеть как можно приличнее, берёт новые шмотки у соседей по комнате. Всем уже задолжал довольно приличные суммы. Обещает вернуть после женитьбы на этой богатой девчонке.
Вчера ушёл в ночной клуб и куда-то пропал. Те ребята, что были с Димоном на этой тусовке, говорят, что его тёлка словно взбесилась. Сначала кинулась в мужской туалет искать ненаглядного. Никого не нашла, и рванула сюда. Подняла людей среди ночи, но не смогла отыскать своего «хахаля» и слиняла куда-то.
На вопрос детектива: что они думают о пропаже Журавского, соседи ответили, что, скорее всего, он где-то завис, у каких-то им незнакомых приятелей. Решил чуток отдохнуть, а заодно и чиксу помучить. Мол, пусть немного побегает и слегка поволнуется. Быстрей за него замуж пойдёт.
«Может быть, это и так, – прикинул Роман. – Вопрос только в том, как он исчез из уборной, где всего один выход? Да и тот проходит вдоль стойки с напитками, где стояла Елена с подругами, а она так влюблена в этого фраера, что не могла его пропустить мимо себя».
Размышляя об этой таинственной странности, детектив спросил:
– А вы случайно не знаете, где обитают предки Димона Журавского?
Соседей словно подкинуло с места. Желая угодить детективу, они заметались по комнате. Выудили из какого-то шкафа конверт со старым потёртым письмом и протянули Роману. Он увидел, что там есть Самарский адрес, и быстро списал его в свой наладонник. После чего расстался с молодыми ребятами и заглянул во все соседние комнаты. Там он тоже спросил о пропавшем студенте и услышал всё те же подробности его личной жизни.
Поняв, что больше он здесь ничего не узнает, Роман двинулся к лестнице и спустился на первый этаж. Огляделся, увидел, что они с вахтёром в вестибюле вдвоём, и направился прямо к нему.
Достал из кармана рубашки заранее приготовленную голубую купюру. Сказал:
– Это вам от меня на добрую память. – И самым естественным образом сунул в руку дежурного.
Увидел, что подполковник хотел возразить, и, широко улыбаясь, поспешил объяснить, что платит заказчица из очень хорошей семьи. У родителей девушки хватает такого добра, так что от них не убудет.
Мужчина слегка растерялся от полученной «взятки», но получив объяснения детектива, с пониманием кивнул и спрятал деньги в тощий бумажник. Было видно, что они оказались ему очень кстати.
Роман пожал на прощание крепкую руку вахтёра и вышел на пустынную улицу. Сел в свою «Ладу», посмотрел в наладонник и прикинул, как ему лучше добраться до клуба «Пилот».
Оказалось, что он неплохо знает район, где расположено это заведение. Детектив быстро выбрал маршрут и понял, что он оказался короче, чем ему предложил навигатор. С недоумением покачав головой, Роман завёл двигатель и тронулся.

Несмотря на мощный мотор, машина Романа ехала не быстрее пешехода. Так и двигался детектив из одной большой пробки в другую. Делать было особенно нечего. Он влез в интернет. Нашёл страницу Журавского в «Одноклассниках» и быстро просмотрел всё, что там имелось.
К своему сожалению, увидел обычный набор примитивных студенческих фото. Дима здесь, Дима там, то в одной «выигрышной» позе, то в другой. С друзьями и без. На природе и дома, в своём общежитии. Одним словом – скучища. Нет даже слабого намёка на выдумку или хоть какой-нибудь юмор. Одно любование собой, ненаглядным.
Покончив с электронным досье, которое Дмитрий собрал сам на себя, Роман вспомнил про юного янки, который бесследно пропал в ночном клубе Нью-Йорка. Нашёл большую статью, где говорилось о нём, и быстро её изучил.
Елена достаточно точно передала весь рассказ. Так что детектив уже не нашёл в нём ничего интересного и, стараясь убить время в пробке, решил прочитать комментарии. Среди них он увидел и рассуждения о параллельных пространствах. Кто-то упомянул такое направление науки, как «эвереттику».
Мол, ещё в конце пятидесятых годов американский физик Хью Эверетт предложил такую трактовку квантовой физики, в соответствии с которой «многомирие», или если иначе сказать – «мультиверсум», является полноправной реальностью нашей Вселенной.
А суть его утверждения в том, что любое действие каждого наблюдателя создаёт новую ветку реальности. В свою очередь, в них происходит нечто подобное, и так без конца и без края.
«И что это за бред? – невольно подумал Роман. – Ведь наблюдателей может быть бесконечное множество. Тогда возникает вопрос: откуда возьмётся столько массы и столько энергии, чтобы каждое мгновение времени создавать миллиарды миров, ветвящихся, словно корни у мощного дерева?»
Такое возможно лишь в одном единственном случае. Если данный процесс происходит в виртуальном пространстве. Да и то нужен компьютер с неограниченной памятью и быстродействием. Иначе он не справится с таким потоком поступающих данных и, в конце концов, захлебнётся. То есть зависнет вглухую.
Между тем астрономы твердят, что девяносто пять процентов массы нашей вселенной скрыто от наблюдения современными методами. Это так называемая «тёмная масса» и столь же таинственная «тёмная энергия».
Математики пишут, мол, существует не три измерения плюс линейное время, а целых двадцать четыре параллельных пространства. Судя по их вычислениям, вся «тёмная масса» с «тёмной энергией» находятся в тех самых мирах, которые человек не может пока воспринять.
«Насколько я помню, – размышлял детектив, – в романе Клиффорда Саймака «Кольцо вокруг Солнца» описаны многочисленные планеты Земля, существующие каждая в своём измерении. Причём все они находились на одной и той же орбите и отличались от других своих копий лишь микроскопическим сдвигом во времени.
Ещё где-то читал, что время вовсе не ровная линия, протянутая из далёкого прошлого в туманное будущее. Скорее всего, это спираль, где большие витки расположены один над другим.
Благодаря катаклизмам, происходящим в природе, эти витки могут приближаться друг к другу. Именно в этот момент человек и может переместиться из одного места в другое.
А если все двадцать четыре пространства, которые недавно открыла наука, сплетены точно так же, как пресловутая спираль ДНК? Тогда можно попасть не только в иное время, но и в иные миры.
Ходят упорные слухи, что именно для этого и построен «Большой адронный коллайдер» во Франции. Мол, сильное магнитное поле сдвинет витки текущего времени. Они соприкоснуться друг с другом, и откроется путь в иную эпоху, а то и в другую Вселенную.
Кстати сказать, в России тоже имеются такие огромные ускорители элементарных частиц. Один находится возле столицы, на севере области, в месте под странным названием Дубна.
Другой – на юго-западе московской губернии в городе Протвино, в Институте физики высоких энергий. Что если одна из этих двух установок виновата в пропаже Журавского? Вот будет номер так номер!»
Наконец Роман вырвался из очередной длинной пробки. Нырнул в «проездные» дворы и минут через пять оказался в желаемой точке. Как и ожидал детектив, главный вход клуба «Пилот» оказался закрыт на огромный висячий замок. Над ним висела короткая надпись: «Открыт ежедневно с 22.00 до 06.30».
Пришлось парню обойти всё здание по периметру и найти дверь, которую использует персонал этого злачного места. К счастью, она оказалась открыта. Правда, за порогом Романа встретил крепкий охранник. Он перекрыл коридор, ведущий вглубь помещения, и недовольно спросил: «Куда это мы направляемся?»
Детектив широко улыбнулся и повторил процедуру «знакомства с вахтёрами». По поводу способности друга очаровывать всех своих собеседников Иван как-то даже сказал: «Да с такими возможностями, как у тебя, нужно не в ментовке сидеть, а работать на железнодорожных вокзалах, в амплуа – аферист на доверии. Убеждать проезжих людей, что ты честный чувак, и тырить их чемоданы, когда они отойдут в туалет».
В тот раз Роман сильно обиделся на эти слова, но скоро простил своего друга, и их отношения снова наладились. Однако после их примирения он попросил «Самоделкина» больше так не шутить. Это было ему неприятно.
Эмпатия вновь не подвела детектива. Роман расспросил молодого охранника и узнал, что именно он дежурил здесь накануне. Причём, стоял здесь безотлучно весь вечер. По крайней мере, вплоть до того самого времени, когда началась суматоха.
Да, выйти из зала сквозь служебный проход, конечно, возможно, но дверь в подсобные помещения находится между туалетами и стойкой, где продаются напитки. Так что, если Елена ждала своего благоверного именно там, она бы заметила, как он сюда повернул.
Краем уха охранник слышал, что кто-то пропал, но за всю его смену мимо него никто никуда не ходил – ни на танцпол, ни обратно, ни на улицу. Мелькали только работники клуба. Кто-то выбегал покурить, кто-то – чуть-чуть отдохнуть от того жуткого грохота, что летит из огромных колонок.
После разговора с охранником Роман миновал турникет. Прошёл по коридору и стал осматривать помещения клуба. Начал, конечно, от печки, то бишь, от крыльца. Его сопровождал словоохотливый молодой человек, одетый в скромную форму уборщика. С виду обычный студент, который здесь подрабатывал в свободное время.
Всё оказалось точно так, как описала Елена. Главный вход с улицы вёл в вестибюль с гардеробом. Сразу за ним был большой зал, где под громкую музыку скачут и топчутся любители так называемых танцев.
Слева десяток дешёвых столов с убогими креслами и длинная барная стойка из дешёвого пластика. Следом неприметная дверь, за которой разместились подсобки клуба. Над ней горит ярко-зелёная надпись «Exit». Она сообщает, что это выход на улицу.
Чуть дальше виднеется тёмный проход, ведущий прямиком в туалеты. Вот, пожалуй, и всё заведение. Даже если в танцзале будет очень много людей, здесь негде спрятаться так, чтобы тебя не заметили.
Осмотрев помещения, где бурным ключом бьёт ночная клубная жизнь, Роман двинулся вглубь коридора. Из него попал в узкий холл, где одна сторона была из слегка помутневших зеркал, закрывавших стену от потолка и до пола.
Детектив прошёл ещё пять-семь метров и увидел две двери с крупными буквами – «М» и, естественно, «Ж». Сначала вошёл в мужской туалет. Миновал узкий тамбур с тремя умывальниками и очутился в современной уборной.
Как и в тесной прихожей, все стены здесь были отделаны светлой кафельной плиткой. Люков в полу, окон или каких-то дверей, кроме входной, здесь не было. Вытяжка загрязнённого воздуха осуществлялась через небольшие решётки, размером с обычный тетрадный листок.
Справа виднелись кабинки из стандартных щитов, оклеенных сереньким пластиком. Они оказались высотою в два метра. Стояли на коротких железных подставках и начинались в двадцати сантиметрах от пола.
Всё сделано для удобства вездесущей охраны, чтобы им было видно, как там чувствует себя посетитель, упившийся в доску. Ещё сидит на «толчке» или уже сладко спит на холодном полу? Тут уж бери этого обмякшего соню и отправляй в вытрезвитель. Пусть с ним там разбираются.
Роман дошёл до конца помещения. Заглянул в крайнее «стойло» и увидел стандартный набор для таких учреждений: типовой унитаз из цветного фаянса, над ним такой же смывной бачок, на стене ржавый зажим для рулона бумаги. Вот и весь интерьер.
Он повернулся, направился обратно к дверям, а по ходу движения проверил все кабинки одну за другой. Дошёл до последней и заметил, что она примыкает к кирпичной стене, отделявшей уборную от тесного тамбура.
Как это часто встречается в нашем постсоветском строительстве, стена оказалась неровной. Вверху она была толщиной пятьдесят пять сантиметров. Внизу, не доходя метра до пола, почему-то вдруг прибавляла в размере ещё полкирпича.
Причём эта разница в кладке была исполнена в виде обычного выступа, вроде завалинки у старинных домов. Во время ремонта её обложили крупной кафельной плиткой, и она стала похожа на узкую полочку, что протянулась вдоль всей кабинки.
Роман наклонился над выступом и заметил на ней едва различимый след от пары кроссовок. Судя по тому, как слабо отпечатался рисунок подошвы, обувь была очень сильно изношена.
Детектив достал из кармана и включил свой небольшой наладонник. Он всегда носил его с собой и часто использовал вместо тяжёлой «зеркалки», валявшейся дома без дела. А всё потому, что в компьютере стояла видеокамера, усовершенствованная трудолюбивым Иваном ещё в прошлом году. Причём «Самоделкин» всё сработал настолько удачно, что снятые кадры обладали исключительно насыщенным цветом и замечательным качеством.
Сделав несколько снимков с разных углов, Роман убедился, что фото успешно записаны в памяти. Спрятал компьютер в карман и посмотрел на перекрытие над головой.
Там виднелся обычный «подвесной» потолок, какие часто встречаются в непритязательных офисах. Как и говорила Елена, он был из тоненьких реек и плиток, изготовленных из какого-то дешёвого пластика. Причём, с виду таких удивительно хлипких, что по ним вряд ли бы смог пройти и малолетний ребёнок. О том, чтобы на них смог опереться здоровый молодой человек, не могло быть и речи.
Однако на то и существуют частные сыщики, чтобы проверить все самые невозможные версии. Держась за стенки кабинки, Роман вскочил на завалинку и стал не спеша распрямляться. Он не успел до конца разогнуться, как почувствовал, что уткнулся макушкой в преграду.
Подняв руки над головой, он упёрся пальцами в большую панель. Поднял её с направляющих реек и аккуратно сдвинул в сторонку. Осторожно встал во весь рост и оказался по грудь в полутёмном пыльном пространстве, заключённом между подвесным потолком и плитой перекрытия.
Электрических ламп здесь никогда не было, а свет, идущий из ярко освещённой уборной, едва пробивался сквозь полупрозрачные плитки. Парень подождал, пока глаза привыкли к плотному сумраку. Повертел головой и кое-что разглядел.
Данная подловка оказалась высотой чуть больше метра. Простиралась в разные стороны и находилась сразу над двумя туалетами: над мужским и женским. Никаких проёмов в наружных стенах и в потолке детектив не заметил. Зато увидел сразу несколько труб, которые шли в сторону соседней уборной.
Роман ощупал ладонями ближайшие коммуникации. Потянул на себя и сильно подёргал их в разные стороны. Выяснилось, что все они прочно прикреплены к плите перекрытия длинными ржавыми скобами. Поэтому от подобных попыток они даже не вздрогнули.
Детектив ухватился за железяку, что свисала откуда-то сверху. Подтянулся на сильных руках. Поджал длинные ноги и влез целиком на своеобразный чердак. Утвердил ступни на тонкой трубе, которая находилась прямо над подвесным потолком, и вновь огляделся.
Как выяснилось, здесь можно было свободно стоять, но только согнувшись. Зато трубы лежали настолько удобно, что по ним удалось бы пройти пару метров и оказаться над женской уборной.
Роман сделал два коротких шажка и увидел под собой верх кирпичной перегородки, отделявшей один туалет от другого. Дальше вновь шли те же тонкие плитки из пластика. Одна из них лежала не так ровно, как все остальные вокруг. Детектив нагнулся чуть ниже и увидел на ней следы пальцев, отпечатавшихся в толстом слое пыли.
Подняв плитку, парень сдвинул её в сторонку. Глянул вниз и увидел задранное кверху лицо молодого уборщика, который сопровождал его по пятам. Тот стоял в женской уборной и с восхищением смотрел на Романа.
– Теперь понятно, как он исчез из мужского сортира, – сказал работник совка и метёлки. Ненадолго умолк и смущённо добавил: – Вот только зачем он всё это проделал? Совсем непонятно. Выход отсюда только один, прямиком через зал, мимо стойки с напитками, а насколько я знаю, там его и ждала та девчонка. Ну, та самая, что подняла потом шум, когда он не вернулся отсюда.
Роман глянул вниз и заметил, что здесь есть такой же выступ в стене, как и в соседней уборной. Стараясь не наступать на него, парень осторожно спустился на пол. Внимательно осмотрел облицовку и заметил следы от тех же кроссовок, что видел две минуты назад. Снял их на камеру. Поставил плитку подвесных потолков на прежнее место и двинулся к выходу.
После осмотра всех помещений Роман вновь обратился к охраннику и попросил его показать видео вчерашнего вечера. Тот сначала упёрся, мол, одно дело разговор по душам, а другое – доступ к компьютерной технике клуба. Однако потом уступил детективу.
Спустя пять минут он сидел за монитором следящей системы и просматривал записи. Время «исчезновения» Дмитрия Елена запомнила достаточно точно. Поэтому Роман быстро нашёл нужное место, где увидел, как «пропаданец» вошёл в коридор, ведущий прямиком к туалетам.
После чего детектив снизил скорость просмотра до минимума. Изучил кадр за кадром очень внимательно, но, как ни старался, заметить, когда Журавский вышел оттуда, он не сумел.
Сначала из проёма в танцзал вышли два крупных качка, ничем не похожих на Дмитрия, – ни фигурой, ни ростом, ни цветом волос. Потом появилась группа весёлых девчонок, – вот и все, кто мелькнул на экране. Затем началась суматоха, и все стали искать «пропавшего» Диму.
– Если он действительно провалился в иное пространство? – задумчиво спросил детектив. – Тогда кто лазал наверх в потёртых кроссовках? По словам того же уборщика, трубы у них давно не чинили и никто лазать на подловку, по идее, не мог.
Даже если бы кто-то спрятал наркотики за подвесным потолком, то зачем ему лазать в дамскую комнату? Хотя мужчина мог положить, а взять женщина. Или наоборот. Между прочим, отличная нычка для такой операции. С другой стороны, мне сейчас не до этого. Нужно срочно найти «пропаданца».
По давнишней привычке Роман скопировал запись в свой наладонник. «Во-первых, для отчёта заказчице, – подумал он механически. – Во-вторых, приеду домой, посмотрю их опять и подумаю, куда подевался клиент?»
Роман уже хотел, было, сунуть наладонник в карман, как вдруг его осенило, и он включил его снова. Быстро влез в интернет. Нашёл страницу Журавского и просмотрел её снова. Дошёл до фото, где парень стоит у воды на солнечном пляже, и хлопнул себя ладонью по лбу.
«Ну конечно! – сказал детектив сам себе. – Ведь я сразу отметил, что у парня такие «точёные» ноги, какие встречаются не у каждой девчонки. Причём совсем без грубых и тёмных волос. Да с такими коленками он может даже чулки рекламировать. С колготками, правда, выйдет небольшая накладка. Не те формы таза, особенно спереди.
Насколько я знаю, – продолжил размышления Роман, – Дмитрий был здесь почти каждый день. Однажды он зашёл в мужской туалет. Поднял плиту потолка и сунул на подловку дамскую сумку с комплектом вещей.
В нужное время он снял с себя брюки, надел короткую юбку и кофточку с накладной грудью. Натянул на макушку парик с длинными патлами. Дождался, когда будет в туалете один, и забрался наверх.
Выбрал момент, когда в дамской комнате будет пусто. Спрыгнул на пол, запер кабинку и сидел там, как мышь, пока не войдут посетительницы сего заведения.
Как правило, женщины ходят в сортир за компанию. То есть, парами или группками. Но не это главное. Главное, что Димон дождался, когда девчонки придут. А когда они направились к выходу, он пристроился к ним и проскочил вместе с ними мимо стойки с напитками и остался никем незамеченным.
Оно и понятно. Лена ждала своего «милого друга» в привычном обличии, а на девушек не обратила никакого внимания. Но если он собирался жениться на девушке, то почему он так поступил и от кого прятался?»
Разобравшись с пропажей Димона, Роман подошёл к охраннику, который так ему сильно помог. Дружески пожал ему руку и вручил «на долгую память» купюру с видом Хабаровска.
Тот смущённо отказывался, но потом всё же взял оранжевый прямоугольник бумаги. Спрятал в карман и пригласил Романа заглядывать в клуб в каждую его смену. Причём являться сюда в любое время, удобное сыщику. Проходить через служебный вход, и совершенно бесплатно.
Простившись с работниками злачного места, детектив сел в свою «ласточку» и поехал в дачный посёлок, где проживала заказчица. Нужно было поговорить с её дорогими подругами. Вдруг они знают что-то, что может пролить свет на все несуразицы данного дела?
Двигаясь в плотном потоке машин, Роман с огорчением думал, что девушка сильно расстроена, волнуется, что любимый пропал в параллельном пространстве, а он устроил простой маскарад и исчез неизвестно куда. Как это подло с его стороны.

К разочарованию детектива, разговор с подругами Лены дал ему немного. С одной стороны, они завидовали огромной любви, которая обуяла их соседку, с другой – просто смеялись над её глупым выбором, что нашла себе голодранца. Они считали, что она обязательно должна была выйти замуж за богатого парня, а потом завести себе «милого друга», как и положено в тесном кругу нуворишей. Вот и жила бы в своё удовольствие. Пусть и у мужа была бы любовница, зато он бы ей ни в чём не мешал.
Услышав такие рассуждения от юных девчонок, Роман лишь покачал головой, но ничего не сказал. «У каждого человека свои моральные нормы, – с горечью подумал он. – Как ни старайся, а чужие ему не навяжешь!»
Лишь одна из говорливых подруг сообщила кое-что интересное. Мол, Димон недавно сказал, что хочет съездить в родную Самару. Роман вспомнил карту Поволжья и подумал, что если Журавский решил сбежать из страны, то лучше всего это сделать через степной Казахстан.
Поговорив с подружками Елены, Роман не стал долго думать, что ему делать дальше. На данный момент он был сам себе господин. Не имел ни жены, ни любимой подруги и не должен был ни перед кем отчитываться, куда и зачем он отправился. Поэтому, выбравшись из небольшого посёлка «скромного» премиум-класса, он выехал на кольцевую. С неё свернул на восток и помчался навстречу грядущему дню.
Почему-то вспомнились слова великого Пушкина: «Лет чрез пятьсот дороги, верно, у нас изменятся безмерно… И заведет крещёный мир. На каждой станции трактир…»
К сожалению, пока мало что изменилось, и до исполнения этого пророчества оставалось ещё три долгих века. Русским трассам было весьма далеко до широких и гладких немецких шоссе. Так что Роман не смог проехать тысячу сто километров за четыре часа, как ему позволял новый двигатель, установленный на серенькой «ласточке».
На преодоление такого большого пути ему потребовалось целых десять часов. Поэтому он прибыл в Самару лишь во втором часу ночи. И нужно сказать, что это был очень неплохой результат. Обычно времени на такую дорогу требуется в полтора раза больше.
Остановившись в убогой гостинце, расположенной на въезде в город, Роман проспал остаток ночи. Встал ни свет ни заря. Быстро побрился и расплатился с хмурым портье за снятую комнату.
Нашёл в своём наладоннике точный адрес Журавского, который он добыл у его соседей по общежитию. Прыгнул в машину и поехал к родителям «милого друга» Елены.
Хорошо, что детектив поступил именно так. Иначе предки «пропавшего» парня могли уйти на работу, и пришлось бы их ждать до позднего вечера. А благодаря своей предусмотрительности, он успел встретиться с ними с утра и спросить, где он может увидеть Димона.
Мамой студента была сорокалетняя женщина, быстро увядшая от монотонной тяжёлой работы. Она увидела незнакомого молодого мужчину и
поначалу почувствовала тревогу. Но Роман своим обаянием быстро расположил женщину к себе, и она рассказала детективу всё, что случилось с её сыном за последнее время.

Оказывается, вчера, ближе к обеду, он примчался из Москвы. Вихрем ворвался в квартиру и бросил с порога, что не может надолго остаться. Мол, хочет слетать в Казахстан на каникулы. Там его будет ждать любимая девушка из хорошей семьи. А уже оттуда они полетят дальше – то ли в Индию, то ли в Таиланд?
Дима пробыл дома очень немного, всего пару часов. Переоделся, быстро собрал чемодан и поехал в Курумоч – аэропорт возле Самары. На прощание сказал, что, как только вернётся из отпуска, напишет письмо из Москвы.
Затем Роман мимоходом спросил:
– На чём Дима добирался сюда?
И услышал в ответ:
– На рефрижераторе с фруктами. Оказывается, у него есть знакомый шофёр-дальнобойщик. Он и подбросил сына до города.
«Очень умно! – похвалил его невольно Роман. – Двигаясь подобным макаром, он не оставил следов ни в московских аэропортах, ни на автобусных, ни на железнодорожных вокзалах. Пойди такого поймай!»
Простившись со словоохотливой женщиной, детектив вышел из подъезда девятиэтажного дома. Сел в машину и, чтобы найти дорогу к Курумочу, открыл электронную карту Самары.
Узнав, что до аэропорта сорок пять километров, он решил посмотреть расписание самолётов. Нужно было понять, стоило ли туда торопиться или можно сначала хотя бы плотно позавтракать?
Роман вошёл в интернет и узнал, что Самарская губерния граничит с Казахской республикой. Но прямых самолётов, летающих из Самары в столицу соседней страны, в расписании Роман не нашёл. По всему выходило, что добраться до Астаны можно было только с пересадкой в Москве.
Оставалось проверить, есть ли связь между странами по железной дороге? Оказалось, что есть. Причём, ходят два поезда: один по чётным, другой по нечётным числам каждого месяца.
Судя по расписанию, сегодня состав отходил от перрона с утра, без двух минут десять. Так что Роман успевал не только спокойно доехать до городского вокзала, но и нормально поесть в станционном буфете. Что он с удовольствием и сделал.
Согласно современным пограничным регламентам, визы для въезда в «страну бывших кочевников» соседям не нужно. Достаточно паспорта с российским двуглавым орлом.
Поэтому через сорок часов детектив покинул купейный вагон, ещё советской постройки, и ступил на казахский перрон. Вышел на современную привокзальную площадь, взял такси и поехал в аэропорт, который именовался на удивление просто: «Международный аэропорт Нурсултан Назарбаев».
«Видимо, назвали в честь бессменного президента республики», – понял Роман.
Несмотря на то, что часы показывали уже три часа ночи, воздушная гавань трудилась без сна и перерыва на отдых. Там было очень много сотрудников всевозможных профессий. Поэтому всё прошло по накатанной схеме.
Роман включил своё обаяние. Познакомился с очаровательной девушкой, работавшей в справочной. Подарил ей душистую розу, купленную в соседнем киоске, и, широко улыбаясь, сделал два-три комплимента.
После чего она, конечно, растаяла. Открыла базу данных на всех пассажиров, которые собирались куда-то отправиться в ближайшее время. А заодно и тех, кто улетел не очень давно. Пробежалась по длинному списку разноязычных фамилий, нашла среди них Дмитрия Журавского и сообщила, что сегодняшним утром он отбыл в Калькутту.
Приложив ещё немного усилий, через пару минут детектив получил «горячую» распечатку из принтера. В ней говорилось, что «пропавший» студент сел в самолёт известной местной компании, вылетел из Астаны и приземлился в аэропорту имени Субхаса Чандра Босы.
Насколько помнил Роман, он где-то читал, что это был соратник Махатмы Ганди, борца за независимость Индии от владычества Англии. Чем он ещё был так знаменит, что в его честь назвали крупную воздушную гавань, парень не знал. Но и этого оказалось достаточно.
Рассыпавшись в благодарностях, детектив простился с милой казашкой. Так же быстро вернулся на железнодорожный вокзал. Каким-то чудом успел взять билет на отходящий состав и поехал назад, в столицу Поволжья.

В Самаре забрал свою серую «ласточку», стоявшую на охраняемой платной стоянке. Выехал на федеральную трассу «М 5» и, с максимально возможной скоростью, помчался в Москву.
За сорок часов тряски в фирменном поезде он хорошо отдохнул. Поэтому гнал машину всю ночь и прибыл в столицу в субботу, в восемь утра. Хотел поехать домой, чтобы помыться, побриться и сменить гардероб. После чего устроить себе выходной и почистить салон «Лады» от пыли, набившейся за время езды по российским дорогам.
Детектив взглянул на часы, висевшие на скромной приборной панели, и увидел, что рабочая суббота уже началась. Он решил поменять планы и повернул руль к отделению полиции, где недавно работал.

Полгода назад, когда он уходил из «ментовки» на вольные пажити частного сыска, он благоразумно подумал о дальнейшем сотрудничестве и проставился по полной программе. Все были очень довольны его славной и громкой отвальной, и парень надеялся, что за минувшее время его там ещё не забыли. Тем более что он иногда к ним всё же заглядывал. Чаще всего без всякого дела, просто так, по-приятельски.
Роман был весьма компанейским молодым человеком и, кроме того, старался никому не отказывать в своей помощи и поддержке. По крайней мере, так он вёл себя с большинством своих сослуживцев. Два-три человека, с которыми у него не сложилось тёплой и искренней дружбы, были не счёт.
Он ведь не зелёненький бакс, чтобы нравиться всем без разбору. Тем более что и они тоже зуб на него совсем не держали. Вели себя ровно и сдержано, но и разбиваться в лепёшку за детектива точно бы не стали. Впрочем, так же, как и все остальные «друзья».
Те сотрудники отделения, кто был в этот час в холле первого этажа, его сразу заметили. Стали подходить один за другим и хлопать по широким плечам. Шутить насчёт того, что, мол, детектив соскучился по прежней работе и собрался вернуться в привычное стойло. Почти каждый звал его зайти к нему в кабинет и отметить нежданную встречу.
Включив обаяние на полную мощность, Роман отвечал бывшим своим сослуживцам в их же манере. Обещал в скором времени раскрутить своё небольшое агентство, купить большую авоську продуктов и водки. Пригласить всех к себе и устроить для них небольшой «сабантуй». А может быть, даже очень большой, это как там пойдёт.
Наконец, суматоха вокруг детектива слегка улеглась. Полицейские, довольные встречей с Романом, разбрелись по своим насущным делам, а детектив облёгченно вздохнул. С разрешения дежурного двинулся к лестнице и поднялся на второй этаж околотка.
Прошёл по длинному коридору, пересекавшему здание от начала до конца. Подошёл к хорошо знакомой двери, за которой сидел несколько лет. Поднял глаза и заметил выцветший кусочек стены, где раньше висела табличка с его фамилией, должностью, званием и часами приёма.
«Похоже, что моё место свободно, и я в любой момент могу вернуться», – сказал он себе. Постучал костяшками пальцев в деревянную створку и услышал неприветливый возглас: «Войдите!»
Он распахнул тяжёлую дверь и увидел напарника, с которым «бегал» по улицам три года подряд. С ним он ловил разнообразных злодеев, а потом «работал с клиентами» по полной программе. Искал мотивы, следы преступления и, конечно, свидетелей, которые всеми силами старались держаться подальше от полиции.
Потом собранные материалы шли вверх по инстанциям и попадали в районный суд. Там на них налетали ушлые стряпчие, которые за приличные деньги могли вытащить из колонии любого маньяка. А если бы адвокатам хорошо заплатили, то они смогли бы обелить даже рогатого дьявола. Благодаря их усилиям дела благополучно разваливались, а большая часть преступников оказывалась на свободе.
Измученный сверхурочной работой Пётр Семёнов оторвал взгляд от бумаг. Узнал сослуживца и с радостным криком: «Молодец, Комаров, что зашёл!» – выскочил из-за большого стола, заваленного множеством папок. Подбежал к распахнутой двери. Втащил детектива в небольшой кабинет. Крепко пожал ему руку и кивнул на свободное кресло, в котором Роман сидел полгода назад.
Усевшись на своё прежнее место, парень ощутил себя так, словно и не увольнялся отсюда, а сейчас просто вернулся из отпуска.
Затем посыпались те же вопросы и ответы, которые звучали лишь две минуты назад, только в этот раз в них было больше правды и дружеской искренности. Когда восторги бывших коллег немного утихли, Пётр сурово сказал: «Что же ты так рано пришёл? Заглянул бы ко мне вечерком. Мы бы с тобой посидели, поболтали как прежде, за рюмочкой чая, а потом, на ночь глядя, разошлись по домам».
– Сейчас я и сам ещё на работе, но обещаю, что зайду обязательно, только немного попозже, – твёрдо ответил Роман.
Не упуская момента, рассказал о «пропаже» студента в «параллельном пространстве». Выложил всё это в юмористическом тоне, но потом смущённо добавил:
– Насколько я знаю, у тебя есть друзья в том отделении полиции, на чьей территории стоит клуб «Пилот»?
– Есть, – коротко ответил бывший напарник. – Чуть позже я свяжусь с моим старым приятелем. Спрошу его кое о чём, а потом звякну тебе и расскажу всё, что я узнал по этому делу.
– Буду весьма благодарен, – сказал детектив. – Ужин в кафе за мой счёт.
– Само собой разумеется, – весело откликнулся Пётр. – Плюс литр коньяку моему информатору, если он сообщит что-то дельное.
– Договорились, – подвёл итог разговору Роман.
Поднялся со старого кресла. Крепко пожал руку товарищу и двинулся к выходу. Нечего по таким пустякам отрывать людей от работы.
Он привычно спустился по лестнице в холл отделения, кивнул на прощание дежурному и вышел на улицу. Там сел в машину, вставил ключ в замок зажигания, и тут зазвонил телефон.
«Неужели Семёнов успел связаться с приятелем и узнал то, о чём его я попросил?» – удивился Роман. Достал наладонник. Взглянул на экран и увидел, что вызывает не Пётр, а заказчица.
– Слушаю, – откликнулся детектив на звонок.
– Здравствуйте, это Елена Смирнова, – услышал он в трубке. – Через час я буду проезжать возле вашего офиса, не могли бы мы встретиться с вами?
Подавив вздох сожаления о несостоявшемся отдыхе, Роман бодро сказал:
– Хорошо. Жду вас у себя.
Завёл двигатель «Лады». Вырулил со стоянки и поехал в противоположную сторону от своего очень уютного, но пока недоступного дома.
Как это часто бывает в Москве, клиентка приехала не через час, а через два. За это долгое время Роман успел очень многое сделать: составить отчёт о поездке в Самару, а затем – в Астану; скопировать распечатку, что получил в аэропорту Казахстана.
А самое главное – поговорить по телефону с Петром и узнать кое-что интересное о студенте Димоне Журавском. Мало того, старый друг прислал ему по электронной почте кучу разных бумаг, касавшихся этого странного дела.
Наконец, Елена вошла в кабинет. Села в удобное кресло и умоляюще посмотрела на детектива. Роман взглянул на несчастную «брошенку». Увидел, что за прошедшие дни она сильно осунулась, и печально вздохнул про себя: «Вечно такие хорошие девушки влюбляются в никудышных ребят. Потом возникают проблемы, и красавицы сильно переживают по этому поводу».
Детектив не стал мучить клиентку и выложил ей всё, что смог узнать по ходу расследования. В первую очередь он рассказал ей, что её «милый друг» не пропал в параллельном пространстве, и спросил, не сам ли Димон рассказал ей о случае, произошедшем в Нью-Йорке?
Увидев, что девушка в недоумении пожала плечами, Роман не стал углубляться в детали и объяснил, как её ухажёр исчез из клуба «Пилот». В доказательство своих слов он включил настольный компьютер и показал ей видеозапись, снятую системой слежения.
На экране появились четыре девчонки, которые прошли в туалет. Все они дружно над чем-то смеялись. Спустя пять минут из дверей вышли уже пять вертихвосток, одетых в яркие кофточки, короткие юбки и простые кроссовки на босую ногу.
Четыре из них, увлечённо болтая, шли впереди. Замыкала эту компанию самая рослая девушка с длинной причёской. Она постоянно поправляла рыжие волосы и делала это настолько упорно, что закрывала рукою лицо. Причём закрывала его лишь от группы людей, что стояли возле бара с напитками.
Роман нажал кнопку на «клаве» и остановил просмотр видеозаписи. Щёлкнул пару раз мышкой. Увеличил картинку, и на экране возникла физиономия Димы, обрамлённая густой и явно чужой шевелюрой.
Елена взглянула на своего ухажёра и облегчённо вздохнула:
– Значит, с ним всё в порядке, – сказал она, но тут же нахмурилась: – Но почему он так со мной поступил? – взвилась она секунду спустя. – Мог просто сказать, что я ему надоела, и бросить меня, как нормальный мужчина.
– Он не хотел расставаться с вами, Елена, – печально ответил Роман. – Скорее наоборот, он хотел жениться на вас. Причём как можно быстрее.
Увидев удивление в глазах ничего непонимающей девушки, детектив на секунду запнулся и осторожно спросил:
– Скажите, он когда-нибудь просил у вас денег взаймы?
– Нет, – резко ответила Лена. Немого подумала и почти прошептала: – Правда, как-то раз, две недели назад, он предложил удрать с ним на край света. Но тут же добавил, что с валютой у него напряжёнка, а если я привыкла к комфорту, то мне придётся его самой оплатить. Я со смехом ответила, что с милым мне рай и в шалаше. Он как-то странно тогда улыбнулся, на этом наш разговор и закончился.
Заказчица сильно встревожилась и напряжённо сказала:
– А почему вы об этом спросили?
Роман не ответил и задал новый вопрос:
– Вы говорили, что ваши родители против вашего друга. Значит ли это, что они не разрешили бы вам выйти замуж за Диму ни при каких обстоятельствах?
– Да. Они так и сказали, – потупилась Лена. – Но я поняла, что это только пока мы не закончим учиться. Я думала, что до защиты диплома пройдёт ещё несколько лет. Постепенно предки привыкнут к присутствию Дмитрия. Увидят, какой он хороший и славный, и согласятся на мой, как они говорят, мезальянс.
– К сожалению Дмитрия, он не мог ждать столько времени, – сказал детектив.
– Почему? – искренне удивилась Елена.
Роман посмотрел на неё. Увидел, что она слегка покраснела под пристальным взглядом, и неожиданно понял, что она и Димон давно практикуют настоящую семейную жизнь. Поэтому во взгляде заказчицы читалось сомнение. Мол, он и так всё получает, как только захочет, чего ему ещё не хватает?
– Дело в том, – сказал детектив, – что стараясь добиться вашей любви, он тратил денег значительно больше, чем мог заработать. Дима знал, что ваши родители очень богаты. Поэтому сильно рассчитывал, что в ближайшее время сможет жениться на вас. Тогда он оказался бы в вашей семье и получил в своё распоряжение довольно приличные суммы. После чего смог бы расплатиться с долгами. По крайней мере, он так всё планировал.
Однако месяцы шли, а ничего не менялось. К этому времени Дмитрий привык жить на широкую ногу и стал занимать всё больше и больше. Кончилось тем, что один из его кредиторов потребовал вернуть ему деньги.
Журавский сознался, что не сможет этого сделать в ближайшее время. Тогда тот человек предложил ему лёгкий выход из создавшейся ситуации. От Дмитрия требовалось очень немного.
Нужно было взять у приятеля пакет весом в один килограмм. Поехать с ним на другой конец Москвы. Найти нужный дом и квартиру и, сказав хозяину пару загадочных слов, обменять пакет на тяжёлую сумку. Сумку отвезти по третьему адресу. Отдать её человеку, который там его встретит. Получить за это «нехилые бабки» и жить себе дальше.
Дмитрий был далеко не дурак. Поэтому после первой же такой ходки он понял, что в пакете лежит сильный наркотик, а в сумке находятся огромные деньги, то есть плата за снадобье.
Понимая, что такая «работа» может привести его прямо в тюрьму, он пошёл на крайние меры. Предложил вам сбежать с ним на край света, но попросил прихватить с собой кредитную карточку. Вы ответили, что можете жить с ним хоть в шалаше, а это его не очень устраивало.
Тогда он решил сорвать большой куш другим сомнительным способом. Первым делом он нашёл покупателя на килограмм наркоты. Это был один армянин с овощной базы, расположенной недалеко от его общежития.
Потом он дождался очередного обмена «товара» на деньги. Взял посылку у своего «благодетеля». Отвёз её по данному ему адресу, но отдал клиенту не весь героин, а лишь половину. В самом центре пакета находилось сыпучее нечто, с виду очень похожее на дорогущий наркотик. Хозяин взял острый нож. Ковырнул им упаковку сверху и снизу. Убедился, что под плёнкой есть высококлассный товар, и расплатился сполна.
Дима взял сумку с деньгами и рванул к армянину. Сунул ему такую же «куклу», как и предыдущему дилеру, а взамен получил ещё столько же бабок. Отвёз всё это на продовольственный рынок, где часто подрабатывал грузчиком. Оставил у своего приятеля дальнобойщика и помчался к вам на свидание.
В ночном клубе «Пилот» он разыграл свой «уход в параллельное пространство и время». Спокойно вышел из клуба в виде молоденькой девушки. Вернулся на рынок. Сел в кабину транспортной фуры, которая возила фрукты и овощи, и уехал в родную Самару.
Дома быстро собрал чемодан с вещами. Прыгнул в поезд, идущий в Астану, столицу Казахской республики. Там сел в самолёт местной компании и отбыл в Калькутту. Это уже восточная Индия. Куда он направился дальше, я узнать не успел. Не было ни денег, ни свободного времени.
Елена слушала Романа со всё возрастающим страхом, а потом вдруг вскочила с удобного кресла и звонко воскликнула:
– Всё, что вы сейчас говорите о Диме, всё это неправда!
Детектив не стал спорить. Равнодушно пожал плечами и стал выкладывать на стол перед ней один лист пищей бумаги за другим. Это были материалы расследования «исчезновения» Димы.
Среди них оказались целых три заявления о розыске студента Журавского. Одно подано самой Еленой Смирновой, а два – от других людей, совершенно ей неизвестных. Видимо, это были подручные из тех уголовников, которые искали «пропавшего» парня, чтобы наказать его за обман.
Следом пошли оперативные данные, полученные полицией из московской преступной среды. В них говорилось о том, что курьер, по кличке «Журавль», вскрыл упаковку товара и разбодяжил его пополам. Всучил разведённый товар двум разным «пушерам». Получил с них по полной программе и смылся с деньгами неизвестно куда.
Под конец появился перечень тех пассажиров, что находились в том самолёте, который летел от Астаны до Калькутты. Фамилия Журавский была выделена в нём ярко-жёлтым маркером.
Прочитав все эти бумаги, Елена сгорбилась в кресле. Закрыла лицо руками и горько заплакала. Роман подал ей початую коробку с бумажными носовыми платками. Потом подошёл к холодильнику. Достал из него упаковку холодной минеральной воды. Свернул тёмно-синюю пробку и протянул рыдающей девушке.
Утирая слёзы салфетками, она благодарно кивнула. Взяла небольшую бутылочку и, пролив несколько капель на свою недешевую майку, сделала пару быстрых глоточков.
Детектив не стал смущать клиентку. Он отошёл к окну и посмотрел на стоянку машин, расположенную возле здания. Вспомнил о янки, который бесследно пропал в ночном клубе Большого Нью-Йорка. Покачал головой и подумал: «Наш российский студент провернул такую аферу совершенно один. Причём так достоверно, что все вокруг дружно поверили, что он пропал в параллельном пространстве. Чего уж тут говорить о богатой Америке, где работает всесильная мафия и ЦРУ, которые могут украсть всякого, кого пожелают.
С другой стороны, зачем кому-то нужны эти сложности, когда можно «взять» человека просто на улице? Сейчас все так заняты своими «айфонами», что никто не заметит, как кого-то «подсадили» в машину и увезли неизвестно куда».
Горький плач за спиной потихоньку затих. Послышались звуки сморкания. Потом Елена откашлялась и, судя по булькающим звукам бутылочки, сделала ещё пару глотков.
Решив, что клиентка совсем успокоилась, Роман повернулся к столу и увидел, что голубые глаза девушки слегка покраснели, нос чуть припух, но в остальном она уже в полном порядке.
Елена поправила волосы и тихо сказала:
– Благодарю вас за работу, господин детектив. Я словно знала, что вы сегодня закончите дело, и прихватила с собой немного наличных.
Девушка вынула из сумочки пухлый пакет. Положила деньги на стол. Встала, гордо вздёрнула голову и, бросив напоследок: «Всего вам хорошего», – быстро направилась к двери.
«Надеюсь, она ничего с собою не сделает. Не совершит какую-нибудь глупость? Выкинет из головы нищего студента Димона Журавского и будет жить долго и счастливо, – подумал Роман. – Как все люди из её богатого мира, параллельного нашему».