Dobroe utro, lubimiy! Ya uje daleko — vo Frankfurte. Skoro posadka na samolet v Ameriku. Mne nujno bylo uehat. Izvini, chto ne skazala tebe ranshe — podrobnosti v e-mail’e. Celuu:-*

From: Surikova Svetlana 09/06/06 6:44

 

 

From: Solntce

To: Sergey

Sent: Friday, June 09, 2006 05:52 АM

Subject: Podrobnosty

 

Здравствуй!

Посылаю письмо из Интернет-кафе в аэропорту Франкфурта. Сначала думала отправить тебе сообщение уже из Штатов, но вспомнила, что там другой формат сотовой связи и моя мобилка там только время показывать может, да и то если с часовыми поясами не напутаюJ Так что дописываю е-мэйл, отправляю тебе СМС и выбрасываю телефон в ближайшую мусорную корзинуJ

Блин, пытаюсь казаться беззаботной, но не могу даже начать писать то, что должна… У меня с собой на дискете есть письмо, я всю прошлую ночь его дома сочиняла. Сейчас перечитала — бред! Не могу я тебе такое отправить! Ладно, постараюсь сейчас написать короче, но по существу!

Сергей, я понимаю, что после целого года вместе я не имела права скрывать от тебя то, о чем пишу только сейчас, но иначе мне не хватило бы духу уехать. Прости. Мы с мамой переезжаем в Америку. Жить. Долго думала, добавить ли слово «навсегда», решила, что не надо. А вдруг? Хотя сама не знаю что «а вдруг?»…

У тети Веры ключи от нашей квартиры — заходи туда хоть иногда, пожалуйста. Хоть для того, чтоб поливать наши с тобой джунгли в горшочкахJ Чтобы я ни говорила, а ты молодец, что не дарил мне срезанных цветов…

Сейчас я не могу писать подробней. Когда более или менее обустроюсь в Америке, например ровно через неделю, я тебе обязательно напишу и расскажу всё-всё-всё. Главное, не волнуйся, у нас с мамой всё в порядке, тебе от нее большой привет!

Truly Yours*,

                               Света

P. S. Просьба одна. Не пиши мне пока, пожалуйста… Дождись моего следующего письма. Очень прошу!

P. P. S. Передавай огромный привет всем нашим знакомымJ

 

 

From: 140328073931@mail.com

To: Sergeytc “To\: Sergey”

Sent: Friday, June 16, 2006 00:00 АM

Subject: Sveta

 

Здравствуй, Сергей!

Я уже в Америке. Обустраиваюсь потихоньку. My English is very well, оказывается. По крайней мере, меня понимает не только мамаJ Много о чем хочется написать — ощущение, что я оказалась в новом мире, другой реальности! Вчера летали в Диснейленд, одним днем… Здорово! Хотя под конец хандру навеяло жуткуюJ В нашем парке КиО, конечно, нет таких наворотов, но как-то всё честнее… У нас деревья просто растут и не пытаются продать себя каждому посетителю, подстриженные, аккуратные, как пластиковые… И птицы — там они поют так бодро и однообразно, что волей-неволей ищешь в кустах динамикиJ Я, кстати, так и ни одного даже самого завалящего воробья не увидела, а спросить про источник звука не решилась: меньше знаешь — крепче спишьJ

Но пишу я не об этом. (Глубоко вдыхаю — и резкий выдох, как ты учил делать, чтобы решиться на что-то…)

Сергей, я… Словом, мы с тобой не можем быть вместе!

Так надо!

Не спрашивай: «почему?» — сама не уверена, что точно знаю ответ, но ТАК НАДО!

Помнишь, я уезжала на месяц? Тебе говорила, что к бабушке в Зеленоград…

На самом деле я была в Америке. Я больше года переписывалась с одним американцем и ездила к нему в гости. Не важно, где он живет, не важно, как его зовут, — не в том дело.

В общем, он предложил мне выйти за него замуж.

Сергей, я согласилась.

Не знаю, как оправдаться перед тобой — я прекрасно понимаю, что это можно назвать только одним словом: «предательство». Я тебя пре-да-ла. Делаю тебе больно, сама плачу постоянно, но не могу по-другому! Наверное, будет выглядеть лицемерием, если я скажу, что всё еще люблю тебя, но это действительно так. Помнишь, ты говорил, что главное для тебя, чтобы я была счастлива? Так вот, как бы хорошо мне с тобой ни было, счастливой я могу быть только там, где я сейчас… И этого не изменишь.

Поэтому прошу, пойми меня…

И, пожалуйста, не пиши мне и не пытайся найти — постарайся начать новую жизнь, без меня… Так будет лучше для всех.

Truly Yours,

                               Света

 

P. S. Сергей, спасибо тебе! Тот год, что мы встречались, — это лучшее время в моей жизни!

P. P. S. Более подробно обо всем я тебе напишу через неделю. Тогда ты сможешь сам судить, правильно ли я поступила. Прошу, обязательно ответь мне на следующее письмо. Можешь написать что угодно, я дала себе слово не читать твои письма (так легче), но ответь, пожалуйста! Получив e-mail от тебя, я буду знать, что ты прочитал мое письмо, всё понял и, может быть, даже простил меня…

 

 

From: 905965052347@mail.com

To: Sergey

Sent: Friday, June 23, 2006 00:00 АM

Subject: Sveta

 

Здравствуй, Сергей!

К сожалению, не знаю, как у тебя дела, надеюсь, что всё хорошо!

Я тут недавно задумалась: у каждого человека есть свое представление о счастье. Вернее, каждый бывает счастлив по-своему. Ведь бедный за свою жизнь испытывает не меньше положительных эмоций, чем богатый, правда? А инвалид, который учил людей тому, что «человек создан для счастья, как птица для полета»? (Помнишь, мы с тобой до трех ночи спорили по поводу этой книжки?J) Кажется, мое счастье — именно та жизнь, которой я живу сейчас! Роскошный дом, своя машина, бассейн, садовник. Я не считаю себя мещанкой, человеком, зависящим от вещей, но когда это всё идет плюсом к любящему тебя человеку, вырисовывается картина, очень близкая к моим представлениям об идеальной жизни…

Только что каталась на лошади! Представляешь, заехала на ней прямо в озеро. Я сижу верхом, а она пьетJ Так прикольно! Вспомнила Мюнхгаузена, на всякий случай оглянулась посмотреть, на месте ли вторая половина моей коняшкиJ А вчера мы ездили играть в гольф! У меня даже получилось попасть мячом в лунку. Правда, не буду говорить, с какого разаJ

А если быть серьезной, то сейчас я скажу тебе то, в чем не признаюсь даже себе. Сергей, я, оказывается, очень алчная и эгоистичная особа! Перед тобой мне незачем притворяться, строить из себя что-то… Красивая жизнь абсолютно вскружила мне голову. Я и сама не думала, что способна на такое. Просто приходит время, когда романтические грезы уступают место трезвому, взвешенному принятию решений. Сергей, я тебя не достойна! Ты романтик, вернее Романтик. Такой, каких не осталось уже! Тебя надо в Красную книгу занести. С тобой было настолько здорово, что порой я абсолютно теряла чувство реальности. Но мне хочется построить свою, настоящую жизнь. К тому же помнишь, ты у меня в комнате увидел лекарство — Neupogen и долго выспрашивал, чем я больна. Хорошо, что ты тогда не полез в Интернет узнавать про этот препарат. Просто у моей мамы начинается рак — его обнаружили на ранней стадии, и, скорее всего, всё обойдется, но нужен дорогостоящий курс лечения. Сейчас мама уже прошла все обследования — лечится на дому, мы возим ее к доктору раз в неделю. Когда она окончательно поправится, мы купим ей небольшой домик недалеко от нас. Мы уже смотрели один — это сказка! Аккуратный одноэтажный, рядом сад. Мама настаивает на том, чтобы посадить там несколько саженцев белого налива (помнишь яблоки, которыми мы объедались на нашей даче?J). А главное, рядом с садом, совсем-совсем рядом, в десяти метрах, есть замечательный маленький пруд. Мечта, а не домик!J Его нынешние хозяева должны переехать месяца через три. Мама уже вовсю строит планы, что куда поставить, где разбить огород и т. п.J

И еще… Между нами никогда не было неправды и недоговоренностей. Но у меня есть один секрет. Вернее, уже не секрет — просто я должна тебе сказать кое-что важное. По крайней мере, кое-что, бывшее важным не так давно. Я расскажу тебе об этом в следующем письме — ровно через месяц. Пока не могу: кажется, что прошлое рядом — откроешь глаза — тот же белый потолок, что и дома, словно никуда не уезжала. Иногда лежу на кровати и жду, когда ты пришлешь мне СМС с пожеланием доброго утраJ Ладно, это всё романтические бредни, через месяц я тебе напишу обо всем.

Truly Yours,

                               Света!

P. S. Ты помнишь, что всегда советовал мне, когда у меня было плохое настроение? «Подойди к зеркалу, посмотри на свое отражение и улыбнись ему!» Негрусти, крошкаЕнот!J

 

 

 

From: 984309490545@mail.com

To: Sergey

Sent: Sunday, July 23, 2006 00:00 АM

Subject: Sveta

 

Здравствуй, Сергей!

Недолго мне оставаться «мисс» — через две недели я стану «миссис»J Моя мама шутит: «Была мисс Сурикова, станешь миссис Ипикова»J Нет, я буду миссис Джонс. Хотя в Америке иметь такую фамилию — всё равно что не иметь никакой: «Мало ли в Бразилии донов Педро»J Сразу после свадьбы мы отправляемся в кругосветное путешествие. Мама успешно лечится, у нее появились здесь подруги. Мой будущий муж достаточно серьезно занимается благотворительностью — теперь вся эта деятельность отдана на откуп маме. Тут у них что-то вроде филиала Красного креста: несколько женщин, которые собираются два раза в неделю и проводят свободное время, думая, кому бы еще помочь и что бы такого сделать хорошегоJ Правда, с языком у мамы не очень, ты же знаешь, она в школе немецкий учила, да и то на уровне «хенде хох». Но ничего, теперь уже может общаться с «иностранцами» без моей помощи… (Ей хоть кол на голове теши, всё равно все, кто не говорит по-русски, будут для нее иностранцамиJ) Представляешь, недавно решила спросить у соседей лавровый лист.J Она до сих пор не может понять, как в доме может не быть лаврового листа!J Короче, несмотря на абсурдность просьбы и небогатый словарный запас моей мамы, соседи вынесли ей какую-то приправу типа гвоздики! Надо было видеть, с какой гордостью мама принесла ее домой! Наверное, пещерный человек с таким же выражением лица нес шкуру своего первого убитого мамонта!J

Впрочем, боюсь, что опять увлекусь рассказами о своей жизни, воспоминаниями о нашей, — я помню, что обещала рассказать тебе нечто очень важное.

Сергей, считай это исповедью: за то время, что мы были вместе, мне есть в чем упрекнуть себя. Как-то в сентябре прошлого года, уже поздним вечером, мне позвонил Андрей. Я тебе говорила о его отношении к девушкам, и, наверное, то, что я сама его бросила, к тому же ни разу с ним не переспав, сделало нас достаточно близкими друзьями. Сначала он со мной общался, чтобы понять как это его, такого замечательного, постигла неудача, потом понял, что с девушками, оказывается, и дружить можноJ Ему часто был нужен мой совет, мне хотелось помочь ему разобраться с теми проблемами, что он сам себе постоянно создает. В тот день у него были сложности с очередной девушкой, он был пьяноват, ну и предложил встретиться пообщаться. Тогда у нас с ним в первый и последний раз… Даже не знаю, как написать. Это, наверное, тот случай, когда уместно грубое слово «трахались». Сергей, прости меня. Если хоть что-то может послужить мне оправданием, то скажу, что у нас ничего не получилось. Когда он раздел меня и стал целовать — это было даже приятно, но когда я обняла его и чуть не сказала: «Любимый», — стало ТАК противно! Я спихнула его с себя и убежала в ванную. Меня трясло от отвращения — к нему, к самой себе, ко всему, что попадалось на глаза. Такое ощущение, что меня вытошнило на наши с тобой отношения и они никогда больше не будут такими, какими были. Это не образное выражение, меня действительно тошнило. Потом я долго стояла под душем и плакала…

Андрей посмотрел на меня как-то странно, но в общем всё понял. Буркнул, кисло улыбнувшись: «Повезло ему…» — и даже проводил до дома.

Прости, Сергей, за это, прости и за все те минуты, когда я заставляла тебя хмуриться, обижаться на меня. Прости за всё.

Truly Yours,

                               Света!

 

P. S. Если ты после моего признания всё еще хочешь получать от меня хоть какие-то вести — как обычно через месяц придет мое следующее письмо:-*

 

 

From: 834033342761@mail.com

To: Sergey

Sent: Wednesday, August 23, 2006 00:00 АM

Subject: Sveta

 

Здравствуй, Сергей!

Пишет тебе Svetlana V. Jhones, она же в девичестве Светлана Владимировна Сурикова! Очень хочется спросить: «Как у тебя дела?» — но, помня о своем обещании не читать писем от тебя, прошу считать этот вопрос риторическимJ Сразу на ум пришла строчка из стихотворения Кати, помнишь? «Похабен риторический вопрос, как обращенный в никуда из ниоткуда…» Кстати, что у нее нового? «Букера» еще не получила?J Впрочем, это тоже вопрос риторическийJ

Свадьба наша была как в кино! Так здорово! На лугу перед нашим домом соорудили небольшой пьедестал, рядом столики для гостей, оркестр, официанты в белых перчатках. А вечером — огромный салют! У нас таких и на День города не увидишь!

Сейчас плывем на огромном океанском лайнере. Скоро будем у берегов Индии — я немного боюсь сходить на берег — кажется, что змей там пруд пруди, страшноJ Все-таки в детстве я слишком часто перечитывала КиплингаJ

Представляешь, гуляла по Мадагаскару. Вспомнила, ты говорил, что здесь любил бывать Николай Гумилев. Мы ехали на машине по, казалось, абсолютно диким местам, и я во весь голос пела «Жирафа» (на твою музыку, само собой). Моему мужу очень понравилось. Потом мы гуляли, а я читала ему Гумилева. Он, конечно, мало что понял, но, мне кажется, стихи ему понравились не меньше, чем песняJ А для меня это было таким духовным прорывом… Словно все нервы оголены и по ним каждой строчкой как беличьей кисточкой проводят. Здорово!

 

Но этот сад, он был во всем подобен

Священным рощам молодого мира:

Там пальмы тонкие взносили ветви,

Как девушки, к которым Бог нисходит;

На холмах, словно вещие друиды,

Толпились величавые платаны,

 

И водопад белел во мраке, точно

Встающий на дыбы единорог;

Ночные бабочки перелетали

Среди цветов, поднявшихся высоко,

Иль между звезд, — так низко были звезды,

Похожие на спелый барбарис.

 

 

Ну да что я тебе объясняю: «Ты мне читаешь Гумилева на Мадагаскаре» — сколько раз мы представляли себе эту картину, любуясь закатом на крыше нашей девятиэтажки!

Сейчас у меня абсолютно сумасшедшее чувство, как будто несколько реальностей: наши встречи на крыше, вечер на Мадагаскаре и лайнер сейчас — наложились одна на другую и стали новой волшебной, но от этого не менее настоящей жизнью. С этим чувством постараюсь и уснуть. Пока!

У тебя Всё Будет Хорошо!!!

Truly Yours,

                                     Света!

 

Вместо эпилогаtc “Вместо эпилога”

 

Здравствуй, Сергей!

Если ты читаешь эти строки, значит, тетя Вера дала тебе ключ и от моей комнаты. Что ж, очень рада за тебя, потому что этот ключ ты должен был получить только спустя два месяца после того, как у тебя появится другая девушка.

Сергей, все мои письма про Америку — это неправда. Хотя лучше сказать, этого не было на самом деле: всё, о чем я писала тебе, — это та жизнь, которую я хотела прожить. С тобой! Спасибо за то, что ты дал мне этот шанс. Это была действительно очень интересная жизнь.

Что же касается реальности… Сергей, помнишь 13 мая 2006 года? Мы в тот день были на крыше. Я еще спросила, опираясь одной ногой об ограждение: «А что если эта железка проломится и я упаду?». От твоего серьезного, без капли иронии ответа: «Я упаду вслед за тобой» — мне стало как-то не по себе… Я уже знала, что меня ждет в ближайшее время… Тогда я и решила написать эти письма.

Дело в том, что их тебе пересылаю не я. Этим занимается постоянно работающий сервер московского онкодиспансера. Позвони, пожалуйста, по номеру на визитке, которая прикреплена к письму. Это телефон доктора, который помог мне реализовать мой план. Представься, скажи, что от меня, попроси отключить программу и переслать тебе сразу все оставшиеся письма.

Сергей, как ты, наверное, догадался, меня уже нет в живых. Я умерла от рака крови в московском онкологическом диспансере через некоторое время после того, как ты получил мое первое письмо «из Франкфурта». Сергей, любимый, прости за обман, но я не хотела, чтоб ты видел меня в последние дни — это довольно жалкое зрелище, лучше остаться в твоей памяти красивой, какой ты меня помнишь, какой ты меня любил. Так же, как я любила тебя. Любила до последней секунды…

Truly Yours, Света!

 

* Truly Yours (англ.) — навеки твоя. Обращение, которым принято заканчивать письма в англоязычных странах.