Голоулин Алексей

НЕ В ЭТОТ, ТАК В ДРУГОЙ ХОРОШИЙ ГОД


Основа  жизни

 

Основа жизни, говорят, вода -

Я сердцем это чувствовал всегда.

И где бы я не ездил, не ходил,

Возле воды полжизни проводил.

 

А чтоб дышать, нам рядом нужен лес.

Воистину – он чудо из чудес,

Он – лёгкие его, твои, мои,

И даже целой матушки-земли.

 

А для тепла разумный человек

Жар щедрый у огня забрал навек,

И самого навеки приручил,

Хоть и справляться не хватает сил.

 

Три силы, три великих естества,

Без всякого волхвства и колдовства

Нас избавляют от любой беды

Огнём костра в лесу и у воды…

 

Память

 

Я был в Москве – прошло почти полгода -

И я сходил, хоть кладбищ не люблю,

И был январь, но плакала природа,

Оплакивая смерть, судьбу твою.

Наверное, мне это показалось,

Я молча у могилы постоял

И посмотрел. И мне повспоминалось,

Что чувствовал, когда тебя я знал.

О, что ты, нет, конечно же, не лично,

Как большинство, когда смотрел и слушал,

Ведь творчество артистов, да столичных,

У всей России волновало душу.

И тех, кто так писал, как будто видел,

И так играл, такие песни пел,

Как будто лично кто его обидел,

Хотя: – «не воевал и не сидел!»

И я ушёл. От горя, словно пьяный,

И было грустно и, конечно, жаль,

Что ты ушёл из жизни слишком рано,

Сорвавшись с пика жизни в вертикаль.

 

Первый  дождь

 

Ты словно бешеный идёшь,

Вниз падая небесной манной.

С лучами солнца первый дождь

И, словно молодость, упрямый.

Ты промочить нас норовишь

И неготовых и готовых,

И от тебя не убежишь,

Как и от жизни светлой, новой.

Ты с нас смываешь все грехи,

Что накопили мы зимой.

Ты, как весенние стихи -

Такой же нежный и родной.

Ты, словно первая любовь,

Что у весны в глазах сияет,

Потоком тёплым вновь и вновь

Сердца и души омывает.

Тебя порой так долго ждёшь,

Как первых молний дальний гром.

И непременно ты придёшь

Из тучки в небе голубом.

 

Перед  сном

 

Солнце скрылось в лесу густом,

Порасплавило туч края.

Затихает всё перед сном,

Закрывает глаза земля.

На разведку туман пополз,

По-над самой водой завис.

Издалёка песню донёс -

Ветерка ночного каприз.

Отблеск солнечного огня

Разливается по реке,

И гитарной струной звеня,

Отзывается в уголке

Восхищённой моей души,

Что не хочет никак уснуть,

И торопится, и спешит

Всё запомнить, на всё взглянуть.

Напоследок будто обнять,

Словно тот, который влюблён

И с собою навеки взять

В свой спокойный и нежный сон.

 

Полёт

 

Даёт команду жизнь – «на взлёт!»,

Второй не жди, не повторится.

И выбираешь сам полёт,

Какой лететь по небу птицей.

Парить ли высоко орлом,

Иль жаворонком кувыркаться,

Иль гордым грустным журавлём

Курлыкать в небе и прощаться.

Стремителен стрижа полёт,

Ещё скорее быстрый сокол.

Жизнь выбор здесь большой даёт –

Кем быть нам в небушке высоком.

И будь ты малым воробьём,

Иль лебедем захочешь стать.

Не важно это – дело в том,

Что приглашает жизнь летать.

Её прожить, как песню спеть,

С мечтой своей не расставаться.

Не просто ползать, а – лететь!

И лишь на время приземляться.

 

Пребудет  мир…

 

Пребудет мир с тобой, поэзии страна,

Средь жителей твоих хотел бы я остаться,

Как сеятель седой посеять семена

Любви и красоты, и всходов дожидаться.

От зла и подлой лжи те всходы охранять

Крепчайшей сетью слов, калёной рифмой строк,

Ты только подскажи, как часто поливать,

Чтобы взошла любовь, иль красоты росток.

И чтоб день ото дня росли и расцвели,

Чтоб наделили всех прекраснейшей мечтой,

Чтоб дали семена и снова проросли,

Звенел чтоб детский смех над мирной стороной.

 

Птица

 

Я вскрикну птицей, в небо уходя,

Не раненной, вполне счастливой птицей.

С последней каплей вешнего дождя,

Умывшего и улицы и лица.

 

В высокой и прозрачной синеве

Я, словно в океане, затеряюсь.

Быть может, кто-то вспомнит обо мне,

На небо глядя, солнцу улыбаясь.

 

Меня услышит в нежном пенье птиц,

В черёмухой расцветшем лунном мае,

Увидев томный взгляд из-под ресниц,

Услышит вздох, что мною издаваем.

 

Везде я буду ласковой весной.

И в теплой, лунной ночи растворяясь,

Я не покину этот мир земной,

Встречаясь, прикасаясь и влюбляясь.

 

Разливаясь,  туман…

 

Разливаясь, туман,

Словно нежной невидимой клеткой,

Накрывает природу,

Как ласковый, летний дурман.

И вселенский обман,

Словно сладкой, из детства, конфеткой,

Обволок нашу жизнь,

Отсылая к невиданным снам.

В непролазной глуши,

Продираясь к неведомой речке,

Мы вперёд не спешим,

Чтобы что-нибудь не пропустить.

От далёких вершин

Отделяет лишь миг человечка,

От его не пройдённых

И не покорённых вершин.

Я с тобою пройду,

Хоть и кажется то невозможным,

И любую беду от меня и тебя отведу.

Я тебя приведу

В мир прекраснейший, добрый, таёжный,

Где, как в сладком бреду,

Нас печали и радости ждут…

 

Знакомый вид

 

Привычный и давно знакомый вид:

Рассвет, туман и тихая речушка, -

Но отчего-то сердце так щемит,

И плачет, словно юная девчушка.

И на душе какой-то непокой,

Как будто что-то должен и обязан,

Как будто что-то связано с рекой.

Нахлынула и накатила разом,

Хоть светлая, но дикая тоска,

Как будто перед кем-то провинился.

Прости же, незнакомая река,

Что кто-то в край родной не возвратился.

Что не стоит, как я, перед тобой,

И слёзы огорченья не скрывает,

Не делится с тобой своей тоской,

Но все обиды сердцем принимает.

И верь, когда-то всё равно придёт,

Как путник, заблудившийся в тумане,

Не в этот, так в другой хороший год,

С рассветом и предутренним туманом.