Игнатик Валерий

«ПЕРЕВЕДИ МЕНЯ ЧЕРЕЗ МАЙДАН…»


«Грузинский князь» привез гуманитарную помощь

 

Одним словом, не заскучаешь, если у тебя профессия – политическая журналистика. Тем более, если ты в который раз (кажется, уже в четвёртый?) просыпаешься в «Лыбеди» (киевский интуристский «хотел») от того, что в коридоре драка со стрельбой и битьём стёкол, русский мат перемежается с грузинской бранью. Догадываешься, что это сосед (через два номера) Дато, «грузинский князь», как он сам о себе говорит, приехавший «поддержать украинских братьев, выступивших против Москвы». Дато пару раз приходил ко мне в номер с грузинским коньяком «намного лучше французского, говорил он, «Наполеон» в Киеве – обыкновенный коньячный спирт для кондитерских нужд» и хвастался, что «Мишо Саакашвили мне как брат, мы с ним ещё в 90-х здесь в Киеве такими делами воротили…» Дато не верит, что я русский журналист: «Я помню тебя, ты был здесь в 90-х, ты, наверное, с Востока (Восточная Украина), мы тогда на Востоке занимались углем, ты вроде бы тоже углем занимался…» Самое поразительное это то, что осенью 1990 года я был действительно в Киеве, жил тоже в «Лыбеди», только этажом ниже и соседом моим справа был тоже грузин (имени уже не помню), который приехал в «незалежную» по делам бизнеса. Тогда по Крещатику ходили группами с «жовтно-блакитными» флагами, к ним подходили прохожие, вступали в разговоры, спорили, но беззлобно, часто подшучивая над оппонентами и над самими собой. Тогда тоже говорили: революция, мы теперь сами себе хозяева, наконец-то перестанем кормить москалей. Украина станет богатой, как Америка. К слову сказать, в магазинах Киева тогда, как и у нас, тоже было шаром покати, правда, в кооперативных магазинах и на рынке было всё, но по запредельным ценам. А за американские рубли брались достать что угодно, хоть атомную бомбу или «красную ртуть», тогда все пытались купить (или продать) эту мифическую ртуть, которая стоила миллионы «зелёных» и которую никто в глаза никогда не видел.

Прошло 23 года, а такое ощущение «дежавю», что, кажется, сейчас включишь гостиничный телевизор, а там Кравчук с Горбачёвым фальшиво улыбаются друг другу, жмут руки, но уже знают, что великому Союзу отмерены какие-то месяцы, к тому же дачу генсека КПСС в Крымском Форосе уже отремонтировали…

«Грузинский князь» привёз украинским братьям гуманитарную помощь, за ней-то и шли с утра до вечера к нему в номер, растаскивая холодную февральскую грязь грубыми армейскими ботинками по гостиничным ковровым дорожкам небритые, пропахшие вонючим (горелая резина) дымом костров «хлопцы с Майдана». Причём никакой конспирации, всё делалось в открытую, так, как будто здесь, в Киеве, не было больше ни милиции, ни СБУ (служба безопасности Украины). Зачастую выдача «гуманитарной помощи» заканчивалась вульгарными пьянками, начинавшимися фольклорно-пристойными песнями типа «Запрягайте хлопцы кней…», прерываемые воплями «Слава Украине!» и заканчивающиеся куплетами гимна «Еще не вмерла Украина», который, впрочем, никогда до конца не допевали. Бывало затягивали и по-польски: «Пока польска не сгинела…». Затем почти всегда слышался страшный грохот – будто на пол падает вся мебель в номере «грузинского князя», а вместе с ней рушились и стены, «герои Майдана незалежности» палили в потолок, крещендо разбиваемого стекла завершало музыкальный звукоряд революционного праздника раздачи «боевых»…

Сначала Дато раздавал «боевые» в долларах, потом, сообразив, что курс гривны с каждым днём революционного бардака стремительно падает, разменял свою «гуманитарную помощь» на местную валюту. Сколько таких Дато в отелях и на частных квартирах украинской столицы было в эти дни, никто не знает. Но то, что денег хватало у майданщиков, свидетельствует хотя бы ежедневный маршрут двух микроавтобусов от киевского Майдана до Западной Украины – они отвозили деньги «домой», деньги, что «зробили хлопцы в бою с врагами Украины». Те, кто стоял в «первой линии обороны Майдана», получали по 100 гривен (около 10 долларов) в день, во второй – 80, в третьей – 60. Это тариф для «пехоты», сотники и постарше получали в разы больше. Революционный «5-й канал» ТВ каждый день показывал «простых украинцев», бескорыстно жертвовших жизнью «за свободу и независимость новой Украины», а я видел «сотников» Майдана, приходивших к Дато за «зарплатой». Кто платит «революционерам», чьи деньги раздавал Дато, выполнявший роль посредника? Несмотря на всю словоохотливость и крепость грузинского коньяка Дато очень ловко переводил разговор с темы жертвователей «гуманитарной помощи» на тему «деньги правят миром». Понимаешь, брат, – говорил «князь», – это бараны, они пойдут туда, куда нам надо, мы им платим копейки и они счастливы, что им вообще что-то дают в этой нищей стране. А милицейскому начальству, прокуратуре и судьям уже отвалили столько, что они будут тихо сидеть по кабинетам до самого конца, делая вид, что ничего не происходит. Власти настоящей, брат, в этой стране уже давно нет…

То, что власти никакой нет, кроме власти силы, власти кулака, становится ясно, как только выходишь на улицу – в Киеве ни одного милицейского патруля, милиции нет вообще – они будто провалились сквозь землю. Супермаркеты, кафе и рестораны охраняют ЧОПовцы, в считанные дни расценки на услуги частной охраны подскочили в несколько раз, жалуются в клубе предпринимателей «Деловой Киев». Правда «Беркут» ещё держит кольцо вокруг Майдана, но его кольцо больше напоминает оборону на два фронта: изнутри жмут «майданщики», а с тыла вдруг вместо подразделений внутренних войск, которые неожиданно, без предупреждения, покидают свои позиции, появляются группы боевиков, вооруженные арматурой, топорами и молотками – в первой линии и коктейлями Молотова – во второй. Об этом мне рассказывает майор днепропетровского «Беркута» с выражением смертельной усталости на лице. – Хорошо, что ещё пожарные расчёты приезжают, эти бандеровские подонки жгут вокруг нас всё, что горит, вы были там у них на той стороне? Они же все «ширяются», там, наверное, каждый день шприцы кучами сметают…

 

Запах Майдана и журналистская «правда»

 

Никто там ничего не сметает. Майдан давно уже стал похож на свалку, только кое-где у линялых армейских палаток, где за наспех сколоченными столами обедают и ужинают с красными от недосыпа и перепоя глазами «бойцы», вроде кто-то подметает. Но запах, запах чёрт знает какой, кто бывал на загородных тлеющих мусорных полигонах тот поймёт меня. Хотя большинство майданщиков в масках, в платках, закрывающих пол-лица – все боятся попасть в объектив видео. Здесь все всех снимают – миллионы кадров этой дикой революции, в какой видеоархив они попадут? Кто в нём будет копаться, кроме спецслужб и журналистов?

Кстати, о журналистах. Увидел здесь когда-то очень популярного энтэвэшника Евгения Киселёва. На государственном телеканале он называл Януковича «мудрым и терпеливым, как князь Владимир». Жалкое зрелище – независимый журналист, борец с коррупцией в России и так прогибаться на Украине перед тем, кого даже местные СМИ величают не иначе как «коррупционный Папа…» Кстати, украинцы обижаются, когда говоришь «на Украине» (надо говорить «в Украине»), потому что получается, что ты «на окраине» чего-то, то есть не в независимом государстве, которое вот-вот станет членом большой европейской семьи, а на окраине, на окраине чего? Разумеется – России…

Другой энтэвэшник Савик Шустер, запомнившийся по ток-шоу в прямом эфире, продолжает и здесь работать в том же жанре. Он, сверкая тысячедолларовыми очками «Gilmore» и бегая, как спринтер – в свои 60 – по студии с микрофоном, «испепеляет» своих воображаемых противников – Януковича и «тоталитарную Россию Путина» – напалмом непонятно откуда взятой статистики и сомнительных цитат, якобы принадлежащих то президенту России, то премьеру Медведеву, а то недавно помилованному Ходорковскому и даже покойному Березовскому. Шустер, имеющей, между прочим, немецкое гражданство и Киселев руки друг другу не подают. И вообще здесь, на Украине, в эти окаянные дни особенно заметна разница между пишущими журналистами и телевизионщиками. Если последние только показывают «картинки», почти не комментируя факты и события, то пишущая братия должна прежде всего ответить на вопрос: что происходит здесь и сейчас и что будет завтра. А показывают все одно и то же – CNN, и FRANCE-1, и ВГТРК. А вот пишут все разное, хотя в баре ресторана «Ришелье», где собираются к 11-ти вечера аккредитованные и «неучтённые» властью (да и не у кого аккредитоваться и вставать «на учёт») «бойцы» информационного фронта почти всегда часам к двум ночи находят общую платформу смысла происходящего. Украина неизбежно и неотвратимо летит в пропасть – политическую, экономическую, культурную. Владислав Шурыгли из российской «Журналистской правды» говорит: «Вот смотри. Украина генетически предрасположена к анархии, махновщина, кажется, стала уже частью политического фольклора, независимо от того, какой век на дворе. Вот что значит не иметь государственной традиции, Украина практически никогда не была самостоятельным государством, даже в эти 23 года после развала СССР. Ведь «Майдан» – это всё тот же казачий круг, где выбирают атамана, крича «любо!» или «геть!», размахивая сабельками (а теперь – битами) и паля в воздух. Вспомни, «оранжевую» революцию 10 лет назад, один к одному, только без трупов…»

 

Кто нанял снайперов из «ЧВК»?

 

Самое любопытное это то, что в то время, когда политики ломали голову над вопросом: кто были эти снайперы, стрелявшие и в «Беркут» и в «майданщиков», журналистское братство бара «Ришелье» уже давно знало наверное, что это были стрелки из «ЧВК» (частная военная компания), о которых по ТВ вообще молчали до тех пор, пока через киевский аэропорт «Борисполь» двумя «чартерами» не прибыли 300 бойцов американской «ЧВК» – «Blakewater» в полном снаряжении. Она будет охранять новое правительство Яценюка и Верховную Раду. Украина дожила – некому доверить охрану госвласти, позвали американцев…

Но снайперы были не американцами, а местными, тоже из «ЧВК», зарегистрированной в Австрии. Другой вопрос: кто заказывал этих снайперов? Ну здесь уж пускай поработают спецслужбы Европы и спецкомиссия, о создании которой уже договорились и ЕС и Россия, и нынешняя власть Украины.

Точно также и с «х-людьми», хорошо вооружёнными, в новой армейской форме без опознавательных знаков, занявших ключевые позиции в аэропортах Крыма, у воинских частей полуострова и правительственных зданий. Выяснить, что это тоже бойцы «ЧВК», для журналистов не составило никакого труда, хотя политики и телевизионные комментаторы до сих пор задают в телеэфире риторические вопросы: кто эти люди? Неужели это и правда переодетый российский спецназ? Эти игры в политические прятки поражают воображение только наивных обывателей. Фамилии украинских олигархов, нанявших и «киевских снайперов» и тех, кто патрулирует полуостров знают всё, но театр мнимых загадок на Украине продолжается.

 

«Переведи меня через Майдан….»

 

«Всё, что можно было украсть, у нас уже украли» – говорят мне и киевские таксисты, и парикмахеры, и украинские коммунисты, и либеральные университетские профессоры столичных вузов. «Украли всё, кроме надежды», – говорит у входа в метро седой музыкант в рваных джинсах и такой же куртке. Он, устремив глаза в пасмурное киевское небо, перебирая гитарные струны и простуженно хрипя, просит: «…Переведи меня через Майдан». У кого просит? Наверное, у Бога.

Подходит «патруль» – пятеро майданских партизан, вооружённых кто чем, у одного на шнуре за поясом пистолет, приказным тоном просят показать документы. Я воробей стреляный (в моей биографии это 5-я «горячая точка»), вижу, что я им сходу не понравился, ни капли не смущаясь, достаю из кармана румынский паспорт (сувенирная фальшивка, купленная в своё время на рынке Кишинёва в одну из командировок в Приднестровье). Патрульные, конечно, в этих делах ни уха, ни рыла, мой румынский «паспорт» вызывает у них явное одобрение, чубатые парубки тупо улыбаются, просят закурить, я развожу руками, они продолжают улыбаться, явно «западенцы». С какого-нибудь хутора из-под Львовщины. Возвращают паспорт, идут дальше, с такой патрульной стражей «вильна Украина» может спать спокойно…

 

Едем в Крым

 

С одним из помощников депутата Верховной рады еду на юг, а точнее – в Крым, в последние дни только и разговоров, что об отделении Крыма от Украины. В клубе «Деловой Киев» про отпадение полуострова от Украины как о деле решёном мне говорил один из крымских предпринимателей ещё 21 февраля, в тот день, когда Янукович подписывал с европейскими министрами соглашение о гарантиях, что до декабря 2014 года на Украине будет сохраняться статус кво. Фактически это был документ о капитуляции. Крымский бизнесмен тогда сказал мне: «Ты видел этот позор Украины? Вот такое ничтожество в нашей стране может быть президентом. Одно утешает, что Крым теперь точно будет российским. Украина так и не смогла стать реальным государством, это обломок бывшего Союза, ума не приложу, как это вообще стало возможным, что в 1991 году Россия забыла про Крым. Кравчук тогда и не рассчитывал, что Украине отдадут Севастополь, а вместе с ним и весь полуостров. А Ельцин только рукой махнул: да забирай…»

Едем в Крым, пару раз останавливают, помощник депутата тычет своим удостоверением в лицо усатому «западенцу», я хладнокровно козыряю своим «румынским паспортом». Мне вежливо улыбаются, а помощнику читают революционную лекцию на тему: «Зараз богато таких подможенцев…». Обещают утопить всех в Днепре, но осмотрев машину, всё же пропускают. Пока помощник депутата, отъехав от патруля, на чём свет стоит клянёт «бандеровскую сволочь», я грустно размышляю о том, что Украина не могла в одночасье стать проходным двором, она им была всегда. И для таких как «грузинский князь», и для «солдат удачи» из «ЧВК», и для всех остальных, кто слетелся сегодня сюда как вроны на падаль…

 

Никаких иллюзий

 

В Симферополе тепло, у нас так бывает только в начале мая. На улицах никакой «революции», буднично размеренный ритм, в котором люди, машины и даже белые весенние цветы в редкой зелени – мирнее мирного. Первая встреча с бывшим полковником украинской армии, ныне активистом крымской региональной партии «Русское единство», которую возглавлял нынешний премьер крымской автономии Сергей Аксёнов. Спрашиваю, нет ли у русских политиков Крыма иллюзий по поводу своего будущего, будущего Крыма? Полковник по-солдатски немногословен, но категоричен: «Никаких иллюзий. Ситуация созревала 23 года. Это не эмоциональный порыв, это осознанный выбор. Сегодня события зашли так далеко, что ни у нас, ни у России обратной дороги нет. Нам уже никто не помешает – ни Киев, ни НАТО, ни Америка. Что они могут сделать, если два миллиона крымчан не хотят жить в этом украинском бардаке, мы – плоть от плоти русские и хотим жить в России – это не политические игры, а вопрос жизни и смерти!»

Говорим о силах самообороны Крыма. Это казаки, бывшие «беркутовцы», русские и украинцы, крымские татары, болгары и даже сербы. О крымских татарах особый разговор. Вначале дело чуть не дошло до кровопролития, татары схлестнулись с русскими, глава меджлиса крымских татар Чубаров с самого начала «революции» обнимался с киевскими майдановцами, клялся верности Киеву. Однако звонок из Чечни сыграл решающую роль. Я не знаю, что уж сказал Рамзан Кадыров Чубарову, но татарские активисты в момент разошлись по домам. Одновременно и Турция, которая покровительствует местной татарской общине, попросила Чубарова (после телефонного разговора Путина с Эрдоганом) «сдерживаться». С другой стороны, за 23 года кроме обещаний украинских властей – окончательно реабилитировать и сделать крымскую общину «вторым государственным этносом» на полуострове – крымские татары ничего не получили.

 

Если перекроют кран с днепровской водой

 

Потом в Верховном совете Крыма Рустам Темиргалеев, сам крымский татарин и первый заместитель Сергея Аксёнова, скажет: «У нас, как и везде, есть откровенные противники присоединения к России, но таких не больше 8-10 процентов, я знаю, что говорю, я сам из семьи, пострадавшей от антитатарских репрессий в Крыму. На референдуме подавляющее большинство крымских татар скажет «да» России. Главное – потом не обмануть ожидания народа…»

Спрашиваю, не боится ли Крым, что Киев перекроет кран с днепровской водой, поступающей на полуостров по Северо-крымскому водопроводу. Тут же уточняем, что у водопровода частный хозяин и вряд ли он захочет убить свой бизнес ради амбиций непонятно кого – ещё неизвестно, кто станет президентом Украины 25 мая, каким будет новый парламент. Я замечаю, что шансы Юлии Тимошенко на президентство велики как никогда, и рассказываю заместителю Аксёнова, что сам был свидетелем, как сапёрный батальон под Саратовом за сутки прокладывал 168 метров точно такой же трубы, какую имеет Северо-крымский водопровод – 20 дней и в Крым потечёт российская вода, не хуже днепровской…

 

Севастополь – русский город

 

Уже пред отъездом встречаюсь с двумя офицерами украинской части под Симферополем, которая ещё не перешла на сторону крымского правительства (70 процентов воинских частей уже сделали это). Им звонят из Киева и грозят «по 15 лет тюрьмы за предательство», они просят почему-то меня: «Вы бы силой зашли к нам на территорию, а мы бы сообщили Киеву, что к нам сбросили десант и сопротивляться бесполезно… Дюже надоела эта свистопляска!».

Ещё один важный штрих: никто, даже махровые бандеровцы в Киеве (которых, по моим подсчётам не более 8-10 тысяч, для сравнения численность украинской армии – 137 тысяч человек), не ставят под сомнение, что Севастополь – русский город. Если мои собеседники из «Правого сектора» говорили о севастопольской базе русского флота со смесью страха и ненависти, то остальные – и депутаты Верховной рады и простое украинское народонаселение признавали, иногда, правда, с сожалением, что Севастополь, конечно, русский, а вообще лучше было бы, если бы он был где-нибудь подальше от Украины…

 

Уже на расстоянии от дымящейся Украины, и раньше не чужой, а сегодня ещё более близкой, не могу отделаться от мысли, что всё, что видел в эти дни – горящий Киев, баррикады на Институтской и Грушевского, убитых и раненых, смертельно испуганных и безумно храбрых, весь дым событий и туман слов, всё это не должно помешать увидеть зеркало. И главное – не испугаться отражения. Зеркального отражения того, что могло быть и у нас. И всё чаще вспоминаю музыканта у киевского метро: «Переведи меня через Майдан…»

 

Киев-Симферополь 15 февраля-6марта 2014 года