Карлюкевич Алесь

КРЫЛЬЯ ПОЭЗИИ

 

Заметки неравнодушного читателя

 

(Вячеслав Ар-Серги, «Вслушаться в себя…»  - Ижевск:2012. – 304 с.)

 

Являясь по своей человеческой натуре идеалистом, мечтая о возможном совершенстве мирового обустройства, я очень трепетно отношусь к литературе. Считаю, что она как яркая составляющая культуры вообще, все ещё обладает способностью реализовать на деле важный, очень важный, очень значимый лозунг: «Меньше агрессии там, где больше культуры». А в литературе показателем готовности общества двигаться к миру духовной гармонии, несомненно, является поэзия. Можно даже подчеркнуть и написать с заглавной буквы: Поэзия…

Книга Народного писателя Удмуртии Вячеслава Ар-Серги «Вслушаться в себя…» (Ижевск, 2012), в которой под одной обложкой собраны стихи, рассказы, киноповесть и даже интервью, все-таки начинается с поэзии. А литературная судьба Вячеслава Ар-Серги начала формироваться с публикаций первых рассказов. Но вот сегодня активно работающий в разных жанрах, он, к чьему мнению, чьим взглядам прислушивается, присматривается удмуртский (и не только удмуртский) читатель, все больше, все чаще обращается к поэтическим исканиям. Почему так происходит? Атнер П. Хузангай, чувашский литературный критик, культуролог, в послесловии к чебоксарской книге Вячеслава Ар-Серги «Засечки на тамге» так ответил на этот вопрос: «…Вячеслав начинал всё же с прозы. Свой певрый рассказ он опубликовал в 15 лет. Назывался рассказ символически «Которая дорога ведет к счастью?»

Потом было много книг. Самых разнообразных. Относительно жанров словесности Вячеслав Ар-Серги универсален. Проза (рассказы, повести, романы), пьесы, сценарий первого удмуртского художественного фильма «Тень Алангасара», переводы (в том числе и «огненного ангела» чувашской поэзии Мишши Сеспеля), видеофильмфы – и были стихи. Он упорно искал своего читателя-собеседника и, очевидно, находил его, предлагая ему самые разнообразные формы диалога, доверительного разговора…»

И ещё – из послесловия Атнера П. Хузангая: «Они (стихотворения – А.К.) просты и порой даже обыденны. Обычная разговорная речь, задушевная интонация. Некоторые как бы содержат зерно сюжета для небольшого рассказа. Тексты о любви, признания в любви, объяснения в любви. Образ любимой может быть и вполне земным, а иногда лунным, солнечным…» Выходит: художник слова выстраивает доверительный мост между своими открытиями, которые старается донести простым языком, и читателем.

И я бы ещё вот что добавил, отвечая на вопрос о выборе… Вячеслав Ар-Серги, рассматривая весь мир с высоты своего личностного опыта, с высоты своего образования и сугубо личностного представления о мироздании, постоянно горит желанием соединить мировые высоты, мировые художественные открытия с опытом жизни удмуртского народа.

 

Притулилась деревня моя

К огромному шару земному.

Одиноко лежит колея,

Параллельно тракту большому.

 

Воробей перемёрз до костей,

Но от страха чирикает в мат.

Не дождаться ему тут гостей -

Поле, лес да речной перекат.

 

Побреду под чирик воробья

По хрустящему белому снегу.

Ждёт меня, как во льду полынья,

Колея моя к серому дому.

 

В полынье этой воду черпну,

В самоварчике чай сноровлю.

Самокрутку тугую сверну…

Родиною это чохом обзову.

 

Пусть другим – другое,

Мне ж – оставь моё,

Не хочу чужое,

Лишь бы мне своё.

 

-утверждает, уточняет свой мир в стихотворении «Родина» Вячеслав Ар-Серги. И этим мне напоминает и наших белорусских поэтов начала XX века – Купалу, Коласа, Максима Богдановича, Алеся Гаруна, Владимира Дубовку. Не все из этой мощной «пятёрки» сегодня известны в одинаковой степени. Но все они равны между собой в отстаивании родного, идущего из недр национального житейского опыта. Пишу о недавно написанных стихотворениях Вячеслава Ар-Серги, а перед глазами «белорусский гимн» Янки Купалы «А кто там идёт?» . Цитирую в переводе на русский язык Максима Горького:

 

А кто там идёт по болотам и лесам

Огромной такою толпой?

- Белорусы.

 

А что они несут на худых плечах,

Что подняли они на худых руках?

- Свою кривду.

 

А куда они несут эту кривду всю,

А кому они несут напоказ свою?

- На свет божий.

 

А кто ж это их – не один миллион -

Кривду несть научил, разбудил их сон?

- Нужда, горе.

 

А чего ж теперь захотелось им,

Угнетенным века, им, слепым и глухим?

- Людьми зваться.

 

Созданное в 1905-1907 годах, стихотворение белоруса Янки Купалы сразу привлекло внимание писателей, поэтов разных народов. Не случайным кажется заявление Кайсына Кулиева: «Стихотворение «А кто там идет?» я знаю с юных лет. И переводил его с удовольствием. И потому, что оно чудесное, и потому, что я сын народа, который очень много испытал… Стремился, чтобы мой перевод был как можно ближе к оригиналу и звучал просто, натурально… Я считал для себя радостью и честью переводить отличное, справедливое стихотворение Купалы».

Наверное, слово в слово могли бы повторить сказанное балкарцем Кайсыном Кулиевым и удмуртские поэты, переводчики… А у удмуртов впервые к переводу «А кто там идёт?» обратился в 1915 году совсем юный Кузебай Герд – тогда он ещё, будучи учащимся учительской семинарии, подписывался как Кузьма Чайников. В переводе К. Чайников несколько отошёл от оригинала и по-удмуртски первая строфа звучит следующим образом: «А что там впереди виднеется// Кто там идёт, кто идёт? – // Удмурты…» Стихотворение народного певца Беларуси на удмуртский язык в последующие годы перевели ещё Прокопий Чайников (в 1937) и Гай Сабитов ( в 1978). В 1947 году Прокопий Макарович Чайников выступил и со статьёй, посвящённой Купале, в которой отметил актуальность, популярность произведений белорусского поэта, их большое значение для родной литературы. Отрадно, что стихотворение Купалы «А кто там идёт?» переводилось на удмуртский на разных этапах развития удмуртской национальной поэзии. Возможно, к переводу «белорусского гимна» обратится ещё и Вячеслав Ар-Серги. Он – из числа тех мастеров слова, кто способен услышать голос гения, голос Купалы.

Из многих стихотворений автора книги «Вслушаться в себя…» мне очень нравится вот этот простой и лёгкий «ветер», вот этот монолог из трёх строф:

 

Утренний ветер в окно -

То мои пальцы стучат

Мотив, зарождённый давно…

Прогонишь – и ноты взмолчат.

 

Песни душевной мотив отыскал

Я на дорожках твоих,

Где без тебя я в печали шагал

И песню слагал для двоих.

 

Ты – без Тебя, ветер и я,

Трио стучится в стекло.

Ночь бессонная, как колея,

Паденье рядов домино.

 

Вячеслав Ар-Серги – из поэтов-искателей. Он, оставаясь удмуртом, прорывается в широкий мир образов, уподобляется утреннему ветру, привносящему радость ожидания и в жаркий летний день, и в холодный осенний туман, зимой и весной. Многие символы-образы привнесены в подарок читателю как яркие, оригинальные открытия самого В.Ар-Серги, никоим образом не из чужого многотомья открытий и новшеств. Но в оригинальности удмуртского поэта – и школа миросозерцания другими культурами, другими литературами. Да, Удмуртия, удмуртский мир – это основа, это берег и оберег. Не случайно в книгу «Вслушаться в себя…» входит и замечательное эссе «Вы и не спрашивали…: мои засечки удмуртским топором – как эскизы о национальном характере». Давайте обратимся хотя бы к одному его фрагменту: «Принципы жизни удмурта отлиты в формах его генетического мышления. Сообразность – как идеал. Впереди не мельтеши – затопчут, в середине не окалачивайся – задавят, сзади не отставай – отстанешь совсем и сгинешь… А будь где-то рядом с общей массой, сбоку. Там и увидится, что творится впереди, в середине, и в конце. Знай, что текущая по большаку масса – она не твоя, а тебе же тропиночка уже протоптана рядом. Мысль о том, что ты не лучше и не хуже других, а просто сам – д р у г о й, универсально вписывается в геометрию мозаичного панно удмуртского самосознания. Удмурту эта мысль очень импонирует. Она доходчиво объясняет всю суть его жизненных удач и неудач, определяя его сценическую роль. Там, где русский или татарин, или ещё кто-то, будут заливаться радостным смехом или рвать на себе волосы от горя, удмурт сохранит своё невозмутимое лицо. Значит, так оно и должно быть…» И ещё:  «Изначальная удмуртская мысль о том, что ни роскошь, ни богатство не украшают человека, зиждется на простой рыболовецко-охотничьей, промысловой памятной зарубке: он отождествляет самого себя не с венцом природы, а – частью её. А в Природе нет ни богатых, ни бедных…»

По характеру своему настойчивого проникновения в национальный мир удмурта, живущего на планете Земля, Вячеслав Ар-Серги является прямым наследником Кузебая Герда (1898 – 1937). Читая в последние годы одну за другой книги нашего удмуртского современника – «Засечки на тамге», «Астры в снегу», «Дубрава на Луне», «Вслушаться в себя…», не могу не провести такую историко-художественную, эстетическую параллель. Кузебай Герд и прожил по сегодняшним меркам всего ничего – 39 лет. А печатался всего-то 13-14 годков… Писать стихи, правда, начал в 12, в 1915 создал в учительской семинарии рукописный журнал «Семинарское перо». Кстати, печатался под псевдонимами «Такой-сякой», «Некто иной», «Один из многих…» Первые книги – «Гусляр», «Цветущая земля», «Ступени»… Создал поэмы, пьесы-комедии. А ещё – учебники для начальной школы: «Тёплый дождь», «Новый путь», «Начальная геометрия», «Арифметика», «Окружающая нас природа», в которых все научные термины перевёл на родной удмуртский язык. В мае 1932 года Кузебай Герд был арестован. Утеряны, исчезли рукописи двух диссертаций: по фольклору – «Удмуртская загадка»; по этнологии – «Родильные обряды и восточно-финская колыбель». Исчезли работы К. Герда «Удмуртский орнамент», «Удмуртские танцы», «Малмыжские песни», «Алнашские песни», роман «По жизни»

Наш современник Вячеслав Ар-Серги – не только поэт, прозаик, но и автор драматических произведений, поставленных на сцене профессионального театра. Немало сил вложил народный писатель Удмуртии в организацию такого творческого проекта, как «Библиотека «Ближние родники» газеты «Известия Удмуртской Республики». Писатель создал сценарий первого игрового удмуртского художественгого фильма «Тень Алангасара». В.Ар-Серги активно работает как переводчик поэзии и прозы русских, татарских, марийских, венгерских, чувашских, белорусских, англоязычных и других авторов.

Есть у В.Ар-Серги небольшое стихотворение, скажем точнее – песенка, как подсказывает сам автор, – «Родник»:

 

Чуть засветло уходят рыбаки

На берега неведомой реки,

А я останусь с родником,

Что зажурчал сегодня под холмом.

 

Кораблик бумажный по волнам пущу

И об ушедших светло загрущу:

Им не прожить без великой реки,

А мне по душе мал-мала родники.

 

Чистой воды я в кувшин наберу,

Песню для милой нежней подберу:

Хватит воды для любви с родника,

Пусть уж не мне громыхает река.

 

Вот и поэзия Вячеслава Ар-Серги – чистый родник. И вовсе не беда, что её ручеёк тоньше реки, впадающей в море. Ведь и у самой большой реки есть начало, есть тоненький источник, бьющий из какого-то родника, из какой-то криницы.

В разговоре о поэзии автора книги «Вслушаться в себя…» иногда возникает и такая тема: «Известный ижевский писатель Вячеслав Витальевич Сергеев, взявший себе столь экзотически звучащий псевдоним, и стихи пишет тоже с известной долей вызова, грубовато-небрежные на взгляд читателей-пуритан, привыкших к более гармоничным творениям». (Виктор Широков). И ещё: «К сожалению, восприятию ряда стихов мешает авторская неточность и грубоватость стихотворной тканки. Тот же Л.Аннинский, кстати, подвёл даже теоретическую базу под различные неточности, окрестив их «шероховатостями» (Из той же рецензии Виктора Широкова на сборник «Дубрава на Луне» в «Литературной газете»). Мне такие разговоры кажутся лишними. Вероятно, в случае с замечаниями, «шероховатостями» следовало бы о них и говорить, а не возводить их в ранг некоей тенденции. И на так называемые «шероховатости» В.Ар-Серги заслужил и выстрадал право. Поэт говорит на своем языке, у него есть и эстетические убеждения. Читая поэзию автора книги «Вслушаться в себя…», я вспомнил дневниковые размышления народного поэта Беларуси Максима Танка: поэзия – это не только рифма и ритм, поэзия – это совершенство мысли и чувств, их единение…

Но книга «Вслушаться в себя…» – это ещё и книга прозы, публицистических, гражданственных откровений о литературе, о нашем непростом времени. Впечатляющим представляется уже упомянутое эссе «Вы и не спрашивали…», в котором Вячеслав Ар-Серги размышляет и об исторической судьбе удмуртского народа, о том, с какими убеждениями всматривается удмурт в окружающую жизнь, как выстраивает своё мировоззрение. «Удмурт невероятно дорожит практическим мнением окружающих и буквально не может жить без него. Но эти мнения для него не более чем сырой материал, на основе которого он и строит своё, отдельное. Уже только лишь по своему проекту, уразумению и возможностям. В частности, обряд советования с супругой, домашними для него является важнейшим и непременным условием к включению его мозгового процессора. А решает он уже – сам…» Такой вот он, удмурт, такая у него жизнь, построенная на стыке рационального и эмоционального. На стыке прозы и поэзии. Такая и книга у народного писателя Удмуртии Вячеслава Ар-Серги – «Вслушаться в себя… », книга поэта, живущего в обычном и непростом мире тяжёлой жизненной прозы.

 

Алесь Карлюкевич,

литературовед,

Минск