Килеев Валерий

ЗАСТУПИСЬ ЗА МЕНЯ, ВОЗНЕСЕНИЕ


* * *

Соткано словом прощальным

печальное синее сердце;

В небе луна вытирает пот солнцу

со лба полотенцем;

В поле колосья убиты,

родители нежного юного хлеба;

Сладкое горе моё –

заручиться обедом и небом…

 

То ли кукушка расскажет звезде

о земном и сквозном расставании;

То ли росинкой иссохнет вдруг

свежесть любимого долгого взгляда;

Корочка хлеба оставлена в поле

прощальных прилунных касаний;

Горькая сладость моя –

спелость взгляда и сердце без яда…

 

 

* * *

Ты звучала последней песней

Над прохладой последней грусти

И в пролётах зелёных лестниц

Мне дарила луну и устриц.

 

Пахнут улицы винным светом,

Выпекается хлеб объёмов…

Я встречался с тобою где-то

Между лунным твоим и зелёным.

 

Я прощался с тобою в синем,

Не раскрывшемся тьме бутоне.

Ты молила меня о сыне –

Я боялся, что он утонет.

 

В заколдованном мраке далей,

Повторяя судьбу младенца,

И поэтому мне не дали

Ни солонки, ни полотенца…

 

Не забыто ласкание шёлка

В пасодоблях зелёных сессий,

И в синеющих снах-осколках

Ты утихла последней песней…

 

 

* * *

Синеокая гордость

простуженной горькой рябины –

Песней крови дожить

до посевов любви на рассвете…

И смеются, рождаясь на свет

хлебосольные мудрые дети

В память вечно любивших в разлуке

и вечно в разлуке любимых.

 

 

Прилагательное

 

Чего-то хочется простого, неуклюжего,

Неумного, открытого, нестрашного –

И этому заботливо прислуживать

Из запредельного и рукопашного.

 

Не хочется гордынного, вчерашнего,

Назойливого, зудного, подкожного.

Быть чьим-то недругам текучим промокашкою

Не хочется из пыльного, подножного.

 

Чего-то ожидается везучего,

Фартового, любовного, обильного,

Чтоб было это просто так озвучивать

До ликованья трепетно-тактильного.

 

Не ожидается совсем уже престольного,

Оплаченного, твёрдого и пленного.

И чтобы кто-то сделал ещё больно мне

Не ожидается до самого забвенного.

 

И то, что хочется и тихо ожидается,

Исполнится до полного-глубинного:

Поскольку, вот она – судьба моя, красавица,

Влюблённая, растущая, невинная.

 

 

* * *

Мы не поверили в любовь – она нас бросила.

И вот ушла по переулкам осени.

Глаза грустили, тосковали до сини,

Душа болела и иссохла до сера.

 

А помнишь, ноги согревались травами,

Поднимешь руки – и они со звёздами.

Вчера мы были беспричинно слёзными,

Сегодня стали абсолютно правыми.

 

И негодуя, и кляня доверчивость

И поцелуев наших первых неразборчивость,

День октября свои пророчества дочерчивал,

Гадал и говорил: всё кончилось.

 

Ну, раз конец, и, знать, такое нищенство,

И никогда у нас с тобой уже не сладится –

Ещё на раз, ещё на боль душа состарится,

Ещё какой-нибудь себе отыщет сон…

 

Мы не поверили в любовь – она нас бросила.

К другим ушла по переулкам осени.

И, глядя в небо, я считаю до семи:

Вернись, пожалуйста! Как стану взросл я…

 

 

Тема

 

Зло не явно в своей причине;

Нам ли, маленьким, рассуждать.

Во вселенской любви картине

Каждый может злодеем стать.

 

Откровенность за откровенность:

Ты не делал попутно зла,

Невзначай разрушая стену,

Что кому-то опорой была?

 

Совесть соткана раболепием,

И мораль – пустышка равнин;

А в своём горно-чёрством склепе

Всё решаешь ты сам один.

 

Чёрный ворон мудрее чайки,

Он развалинам древний брат.

Обладая пером всезнайки,

Предсказать он злодейство рад.

 

Зло не явно в своей причине,

Но истоки с добром одни:

Чем лежать и скучать на перине,

Лучше жизнью себя казни.

 

Как то смерть, получивший от Кришны,

Лбом предчувствовал – это дар:

Чрез Арджуну его Всевышний

Принимает как суперстар.

 

Обретая в себе злодея,

Понимаешь, что зло и грех –

Хирургический скальпель змея,

И, быть может, один на всех.

 

Посему, само зло не опасно,

А опасна трактовка зла –

Если б знать, как Любовь прекрасна:

Бес-пощадна, притом светла…

 

 

* * *

Заступись за меня вознесенье,

Не запнись об меня воздаянье,

Не забудь про меня воскресенье –

Заплатил окаянную дань я.

 

Я же пристальный взгляд свой отслёзил,

И сердечное бремя отношил,

Не юродствовал всуе во бозе;

Да и в целом – я больше хороший.

 

Не кристалликом долгим хрусталить

Мне обычное имя земное,

И не искуса жало из стали

Мне дано, а дыхание хвои.

 

Закрывается бабушкин ларчик

Сказок солнечных и изумрудных.

Я не мальчик уже – больше старчик,

Не речной, а скорее запрудный.

 

Не сгорающий, негой объятый,

Уголёк, околдованный светом.

И дружу постепенно с Сократом –

С ним понтуюсь по Понту я летом.

 

Своеволие – это всевластье

Проживать свою жизнь одиночкой:

Часто ночью к себе же на кастинг

Приглашаешь себя же с обочин.

 

И молитвенно правишь себя же,

Открываешь чуланчик откупный.

Я хороший! Я даже лебяжий!

И для неба вполне я доступный.

 

Заступись за меня вознесенье.

Не запнись об меня воздаянье.

Не забудь про меня воскресенье.

До свиданья уже. До свиданья…

 

 

 О