Колчин Денис

ГОВОРИ, ГОВОРИ, ГОВОРИ…

 

 

 

* * *

Покамест в любви не везёт,

О смерти – не будем.                                ^

И так бесполезен расчёт

На то, что приблуден

Батальный её вариант

(раненье «на вылет»).

Я в первом почти дилетант.

Второе – не выйдет

Покамест. Рассказано – смысл

Имеется, вроде,

Во всём, окромя перечисл.

Т. е. – не подходит

Трактовка. Поскольку огонь

Рванётся и выдаст,

Шепчу: «Тьфу-тьфу-тьфу. Проворонь

Удачу на вырост».

 

 

* * *

Говори! Говори! Говори!

Не молчи! Не впадай в забытьё!

Свиристели твои, снегири

У меня в рукаве! Я серьё-

зно! А ты, притворясь, хоть бы хны…

Притворясь! Голубые зрачки

Не закатывай, ветка весны!

У тебя на груди кулачки,

Гололёд и позёмка, и всё!

И не рвётся уже изнутри

Ни синица, ни сокол ещё,

На бессмысленный счёт «раз-два-три»!

Прекратили полёты пучки

Солнцевидные! Сердце, усни…

Я смотрел на её башмачки,

Одурев, постарев со спины.

 

 

* * *

Стаканчик опростал,

Сожрал снежок.

Истории металл

Вокруг прыг-скок.

Тем паче наплевать,

Прямой резон.

В подъезде – перемать,

Орёт музон.

И хочется, в сердцах,

Разбить кулак.

Позёмка на буграх

Звенит: «Приляг!»

И кажется, вот-вот

Взлетит сугроб…

Любимая не ждёт,

У ней – тип-топ.

 

 

* * *

Отцы и дети – это не про нас.

Вторые – вот. А первые – свалили.

В конце концов, наверное, посильный

Достался выбор каждому.. .Как раз!

Давным-давно не жалко. Наплевать.

Мы встали, стали многое способны,

Поскольку наши мамы бесподобны.

«О, наши мамы!» – лучше не сказать.

 

 

* * *

Не в Грозном и не в Гудермесе,

В большом забывчивом тылу

С приятелем глотаем смеси,

Раздав изрядную хулу

Министрам, генералитету

(язви их в душу, сволочьё!),

Закусывая винегретом,

Не просим Бога ни о чём.

А с верху, или на балконе,

В пространстве, в воздухе, в ночи,

Тоскующего Марриконе

Святая музыка звучит!

 

 

* * *

Авары, булгары, хазары.

Они пронеслись, прокричали…

Темнеют гнилые амбары –

Степные пустые развалы.

На волосы падает солнце,

Сиреневым делает небо,

Крепчает подземная бронза –

Июль перекатный отведан.

Кипчаки, татары, нагаи –

Сухое каурое время…

Синеет ковыль, подбегает,

Мосты поредели – замена

Эпохи разбросанной меди.

Просторный смеркается воздух.

И ты, долговязый, приметен

Пока не особенно поздно.

 

 

* * *

Ни бессмертия, ни славы –

Ожидание, камедь…

Лёха вышел из подвала,

Снайпер выстрелил в ответ..

В чём победа, я не знаю.

Я от службы откосил…

У кого из нас, Родная,

Никаких душевных сил?

 

 

* * *

Эти горы тебя изменили —

Твои мысли, причуды, поступки.

Не впервые, мой друг, не впервые.

Итого – бесполезно-подспудна

Обострённая краткая память.

«Эндери, Гергебиль, Серноводский…»

Корефан, извини, что упрямый,

Узнавать предлагаю наброски,

Из которых две трети – раскопки,

А последняя – видео-кадры,

Офигенные чёрствые фотки…

Если честно, нисколько не храбрый.

Да, да, да. Ну а ты? Я серьёзно.

Изменили тебя, изменили

Гудермес, Новогрозненский, Грозный

(«попадалово»…«вешалка»… «вилы»…).

 

 

* * *

Сто лет безжалостных набегов,

Сто лет карательных походов.

Как будто кроме быстрых предков

Ни лжи, ни дома, ни свободы.

Цветенье, САУшки, аулы.

Одни и те же переводы.

Горянки так же темноскулы.

Пехота пыльная возводит

Блокпост. Подсолнечное небо

Везде – на чёрном перевале,

Руках коричневых, и где-то

Ещё.. .Да нет, не прочитали

Толстого, Лермонтова, Потто…

Вернёмся вряд ли из последних

Бросков, лоснящихся от пота,

Разгромных лиственничных рейдов.

 

 

* * *

Хоть две строчки, хоть три, хоть четыре.

Никакого спасения нет.

Чахохбили? Давай чахохбили.

Неужели «прошествие лет»

Обязательно, чтобы увидеть?

Почему, дорогой? Потому

Надо будет поехать в Зугдиди,

Очамчиру, Цхинвал… На войну?

Вон туда – на распитие чачи.

Генацвале, кацо, азнаур,

Передай мне, пожалуйста, кстати,

Осетинский пирог… Чапаул –

Вообще не про нас. И не нужно

Разделение вечной судьбы.

Оказалось, мы все – неуклюжи,

Распрекрасны, бессмертны, глупы.

 

Примечание: чапаул (тюрк.) - грабеж.

 

 

* * *

Матерь Божия, сделай, чтобы

Не упало, не взорвалось

Ничего за сегодня, – опа!-

Чистота новостных полос.

Надоели торги, расстрелы,

Пропаганда, официоз…

 

Пожалей, безработным сделай

На авось.

 

 

* * *

Ватка с кровью. Мне взяли из пальца.

На сегодня – единственный подвиг.

Понимаю: не надо бояться.

Тем не менее, тело подводит –

Непременно лицо побледнеет,

Пятерня затвердеет внезапно…

По-иному совсем не умею.

А из вены – осталось на завтра…

В медсанбате зато високосней:

Окровавленных тряпок – навалом…

Ерунда для того, кто не в Грозном,

Для того, кто отделался малым.