Коробова Ульяна/Среда обитания

ПЛАСТМАССОВОЕ ЧУДИЩЕ

 

С вечера договорились с ребятами – рано утром идём за земляникой.

Весело постукивают привязанные к поясу у кого бидоны, у кого пластиковые ведёрки, у кого плетёные корзинки. А за спинами рюкзаки с обедом: хлеб, сваренные вкрутую яйца, кружки колбасы, не совсем ещё зрелые помидоры и душистые огурцы.

Что может быть прекраснее летнего утра! Голубое небо с плывущими по нему облаками, яркое солнце, задорно играющее с веснушками на ребячьих носах. А вон там, за линией горизонта, высоко-высоко белой точкой скользит самолёт, оставляя за собой ровную тропинку. Куда он летит? Не успеешь подумать – совсем рядом слышишь приветливо журчащий ручеек с перекинутыми через него жёрдочками. Черпаем пригоршнями прозрачную воду, фыркаем, брызгаемся, хохочем и визжим. Ах, холодна водица! Но зато в ногах лёгкости прибавилось. И птицы, кажется, запели радостней. А кузнечики-то в траве как задорно стрекочут от счастья! Просыпается всё живое, обрастает понемногу дневными звуками.

А вот и поляна. Стёжки-дорожки проложены к ней со всех сторон: не забывают её ни деревенские жители, ни приезжие горожане. Пока ещё никого. Мы одни. А ягод! Видимо-невидимо! Не ленись, берись за дело. Да и солнце пока нежаркое, но постепенно входит во вкус, полнится силой, начинает греть.

Быстро берут наши пальцы каждую ягодку, а языки не устают перебрасываться словечками, пересмешками. Вот и слепни взялись за своё дело: подлетели, погудели, смолкли. Но не улетают. Сидят на штанах, так и прицеливаются: куда бы куснуть. Кыш! Взвились в небо, пропали! Спины наши не устают, пальцы быстро-быстро работают. Дело сделано: у каждого полна ягодой посуда. Теперь можно отдохнуть.

Пойдёмте, ребята, в лес, под тень деревьев, там и пообедаем. Оставили под косынками собравшихся в круг молодых берёз собранные ягоды – и бегом в лес!

Но что это? Что это за чудище за старым пнём? Тут же огонёк в ребячьих глазах потух, и солнце перестало улыбаться, зато лес зашумел гулко, с натугой.

Да все мы его знаем, это чудище. Это позорное дитя человека. Вернее, оно дитя человеческой убогости, бескультурия, безответственности, бесшабашности – после нас хоть трава не расти! «Чего его бояться, этого чудища?» – спросите вы. Оно же не рычит, не кусается, ни на кого не нападает. Но оно, хрустя пластмассовыми клешнями, шурша полиэтиленовыми плавниками, ползёт по лесам, полям, дорогам, тропинкам, ползёт по нашей планете; плывёт по нашим ручьям, рекам, прудам, озёрам, оставляя части своего нетленного тела на зелёных весенних лугах, в поле золотой ржи, в лесу у пней, муравейников, пожирает овраги и склоны холмов, заставляет задыхаться корни деревьев.

Оно зарастает травой, засыпается листьями и болит в теле земли, как заноза в пальце человека.

Поспешили мы убежать поскорее от этого чудовища. От его красных, синих, жёлтых глаз – пробок, пронзительно впивающихся в тебя, от сморщенной шеи, вот-вот готовой вытянуться тонким стержнем в любую сторону. Забрали мы свои бидоны, ведёрки, корзиночки и пошли домой.

Песни птиц не были теперь такими звонкими, и ручеёк под жёрдочками перестал картавить, и кузнецы-стрекачи утихли, и злей стали кусаться пауты. Или нам так показалось?

– Малыш, зачем ты бросил эту пластиковую бутылку в речку?

– Хочу посмотреть, как она поплывёт.

– Дядя, а вы?

– А зачем она мне нужна…

– Девушка, полиэтиленовые пакеты не гниют, не оставляйте их в лесу.

– Что же, их назад тащить? Велика ценность!

Вот так мы и помогаем чудищу, а оно смотрит на нас, глупых, и радуется, и разрастается, и ползёт во все стороны.

А если оно проглотит и лес, и пруд, и нашу земляничную поляну?