Костромин Иван

ВРЕМЯ ПРОИГРАВШИХ

 

– А сразу после выпуска новостей смотрите наше новое шоу – «Время победителей»! – голос диктора за кадром так и пел восторгом. Ну конечно, как же иначе объявлять программу с таким названием? Вот называлось бы шоу «Время проигравших», и этому бодряку пришлось бы хорошенько попотеть, подбирая подходящую интонацию. Хотя это, конечно, нереально – кому оно было бы нужно?

«А вот взяли бы да и сделали, хотя бы разнообразия ради. А то носятся со своими победителями, счастливчиками, знатоками», – подумал, было, Борис, но в этот самый момент поток его размышлений был прерван звонком в дверь.

– Кого это принесло? – вопросительно буркнул Борис, пытаясь попасть ногами в разношенные тапочки. Вообще, одет Борис был небрежно, по-домашнему, и когда за открытой дверью появился подтянутый молодой человек в аккуратном костюме, белой рубашке и при галстуке, Борису стало слегка неловко.

– Вы ко мне? – только и смог выговорить он.

– Вы же Борис Сергеевич? Меня зовут Куницын Андрей Юрьевич, можно просто Андрей. Вы разрешите войти?

Борис, всё ещё до конца не пришедший в себя от неожиданности, показал жестом куда-то в направлении прихожей. Андрей Юрьевич вошёл и вопросительно глянул вглубь квартиры – мол, можно ли пройти дальше?

Мысли в голове Бориса метались лихорадочно. «Это из банка, что ли?» – промелькнуло у него в голове. Дело в том, что Борис запоздал с ежемесячной выплатой по кредиту, но это же было месяц назад, в этом месяце он всё оплатил вовремя. Может, в их системе платёж не прошёл?

Борис провёл Андрея Юрьевича на кухню, предложил ему стул и сам сел напротив. Он решил ничего не говорить и дождаться, что скажет ему посетитель.

Тот посмотрел несколько секунд в глаза Борису вполне доброжелательным взглядом и начал свою речь:

– Во-первых, позвольте выразить Вам уважение от имени нашей организации. По нашим данным, Вы являетесь практически образцовым гражданином, так сказать, человеком, всячески достойным подражания.

Этого Борис совсем не ожидал услышать. Человек из банка пришёл его хвалить? Может, хотят предложить ещё один кредит по более выгодной ставке?

– Наша организация крайне заинтересована в сотрудничестве с Вами. Однако должен Вас предупредить, что Ваша кандидатура не эксклюзивна. В случае Вашего отказа, к моему великому сожалению, нам придётся обратиться к другим кандидатам, но я очень надеюсь, что этого не произойдёт.

Говоря эти слова, Андрей Юрьевич достал из папки, которую он держал в руках, лист бумаги. Борис взглянул в него – лист был почти полностью заполнен фамилиями и адресами. Борис увидел своё имя почти в самом верху, и это его почему-то порадовало.

Он всё ещё не понимал, что хочет предложить ему Андрей Юрьевич, но внутреннее чувство подсказывало ему, что речь идёт о чём-то хорошем, приятном или полезном. И Борис кивнул в ответ на вопросительный взгляд собеседника.

– Дело в том, что нам нужен человек, занимающий стабильное положение в обществе, – продолжил Андрей Юрьевич. – Но не только. Он должен пользоваться инструментами, которые предоставляет ему общество, быть его активным членом.

– А разве я – активный член общества? – удивился Борис. Он никогда не состоял ни в какой добровольной организации, борющейся за что-то, не участвовал и в собраниях жителей района. Даже на выборы Борис ходил от случая к случаю.

– Конечно! – улыбаясь, ответил Андрей Юрьевич. – Вы активный член общества. Вы же работаете в крупной компании? Работаете. Вы приобрели в кредит квартиру и автомобиль? Приобрели. Вы посещаете сетевой фитнесс-центр? Посещаете. Всё это, а также то, что Вы, например, два раза в год летаете отдыхать по популярным туристическим направлениям, делает Вас активным членом общества. Вы сполна пользуетесь инструментами, которыми обладает современное общество, ну и, конечно, вкушаете, так сказать, его блага.

Об этом Борис никогда не задумывался. Он жил обычной жизнью современного горожанина – вокруг были тысячи таких же, как он. Но это, оказывается, теперь означает быть активным членом общества? Необычно и немного странно. Хотя… а почему бы и нет?

Он, Борис, зарабатывает приличные деньги, а значит, платит довольно большие налоги. Он исправно оплачивает кредиты за квартиру и машину. Он покупает продукты и вещи в крупных сетевых магазинах, которые туда завозят, в свою очередь, серьёзные поставщики – а значит, Борис способствует какой-никакой стабильности, пусть и в меру своих сил.

– Получается, что живя обычной городской жизнью, я полезен для общества? – спросил Борис.

– Именно так. Все мы, цивилизованные люди, пытаемся достичь стабильности в планетарном масштабе, и это очень непросто. Если бы все люди были похожи, скажем, на Вас, это было бы куда более реально.

Борису нравился этот разговор. Вот уж чего он совсем не ожидал от сегодняшнего вечера! За исключением дежурных улыбок и «спасибо» от обслуживающего персонала разных компаний, Бориса почти никто не хвалил и не говорил ему столь приятных вещей. По правде говоря, в последние годы даже не почти никто, а совсем никто.

Андрей Юрьевич продолжал:

– Издревле, со времён пещерного человека, в обществе культивировался образ героя. Того, кто был достаточно храбрым и ловким, мог убить, скажем, мамонта и обеспечить едой всё племя. Но сейчас необходимость в героях отпала, гораздо важнее ежедневная созидательная работа и способность подчиняться общепринятым правилам. Более того, именно герои, ниспровергающие сложившиеся нормы и обычаи, приносят в жизнь современного общества войны, кризисы, агрессию. Но люди до сих пор продолжают восхищаться отдельными индивидами, которые живут по своим правилам и делают что-то, чего не позволяет себе делать основная масса людей.

Борис был полностью согласен с Андреем Юрьевичем. Иногда он думал примерно так же, хотя и не такими словами. Но Борис всегда считал, что от героев, которыми так восхищаются некоторые, в глобальном масштабе больше вреда, чем пользы.

– К счастью, – продолжил Андрей Юрьевич, – человечество постепенно взрослеет и потихоньку начинает отказываться от устаревшей философии «Победитель получает всё». Например, мы должны были достичь Марса ещё в 1980-е, но этого не произошло. Кажется, что это поражение. Но так ли это в масштабе планеты? Да, нас нет на Марсе. Зато у нас есть сотовая связь, беспроводной интернет, навигационные системы – и, заметьте, всё это доступно практически каждому. А ведь об этом фантасты середины XX века даже не мечтали! Да, полёт на Марс полон героизма, но цивилизация выбрала другой путь.

Борис кивнул головой, и Андрей Юрьевич продолжал:

– И развитие отдельных людей также идёт в правильном направлении. Древние инстинкты толкают детей бороться за победу в спортивном состязании, быть лучшими в учёбе. Однако сейчас всё это – не более, чем пережиток прошлого. И для того, чтобы добиться чего-то во взрослой жизни, нужно совсем другое. Многие из тех, кто был героями в детстве и юности, так ничего толком и не достигли, когда выросли.

«А ведь так и есть», – подумал Борис. Почти все из его одноклассников, кто занимался спортом в школе, выигрывал в соревнованиях, теперь ведут совершенно заурядную жизнь и не могут похвастаться какими-то успехами. Говоря откровенно, Борис и такие, как он, став взрослыми, переиграли большинство этих героев школы.

Борису вдруг вспомнилась одна недавняя встреча. Заправщик на бензоколонке показался ему знакомым, но Борис никак не мог вспомнить, где он его видел. Вспомнил Борис совершенно случайно, когда слушал музыку дома вечером.

Ну конечно. Это был Серёга, лучший гитарист их потока. По нему сходили с ума почти все девчонки в институте. Ну ещё бы, Серега был лихим, всегда имел в запасе быстрое и меткое слово. Да и в деле не плошал. Борис вспомнил, как Серега на спор залез на высоченную, почти без сучков, сосну, встал там на ветку и отпустил руки, как бы ловя ветер. До сих пор мурашки по коже! А Серёге хоть бы хны, спустился и болтает с девчонками. А те на него такими взглядами смотрят!

На миг Борис почувствовал то старое чувство – смесь восхищения и зависти, но тут же его заглушил. Где сейчас Серёга и где он? Спрашивается, и кто из них теперь победитель?

Андрей Юрьевич, увидев, что Борис с головой ушёл в воспоминания, сделал паузу. Он продолжил, когда Борис очнулся и снова посмотрел на него.

– Но, к сожалению, вирус героев и победителей никак не покинет нашу жизнь, современный мир помогает ему очень мощным оружием. И оружие это – не атомные бомбы. Нет. Это современные средства связи. Стоит одному человеку сделать что-то по-своему, как другие люди в разных концах планеты подхватывают и делают то же самое. Это действительно похоже на болезнь, человечество пытается избавиться от неё, но болезнь постоянно мутирует, меняется и остаётся. Поэтому нам нужна Ваша помощь.

– Простите, а кому это – вам? – спросил Борис. Он вдруг понял, что Андрей Юрьевич говорит совсем не те вещи, которые должен говорить сотрудник банка.

Андрей Юрьевич достал визитную карточку. На ней было написано русскими буквами:

«Общество с ограниченной ответственностью «Суппорт оф тзе Юниверс».

 

* * *

– Поддержка чего? – удивился Борис.

– В английской транскрипции это звучит лучше, – улыбнулся Андрей Юрьевич. – Мы – глобальная организация, действующая по всему миру. Наша задача – не дать человечеству уничтожить самого себя. В настоящий момент наибольшую угрозу представляют не дефицит энергии, глобальное потепление или продовольственный кризис, а именно не ушедший ещё в небытие инстинкт, толкающий людей к победе или подвигу. В противовес тем, кто считает себя победителем, мы называем себя «Сообществом проигравших».

– Вы пришли ко мне, потому что… считаете меня тоже проигравшим? – Борису вдруг стало немного досадно.

– Не обижайтесь, но, с точки зрения героев, Вы – проигравший. Вам не удастся увести из бара самую красивую девушку после пары минут разговора, Вы не прыгаете с парашютом и не занимаетесь серфингом, а Ваша машина не способна стартовать со светофора с дымом из-под колёс. Поэтому для героев Вы – один из тех, кого они побеждают каждый день.

У Бориса вспотели ладони. Он почему-то вспомнил весельчака и балагура Олега, которого вдруг назначили на должность, полагавшуюся Борису. В последний момент руководство решило, что лидер должен быть более харизматичным, а уж харизмы-то у Олега было хоть отбавляй.

– Не расстраивайтесь, в своё время Вы сделали правильный выбор. В детстве все хотят побеждать. Но, проиграв несколько раз, ребёнок уже не так стремится к победе. Наоборот, поражения приводят к тому, что ребёнок начинает ставить перед собой более реальные цели. Как бы странно это не звучало, но поражения развивают ребенка, ведь он становится более гибким, учится лучше приспосабливаться к окружающему миру. И только единицы проносят тягу к постоянным победам через детство и отрочество, сохраняя её в зрелости. Но вот эти самые единицы и составляют главную опасность для нашего мира.

Борис кивнул. Всё это звучало, может, и не очень приятно, но такова реальность. Будущее – за теми, кто проигрывает. А вот те, которые привыкли побеждать всегда и везде, после тяжёлого проигрыша часто не могут встать на ноги.

– Героев и победителей жизнь нередко ломает, но на смену им приходят новые, – продолжал Андрей Юрьевич. – Наша задача – не пускать этот процесс на самотёк.

– Что же Вы мне предлагаете? Сломать какого-нибудь героя? – спросил Борис.

– В Ваших словах я слышу иронию. В принципе, мы занимаемся именно этим. Но происходит всё по-честному.

– Каким образом?

– С Вашего позволения, часть технических деталей я оставлю без объяснений. Вам придётся просто поверить – или проверить это самому. Скажем так, когда довольно большое сообщество нацеливается на то, что должно произойти какое-то событие, это событие происходит с вероятностью почти 100 процентов. И вот это событие может оказать очень сильное влияние на отдельного человека. А цепочка таких событий способна сломать человека морально.

– Вы можете показать мне, как это действует?

– Конечно. Придумайте два маловероятных события и назовите их мне. Завтра они произойдут.

Весь разговор, поначалу казавшийся таким серьёзным, постепенно превращался в какой-то балаган. Борис сдержался от того, чтобы рассмеяться, и сказал с улыбкой:

– Тогда так. Во-первых, пусть завтра в офис к нам заявится… скажем, актриса Синтия Йонссон. Вы её знаете? Ну и отлично. А во-вторых… скажем, пусть вон тот рекламный щит на улице сложится в четыре раза, как лист бумаги.

– Ну, насчёт Синтии Йонссон может оказаться немного сложно, но мы посмотрим, что тут можно сделать. А вот со щитом – никаких проблем. Завтра вечером я снова к Вам зайду, Вы не против?

– Конечно же нет! – ответил Борис и проводил Андрея Юрьевича до двери.

 

* * *

На следующий день в офисе Бориса всё бурлило. Все ждали делегацию из Швеции. Встретить её поручили Олегу, и он активно перемещался по этажу, раздавая массу инструкций и обмениваясь шуточками с секретаршами. Наконец, деловые партнёры из Швеции появились в здании.

Их было трое. Двое мужчин, а с ними девушка-референт. Борис взглянул на неё и обомлел. Это была вылитая Синтия Йонссон! Не может быть?!

Вскоре оказалось, что это всё же не актриса, а девушка, похожая на неё. Но похожая очень сильно. Борис засомневался – а что если Андрей Юрьевич всё же не шарлатан?

В кабинет Бориса почти вбежал Олег.

– Ты видел шведку референта? – почти закричал он. Борис сдержанно кивнул. – Так вот. Ее зовут Синтия Йонссон! Представляешь? Полная тёзка и дальняя родственница голливудской актрисы! Надо попробовать пригласить её вечером куда-нибудь!

Олега уже давно след простыл, а Борис всё ещё стыл в оцепенении. В таком странном состоянии он провёл остаток рабочего дня. А когда подошёл к дому после работы, то увидел свёрнутый вчетверо, как лист бумаги, рекламный щит. Возле него озадаченно переговаривались рабочие-монтажники.

– Что здесь случилось? – спросил у них Борис.

– Да чертовщина какая-то. Синоптики говорят – локальный порыв ветра. Только вот почему он так его закрутил?

– Может, это кто его сломал? – Борис был почти уверен в ответе, но всё же решил переспросить.

– Мы тоже так думали. Но нет, он как раз под камерой наблюдения – никто к нему не подходил. Ветер его так. Первый раз за тридцать лет такое вижу…

– Будете чинить?

– Да нет, он и так под снос шёл. Так что нам даже лучше – удобнее снимать.

Борис кивнул и пошёл домой ждать Андрея Юрьевича. В том, что тот придёт, Борис уже не сомневался.

 

* * *

На этот раз разговор получился деловым. Андрей – он настоял, чтобы Борис называл его только по имени, – объяснил Борису механизм воздействия.

Для того, чтобы механизм заработал, необходим Инициатор. Этот Инициатор придумывает, какие события должны произойти. Говоря проще, какие сложности случатся с незадачливым Героем. План событий попадает в «Сообщество проигравших», и они реализуют эти события в жизнь. Но для того, чтобы Инициатор не слишком увлекался, во Вселенной существует правило – с Инициатором случается то же самое, что и с Героем.

– То есть, если я надумаю кому-нибудь кирпич на голову, то и сам получу то же самое? – переспросил Борис.

– Именно так. Это – один из старейших принципов, известный как «зло за зло», или «око за око».

– Теперь понятно, зачем я вам нужен, – сказал Борис с усмешкой. – Ну конечно, Андрей-то точно не хочет получить кирпич на свою холёную шевелюру.

– Отчасти Вы правы. Но подумайте сами. Во-первых, Вас никто не заставляет придумывать какие-то особо серьёзные неприятности. Иногда цепочки вполне обыденных неудач хватает для того, чтобы сломать человека. Но Вы-то будете к этому готовы! А если он не сломается сразу, мы сможем использовать другого Инициатора.

Борис был вынужден признать, что в словах Андрея есть логика. Тот продолжал:

– Во-вторых, наше общество, хотя и довольно обширно, всё же имеет ограниченный состав. Если бы каждый его член регулярно становился Инициатором, мы собрали бы на свою голову столько неприятностей, что уже давно бы канули в Лету. И потом, это было бы как-то… по-геройски, Вы не находите?

Борис кивнул.

– И вот ещё что. Обычных людей всё же намного больше, чем героев. Мы просто пользуемся численным превосходством: ьболее популярные особи вытесняют особей редких, а это вполне в духе естественной эволюции. Но Вы, конечно, можете отказаться…

– Нет, почему же, я согласен, – Борис в этот момент подумал об Олеге. – Значит, мне нужно придумать цепочку неудач, которые случатся и со мной, и с Героем?

– Именно так. До завтра сможете?

Борис снова утвердительно кивнул.

– Да, а Герой-то у Вас на примете есть? – спохватился Андрей.

– Есть конечно. Куда же без героев! – сказал Борис с усмешкой.

 

* * *

Весь следующий день Борис разрабатывал план действий. Он решил бить в больные места Олега. Замысел Бориса не отличался особой изощрённостью, но выглядел вполне рабочим.

– Я думаю использовать как катализатор шведскую делегацию, – рассказывал Борис на следующий вечер Андрею. – Во-первых, руководство должно поручить мне и Олегу довольно монотонную, рутинную работу со сроком исполнения – утро следующего дня, когда будет заключительная встреча с нашими иностранными партнёрами. Я надеюсь, у Олега на эту работу не будет времени, и он провалится с грохотом перед шведами.

Андрей кивнул и сделал кое-какие заметки в своём блокноте.

– Во-вторых, я знаю, что Олег имеет планы на их референта, Синтию. Я тоже собираюсь за ней приударить. Синтия должна вначале принять наши ухаживания, а потом отшить обоих, и в довольно обидной форме. Наконец, в-третьих, с нами должна случиться какая-то некрупная, но досадная бытовая неприятность, вроде застрять в лифте или сильно испачкаться в чём-то.

Андрей кивал, продолжая записывать. Наконец, он поднял глаза на Бориса и спросил:

– А Вы-то сами к этому готовы?

– Готов, – ответил Борис без колебаний.

 

* * *

На следующее утро Бориса вызвали в кабинет шефа. Шеф показал знаком на кресло Борису, одновременно продолжая разговаривать по телефону.

– Это срочно, да. Я не понимаю, почему вы ещё не здесь, – в голосе шефа слышалось раздражение. Борис удивился, когда узнал, что говорил тот с Олегом. Вообще-то обычно шеф относился к Олегу с почти отеческой заботой и любовью. Видимо, вся та суматоха со шведами здорово его нервировала.

Олег ворвался в кабинет июньским вихрем, которые обычно бывают перед сильными грозами – энергичный, сильный, свежий. Он подмигнул Борису и плюхнулся в соседнее кресло, не дожидаясь приглашения.

– Значит, так, – начал шеф. – Нашим шведским партнерам понадобилась дополнительная информация по прошлому году. Но не сухая статистика, а анализ. Я поручаю это дело вам. Хотел, было, выбрать кого-то одного, но один тут не справится. Олег пусть берёт первое полугодие, а Борис – второе.

Борис кивал и делал заметки в ежедневнике. Олег, кажется, мыслями был где-то не здесь, но его вопрос показал, что слушает он внимательно:

– Срок, как я понимаю, к завтрашнему утру? К финальному совместному совещанию?

Шеф кивнул:

– Именно так. И запомните, мне нужен качественный анализ, а не халтура, – шеф был человеком старой закалки и, видимо, очень не хотел ударить лицом в грязь перед иностранными партнёрами. – Так что делайте сами. Секретаршам не поручать!

Борис и Олег вышли из кабинета шефа вместе.

– Вот и счастье привалило! – рассмеялся Олег. – Что ж, пойдём поработаем!

– Ну, времени у нас вагон и тележка, успеем спокойно. А вот от кофе я бы сейчас не отказался, – Борис говорил спокойно, даже расслабленно, давая понять Олегу, что он не считает задание трудным. – Я в буфет. Ты со мной?

Олег немного поколебался, но ему явно не хотелось выглядеть перед Борисом школьником-зубрилой, и он согласился.

В буфете они встретили Синтию. Олег приветственно помахал ей рукой и подошёл к её столику. Она встретила его приветливой улыбкой – впрочем, Борис так и не понял, была ли эта улыбка знаком особенного расположения или просто данью вежливости. В любом случае, нужно было решаться, и он тоже подошёл к столику шведки.

– Здравствуйте, Синтия! Отлично выглядите!

Синтия улыбнулась ему точно такой же улыбкой, какой до этого улыбалась Олегу, и Борис немного успокоился. Он продолжил:

– А где вы сегодня обедаете?

– Собиралась здесь же. А что, вы хотите меня куда-то пригласить?

– Я узнал – совершенно случайно, конечно, что вы любите парки. А у нас в городе недавно открылся ресторан в парке, с террасой прямо среди деревьев. Да и кормят там, говорят, недурно. Так что если нет каких-то препятствий, – при этих словах Борис довольно явно покосился на Олега, – то да, я хотел бы вас пригласить.

– Почему бы и нет? Я с удовольствием пообедаю с Вами.

Наблюдавший весь этот разговор молча, Олег внимательно посмотрел на Бориса. Он был несколько озадачен ретивостью своего обычно замкнутого коллеги и теперь пытался понять, что происходит у Бориса в голове. Наконец, уголки губ Олега поднялись в лёгкой улыбке – он принимал вызов.

– Я прошу прощения. А этот обед – это приглашение на свидание или просто дружеская встреча коллег? Просто во втором случае я бы с удовольствием к вам присоединился. Но если это первый случай – то, конечно, такое моё желание будет бестактностью…

Последние слова Олег произнёс, многозначительно глядя в глаза Борису. Борис, как ни старался, не выдержал взгляда и заметно смутился. Всё же роль Дон-Жуана была для него неестественной.

Синтия, с интересом наблюдавшая за обоими мужчинами, подождала немного и ответила за Бориса:

– Конечно, присоединяйтесь. Борис, Вы же не против?

Борис сказал, что совсем не против, и довольно неестественно улыбнулся. Они поговорили о чем-то ещё несколько минут, причём Олег явно перехватил инициативу, после чего Синтия извинилась и сказала, что должна сделать кое-какие дела до обеда.

Когда дверь за Синтией закрылась, Олег посмотрел на Бориса с улыбкой и удивлением.

– А ты, оказывается, тот ещё ходок, – сказал он с усмешкой. – Не ожидал!

Борис чувствовал себя не в своей тарелке. В этот момент он подумал, что Олег не зря считает себя победителем. По сути, если бы Борис реально боролся с Олегом за Синтию, шансов у него не было бы. По крайней мере, так Борису показалось в тот момент.

Вернувшись в свой кабинет, Борис немного успокоился. Всё-таки он сделал то, что хотел, выполнил свою задачу. Да, не блестяще, но вполне приемлемо.

Он загрузил на свой компьютер информацию за прошлый год и начал работать. Внезапно его осенила довольно интересная мысль, и Борис даже заулыбался. Дело в том, что они с Синтией и Олегом договорились встретиться в 12-30. И вот сейчас Борису вдруг пришло в голову: зайти за Синтией пораньше, скажем, часов в 12.

– Это его взбесит, – сказал вслух Борис и улыбнулся ещё раз.

 

* * *

Ресторан оказался действительно замечательным. Борис и Синтия сидели за столиком, а прямо рядом с ними ветер шевелил ветви столетних лип. Синтия замечталась и смотрела куда-то вдаль. Борис подумал, что она и вправду очень хороша и что в неё действительно легко можно влюбиться.

«Интересно, а я бы смог?» – подумал Борис. Дело было даже не в том, могла бы произойти эта влюблённость или нет. Всё же Синтия, Борис это чувствовал, была девушкой с запросами. Ей необходимо было соответствовать. И Борису вдруг стало интересно, смог бы он, комфортно ли было бы ему рядом с такой девушкой? Вот Олег о таком наверняка не задумывается – он просто видит добычу и преследует её.

«А вот и он – лёгок на помине», – подумал Борис, увидев идущего быстрым шагом, почти летящего между столиков Олега. Тот явно был недоволен, но, дойдя до столика Бориса и Синтии, сумел совладать с собой.

– О, Олег, Вы опоздали! Борис говорил, что Вы придёте чуть позже, но не настолько же! – Синтия рассмеялась своим мелодичным смехом. Олег улыбнулся несколько натянуто и сел за стол.

– Надеюсь, Борис не дал Вам заскучать? – сразу же перешёл в наступление Олег. Вдобавок он довольно сильно пихнул ногой под столом Бориса и покосился на него недовольным взглядом. Борис внутренне улыбнулся.

– Вовсе нет, Борис очень милый. И вообще, в этом месте совершенно невозможно скучать. Это же самая настоящая природа! – Синтия явно была очень довольна, причем, похоже, не только природой, но и происходящим у неё на глазах соперничеством.

Впрочем, продолжался обед довольно спокойно. Троица уже добралась до десерта, как вдруг рядом раздался громовой голос, на который обернулась добрая половина посетителей ресторана.

– Олег, Борис, вы ли это? Сто лет вас не видел!

Рядом с ними стоял загорелый двухметровый красавец-спортсмен и радостно им улыбался. Его звали Игорь, и он был тренером в фитнес-центре, куда ходили Олег и Борис.

– Вы куда пропали? Как обычно, лето наступило – спорт закончился? А потом осенью притащите мне свои килограммы – мол, давай Игорь, помогай?

Игорь, конечно, шутил, но шутка была не очень уместной при Синтии, и по лицу Олега было видно, что он не очень доволен ни этой шуткой, ни этой встречей. Впрочем, начались подобные остроты в своё время как раз с Олега. Он мог в присутствии Игоря спросить Бориса – мол, что лучше: быть умным или сильным? Игоря мы, понятное дело, не спрашиваем, он уже выбрал, а ты что думаешь?

Поначалу Игорь краснел и злился, но потом как-то адаптировался и вошёл в игру. Конечно, ему было далеко до тонкой ироничности Олега, но его грубоватые шутки порой бывали очень точны. Вот и сейчас Синтия рассмеялась, и Игорь весь просиял.

– Вы познакомите меня с дамой? – спросил он.

Олег явно готовился как-то отшить Игоря, но Борис вдруг взял дело в свои руки и предложил Игорю присоединиться к ним. Олег промолчал и попытался скрыть своё недовольство, а Борис был внутренне рад внезапному появлению Игоря. Ставки явно росли, и это было ему на руку.

– Так Вы, Синтия, из Швеции? – слова из Игоря явно не нужно было тащить клещами. – А есть ли у вас в Швеции бассейны с искусственными волнами? Нет? А у нас вот в городе есть!

Игорь говорил с такой гордостью, будто бы это он построил такой бассейн.

– К нашему фитнес-центру пристроили такой бассейн. Там не только волны для серфинга, но и настоящая морская вода, и песок, и ветер. И коктейли. В общем, морской пляж, только в городе! Хотите, покажу?

Игорь явно произвёл впечатление на Синтию, и она согласилась.

– В принципе, до завтрашнего утра у меня нет дел по работе, так что – почему бы и нет? Вот только там, наверное, нужен купальник…

– Да с этим как раз никаких проблем! У меня целый ящик этих купальников – накупил для своей бывшей, когда собирались с ней на море. Но мы поругались, она психанула и сбежала за день до отлёта. Представляете, так одному и пришлось лететь! Ну что, поехали?

Борис отказался, сославшись на работу. Олег же явно не хотел отдавать поле боя появившемуся столь некстати сопернику, поэтому решил ехать с ними.

Однако, когда они вышли из ресторана, оказалось, что машин Олега и Бориса на месте нет. Чуть поодаль эвакуатор грузил ещё один автомобиль. Как выяснилось, стоянка здесь была запрещена.

– Чёрт знает что такое, – на Олега в этот день свалилось уже порядочно мелких неприятностей, и он начал злиться и терять самообладание. – Всегда здесь можно было парковаться, а теперь вот знак повесили.

– Закон есть закон, – подлил масла в огонь Борис. – И потом, даже если они поступили нечестно, всё равно ты не должен злиться. Знаешь, почему? Потому, что важнее всего доверие человека к законам и правилам. И даже если ты считаешь, что с тобой поступили несправедливо, нужно смириться. Принятие законов общества важнее сиюминутной справедливости или несправедливости. И для тебя, и для общества в целом.

Борис понял, что и появление Игоря, и исчезновение их машин – дело рук «Сообщества проигравших», и был очень доволен происходящим. Он видел, что Олега так и подмывает ответить ему ругательством, но он не хочет показывать свою слабость, особенно перед Синтией и Игорем. От этого Борису стало ещё лучше.

– Да нет проблем, поймаем такси, – жизнерадостно заявил Игорь. – Сначала заскочим ко мне, потом в бассейн. Тут недалеко!

Они уехали, и Борис остался один. Пока план работал как часы, но это было ещё не всё. Первым порывом Бориса было забрать машину, но он отказался от этой идеи. Борис решил сделать анализ за оба полугодия – выполнить и свою работу, и работу Олега и таким образом подстраховать фирму. Шеф должен будет это оценить. Но тогда вкалывать придётся допоздна. Что же, машину можно будет забрать и завтра.

Борис поймал такси и направился в офис.

 

* * *

Утром Борис чувствовал себя очень бодрым, хотя и ушёл с работы накануне уже после полуночи. Интересно, что там было у Олега с Синтией? Но ещё интереснее, конечно, было знать – готов ли Олег к утренней встрече с партнёрами?

Борис никак не мог дождаться начала совещания. Вот, наконец, все в сборе. Синтия выглядит слегка уставшей, как будто не спала всю ночь. Олег – существенно хуже. Может, потому что он не только устал, но ещё и проиграл? Впрочем, всё это – лишь догадки.

Совещание шло своим чередом. Наконец дошла очередь до Олега. Он встал со своего места и начал довольно пространно рассказывать об отношениях между их организацией и шведскими партнёрами в прошлом году.

– Олег Игоревич, спасибо за информацию. Полагаю, пора перейти к конкретным цифрам? – шеф прервал несколько затянувшийся монолог Олега.

Олег обвёл глазами собравшихся, чуть задержав взгляд на Борисе, потом опустил глаза и тихо сказал:

– Я прошу прощения. У меня нет конкретных цифр. Знаю, вы ожидали услышать их сейчас, но я смогу дать их вам только завтра. Я перешлю отчёт электронной почтой.

В зале застыла тишина, только Синтия негромко переводила ответ Олега своему начальству. Босс удивлённо посмотрел на Олега, достал платок и промокнул вспотевший лоб. Похоже, случилось именно то, чего он опасался: попал-таки впросак перед иностранными партнёрами.

– Кхм, ну что же… – начал, было, покрасневший как рак шеф, но Борис прервал его. Он специально ждал момента, когда шеф будет в точке кипения, и, кажется, дождался его.

– Простите, пожалуйста, что перебиваю, – сказал Борис, посмотрел на шефа и перевёл взгляд на шведских партнёров. – Точные цифры за прошлый год вы получите сейчас. Он встал из-за стола и подключил свой компьютер к проектору. На экране высветились графики и таблицы – общий отчёт за год и разбивка по месяцам, с января по декабрь. Шведы оживились и начали задавать уточняющие вопросы. Борис, который полностью владел ситуацией, отвечал на них с лёгкостью и даже налётом куража.

Это был момент его торжества. Шеф сначала никак не мог понять, что происходит, но потом вздохнул с облегчением. Важно было, чтобы шеф понял – Олег сорвал работу, а он, Борис, всё вытянул. Борис начал прикидывать, как бы это сказать, но тут ему помогли шведы.

– Мы очень довольны. Информация представлена очень обстоятельно. Мы попросили вас об этом только вчера утром и не ожидали, что работа будет выполнена столь добросовестно, – сказал один из шведов, обращаясь к шефу Бориса. Борис решил слегка нарушить субординацию и упредил ответ своего шефа:

– Никаких проблем. Мы с моим коллегой вчера разделили обязанности: он поработал над улучшением личных контактов с вашей организацией, а я посидел немного в офисе и подготовил этот отчёт.

Борис посмотрел в глаза шефу, чтобы убедиться, что тот понял намёк. Шеф слегка кивнул в ответ. Синтия смущённо опустила глаза, но, кажется, на Бориса она особо не сердилась.

– Да ну тебя к чёрту! – вдруг вскочил со своего места Олег. – Что, победил, да? Так вот почему ты вчера вокруг неё вился! А Игоря тоже ты привёл, да?

– Ага. И эвакуатор тоже я заказал. А может вам, Олег Игоревич, просто нужно было поработать вчера? – Борис наслаждался моментом и сохранял полное спокойствие.

Олег не знал, что ответить, что было для него довольно редким явлением. Затянувшуюся, было, паузу прервал шеф:

– Олег Игоревич, вы бы сходили, привели себя в порядок.

И, обращаясь уже к шведским партнёрам, шеф сказал со спокойной улыбкой:

– Я прошу простить моего сотрудника, он немного переутомился. Обычно ему не свойственно такое поведение.

 

* * *

С этого момента карьера Олега в фирме вошла в крутое пике. Его отправили, было, организовывать работу дальнего склада, но в этой ссылке Олег не продержался и двух недель – уволился, и дальше след его затерялся.

Борис получил место Олега. Как он потом узнал от Игоря, в тот злополучный для Олега вечер после бассейна, они втроем – Синтия, Игорь и Олег отправились в клуб. Там Синтия выпила больше, чем нужно, и прямым текстом сказала Олегу, что ей интересен Игорь, а он может идти куда подальше.

– Понимаешь, она на меня запала, что тут поделаешь? – говорил потом Игорь со слегка виноватой улыбкой. Что было потом – можно только догадываться. Игорь остался с Синтией, а Олег ушёл. Наверное, в тот вечер он, оставшись один, не смог справиться с цепочкой поражений и выпил-таки лишнего.

Андрей зашёл к Борису как-то вечером, чтобы поздравить его с успешно проведённой операцией.

– Ну вот и Вы сделали посильный вклад в развитие человечества, – сказал он Борису. – Если я Вам понадоблюсь, мои контакты есть в визитной карточке. Обращайтесь, если что.

Зачем ему может понадобиться Андрей, Борис понял только спустя месяца два.

На одной из конференций, куда Борис теперь ездил довольно часто, он познакомился с Татьяной. Они явно понравились друг другу с первого взгляда, и Борис, собрав в кулак всё своё мужество, пригласил её на ужин. Она согласилась, и с тех пор они начали встречаться регулярно.

Татьяна была полной противоположностью Синтии – с ней Борису не приходилось напрягаться, с ней он чувствовал себя очень комфортно. Он уже начал, было, строить планы на будущую совместную жизнь, но внезапно Татьяна разорвала с ним отношения, так толком и не объяснив причины, а потом и вовсе уехала из города.

Три дня Борис был сам не свой, а потом вспомнил про Андрея и «Сообщество проигравших». Он связался с ним по видеосвязи, и ответ Андрея на его вопрос привёл Бориса в отчаяние:

– Да, это, скорее всего, эхо той истории, в которой вы выступили Инициатором. Вы же помните – «зло за зло».

– Но ведь у меня же не получилось ничего с Синтией! Игорь отбил её! Разве я не пострадал?

– Вы поймите разницу. Олегу очень нравилась Синтия, и её отказ больно ранил его. Вам же было всё равно. Теперь, когда исчезла Татьяна, Вы испытываете такую же боль, какую испытывал тогда Олег.

Борис молчал. Так вот как аукнулась ему та история!

– Вам нужна помощь? – с участием спросил его Андрей. – У нас есть специальные реабилитационные курсы для Инициаторов, которые не смогли справиться с последствиями своих желаний.

– С этим я как-нибудь справлюсь сам, – буркнул Борис и хотел, было, попрощаться, но тут ему в голову пришла мысль.

– Скажите, а Вы можете мне помочь вернуть Татьяну?

Андрей немного помолчал, потом начал говорить очень спокойно, как бы уговаривая Бориса:

– Найти её технически несложно. С этим Вы можете справиться и без нашей помощи. А вот вернуть её чувства к Вам мы не можем. В принципе, Вы сами можете попытаться, но я бы хотел предостеречь Вас. Если Вы её найдёте, попытаетесь добиться её любви – это будет поступок Героя.

– И что?

– Вы же сами знаете, геройство и стремление победить – это болезнь человечества, и Вы своим поступком её преумножите.

– Да плевать я хотел на человечество!

– Вот как! Да Вы явно становитесь Героем! Совсем как Олег!

Борис замолчал. Да, он ведёт себя как Олег. Так вот что, оказывается, тот чувствовал тогда!

– И вот ещё что, – Андрей говорил тихим спокойным голосом. – Если Вы всё же надумаете стать Героем, то помните, что существует «Сообщество проигравших». А также немало людей, готовых выступить Инициаторами уже против Вас.

Это прозвучало довольно зловеще, похоже на угрозу. Повисла тишина, которую первым нарушил Андрей. Он понимал, что перестарался, и попробовал смягчить:

– Ну конечно, только лишь попытка вернуть девушку не делает Вас Героем. Да и потом Вы принесли немалую пользу Сообществу, и мы об этом помним. Я лишь хотел предупредить, что только от Вас зависит – встанете ли Вы на скользкую дорогу победителей или останетесь с разумным большинством.

Борис сухо попрощался и выключил компьютер.

Он взял отпуск за свой счёт, после чего пришёл в свою квартиру и не выходил из неё два дня. Нужно было что-то решать.

Можно было оставить всё как есть. Когда-то он встретится с другой хорошей девушкой, они вместе будут жить в этой квартире, посещать фитнес-центр и ездить в отпуск.

А можно было попытаться найти Татьяну. Умом Борис понимал, что смириться будет проще, правильнее. Даже если он найдёт Татьяну, что помешает ей отказать ему ещё раз? Правильно, ничего… Борис никак не мог принять решение.

Наконец, однажды утром он проснулся и почувствовал, что теперь точно знает, как поступить. Он связался с подругой Татьяны и узнал у неё адрес её родителей – скорее всего, она уехала именно к ним. Это оказалось не так далеко – всего 700 километров на машине в одну сторону.

Борис быстро собрал дорожную сумку, вышел из квартиры и закрыл за собой дверь.

«И как вернусь, нужно будет обязательно найти Олега. Как бы он не запил с горя», – подумал Борис, спускаясь по лестнице.