Адалло/Литературные архивы

Я БЫЛ СВОБОДЕН ТАМ, ГДЕ БЫЛ В ПЛЕНУ

В переводе Юрия Кузнецова (“Старик”) и Миясат Муслимовой

 

СТАРИК

 

Взметая по дороге пыль,

бредёт седой старик,
Невесть откуда и когда

он предо мной возник.
С тех пор как помню я себя,

он впереди идёт,
А я за ним, а я за ним –

уже который год.
Бегут в горах его следы,

я вверх по ним ползу,
Едва на гору поднимусь,

а он уже внизу.
Едва в долину я спущусь

по голой крутизне,
А он маячит впереди,

как будто сон во сне.
Хотя я лёгок на подъём,

как горная река,
Но не могу никак догнать

простого старика.
Он остановится порой

и посохом вздохнёт:
– Ну что же ты? Не отставай! –

и снова в даль идёт.
За долгий путь я позабыл,

который нынче день.
– Остановись! – кричу ему. –

Не ускользай, как тень.
Куда б ни шёл я, ты всегда

маячишь предо мной.
Простор велик, а мы идем

дорогою одной.
Но всё равно я догоню

тебя у вечных гор
И загляну в твоё лицо,

перехвачу твой взор… –
Но чем я больше тороплюсь

дойти до вечных гор,
Тем больше медлит он в пути

и прячет мёртвый взор.
Но вот мы встретились. Была

ненастная пора.
Сидел на корточках старик

у тусклого костра.
И усмехнулся он: – Садись!

мы шли одним путём! –
И повернул свое лицо –

я отразился в нём.

 

ЗНАК ВОСКЛИЦАТЕЛЬНЫЙ

 

И я уйду в историю, как все.
Оставив тайну имени кому-то,
Закончу счёт секундам и минутам
В урочный час. И в личное досье
Запишет год на первой полосе,
Мой профиль разглядев и мой анфас,
Носитель уха, слуха, сотен глаз.

И я уйду в историю. И все
Засохнут языки, хвала умолкнет.
Холодный дух под саваном не дрогнет,
И будет мир сиять во всей красе
В последний час. О, фарисеи,
Что мне хула и что хвала от вас,
Когда померк мой день и свет погас?

И я уйду. Надгробье на могиле
Смолчит о том, что было. В тишине
Поведает лишь надпись обо мне –
О дате появленья на земле,
Когда меня под сердцем мать носила,
И дате возвращения к Нему,
Когда мне в лёгких воздух перекрыли.

Я был свободен там, где был в плену,
И время – моя боль и моя сила –
Ответит вам на пытку отрицаньем
Став знаком торжества и восклицанья.
И я уйду,
Не покорившись собственной судьбе.
Так будет. Но уходят так не все.

 

СОЛНЦЕ ВЗОШЛО

 

Звенящее солнце взошло и сегодня,
Наши лица лаская лучами любви.
Ликуя, я прожил счастливцем до полдня,
Теперь от раздумий не сплю до зари:
Что останется от меня?
Что останется от тебя?

Что останется? Посмотри:
Море синее, корабли,
Наш бурлящий, как пена, век
Торопливых мгновений бег.

Что останется от меня?
Что останется от тебя?
Рисует узоры любовь и сегодня,
Портрет оставляя на стенах времён,
Поверь мне: я прожил легко и свободно,
Поскольку в тебя бесконечно влюблён.

Что останется? Посмотри:
Море синее, корабли,
Быстротечность, волна и век,
Бесконечность и человек,
И тоска, и любовь, и весна,
Было так и так будет всегда…

 

ТЁМНОЙ НОЧЬЮ…

 

Если скажут тебе,
Мрак беззвездный кляня:
«Темной ночью нигде
Света нет и огня» –
Ты, смотри, им не верь,
Следуй горной тропой.
Так сказать в час потерь
Может только слепой.

Если скажут тебе,
Мир притихший кляня:
«Нет ни звука нигде,
Жизнь – глухая броня», –
Ты не верь.
Так сказать в час беды
Может только глухой.
Видишь в поле следы
Тех, кто шёл за сохой?

Если скажут тебе,
Жизнь людскую браня,
Что на грешной земле
Нет счастливого дня,
Друг, не верь.
Так сказать может тот,
Чья душа опустела.
Даже миг не живёт
Тот, в ком вера истлела.

 

ЗАВЕЩАНИЕ СЫНУ

 

Если в моих хурджинах

богатство найти мудрено,
В тощих моих хурджинах

если увидишь дно,
Сын, дорогой, ты сразу

не торопись сердиться –
Всеми богатствами разом

готов я с тобой поделиться.

Не прятал того, чем владею.

Оставлю тебе в наследство
Плач родника в ущелье –

любимую песню детства,
Отцовской тропы повороты

и путь по кремнистым скалам –
Взлети, словно сокол, в нагорья,

к долинам, хребтам, перевалам!

Вот что ещё завещаю

всем сердцем тебе: высоту,
Слово мужское, горскую дружбу,

верную ей чистоту.
На могиле моей поклянись –

за обман небеса покарают,
Справедливость и в дружбе хранить:

я друзей на земле оставляю.

Встань, их увидев,

и шапку сними перед ними.
Я тебе оставляю достоинство –

нашу святыню,
На поклон не ходившее,

перед силой не гнувшее спину, –
То, что свыше предписано.

Не лукавый обман, не гордыню.

Кто от правды уйдет,

тот войдет из огня да в полымя.
Оставляю в наследство, мой сын,

свое честное имя,
А появится сын у тебя,

передай ему то же богатство.
Пусть меняется мир,

он спасётся своим постоянством.