Ложкин Виталий

ЕЩЁ МЫ ЖИЗНЬ НЕ РАЗЛЮБИЛИ


Жара

 

Жару такую в Предуралье

Не помнят даже старики.

И говорят, что в Заполярье

С вершин сползают ледники.

 

А в Ледовитом океане

Температура минус пять.

Она стеной холодной станет,

Пред ней жаре не устоять.

 

Жара спадёт, придёт прохлада,

Земля насытится дождём.

И будет всё опять как надо,

Как мир задуман и рождён.

 

 

Август

 

Месяц август — за бедой беда.

Чаще, чем в другое время года,

Рвутся мины, гибнут города,

Льётся кровь невинного народа.

 

Видно, цезарь Август был жесток,

«В гроб сходя», оставил завещанье,

Чтобы мир блаженствовать не мог,

Должен жить в тревогах и страданьях.

 

Мечутся зарницы по ночам,

В небе звездопады, словно слёзы

Тех, кто отдан в жертву палачам,

Ставшим снова в дьявольскую позу.

 

Впрочем, римский цезарь ни при чём.

Будет время мирного прорыва:

Люди встанут в круг к плечу плечом,

Чтобы жить без выстрелов и взрывов.

 

 

Рябиновые кисти

 

Когда в садах забагровеют листья

И опадут, деревья оголив,

Зардеются рябиновые кисти,

Осеннюю картину оживив.

 

 Придут дожди холодные и злые,

 В душе совьёт гнездо предзимний страх,

 Но будут рдеть, по-прежнему живые,

 Рябиновые кисти на ветвях.

 

 

Ещё не время

 

Ещё не время листопада,

И снег не сыплет на виски.

Ещё так много сделать надо,

Пусть сроки слишком коротки.

 

Ещё дожди не зачастили,

И сердцу не грозит недуг.

Ещё мы жизнь не разлюбили,

Пусть беды, горести вокруг.

 

Ещё не раз завьюжат зимы,

И далеко последний час.

Ещё ты также мной любима,

Пусть паутинки возле глаз.

 

 

Любовь

 

А сугробы мимо, мимо,

Снег летит с копыт коней.

Хорошо сидеть с любимой

В тесном кузове саней.

 

Хорошо скакать по полю

Под напевы бубенцов,

Хохотать, смеяться вволю,

Видеть милое лицо.

 

Хорошо, когда ты молод:

Сердце радостно стучит.

Нипочём январский холод,

Если губы горячи.

 

Пристяжные рвут постромки,

Коренной, оскалясь, ржёт.

Озорной мороз вдогонку

Щиплет уши, щёки жжёт.

 

 

В плену у ноября

 

Настали сроки зимней стужи,

Коль верить дням календаря,

Земля же в слякоти и лужах

Ещё в плену у ноября.

 

А ей бы в лёгком сне забыться

Под белым пухом до весны

И слушать чистый звон синицы

Из той далёкой старины.

 

Река в ознобе воды катит

По руслу между берегов,

Навстречу ветер гонит рати

Осенних хмурых облаков.

 

И будь я богом или магом,

Свершил бы чудо из чудес:

Родной земле, желая блага,

Снега бы бросил на окрест.