Малых Вячеслав

ИЗ НЕДОСМОТРЕННЫХ СНОВ

 

* * *

Как дождь, я словом потеку…

В.К. Тредьяковский

А весной растает лед,

С древней песней обращенья

Я прольюсь, как кровь и пот,

Сквозь овраги и ущелья.

 

С древней песней круговой

Я ручьём звенящим выгнусь

И над чашею земной

Опрокинусь.

 

Всяк идущий по тропе,

Семя давнего посева,

В безымянной злой тоске

Пусть в меня бросает невод.

 

Я в разорванных сетях

Извернусь зелёной щукой

И останусь на руках

Чешуей, строкой и звуком.

 

В небе отражусь звездой,

Облака набухнут мною.

Буду воину живой,

Иноку – святой водою.

 

Из меня напьётся лес,

Пусть ко мне приходят звери.

Я дождём в земле исчез,

Стану ею.

 

Я по кладбищам пройду,

Возвращая мёртвым зренье,

Обещая наяву

Отчий Дом и Воскресенье.

 

Я омою их сердца,

Черви их напьются мною,

Испарюсь, и в облаках

Гряну стоном их и болью.

 

Всей землею стану я,

И когда метеориты

Рухнут с неба, я, земля,

Покачнувшись на орбите,

 

Их горячие тела

Остужу своею кровью,

Спрячу, скрою навсегда

Лесом, морем и любовью.

 

* * *

А тропинка вилась и вилась

среди серых холмов

вот мой город большие дома

верхние этажи

там где солнце играет огромная тень

на бетонной стене

это только улитка ползёт

по запястью вверх

 

На тропинке рассыпаны красные бусы

медленный шаг долгий поход

узких ладоней розовый отсвет

на синий металл

со старого пирса дальняя буря

видна за час до того

как погаснет день

и гуляки вернутся домой

 

Я прибитая пыль я знаю

тяжесть воды

этот город как Карфаген

был разрушен давно

и посыпаны солью места

где стояли беседки и старая плитка

полированной сетью терцин

отражала твое лицо

 

Звездный зверь

 

В тонких руках мелки

Лесом закрасят ров -

Значит, попались в силки

Юркие звери снов.

 

Видишь, цветет закат

В чёрных глазах морей:

Твой византийский брат,

Страждущий иерей,

 

Феодосийский храм…

А за забралом век

Дремлет внутри тебя

Нерасщеплённый объект.

 

Всех нас, рождённых петь,

В лотосе слов тая,

Ныне призвала степь

Выйти на точку «Я».

 

Здесь, на черте огня,

Синей планеты рок:

Крутись же, Земли юла,

Вертись, наматывай срок…

 

На перекатах дня

Бьётся слепой налим,

Моргает галактика вся

Глазом его земным.

 

Где-то среди пространств,

Космоса чёрных ран,

Тонет, в тебя глядясь,

Мёртвый Левиафан.

 

Ты узнаёшь теперь

Отсвет в гнилой воде?

Это твой звёздный зверь,

Ждущий на самом дне.

 

* * *

Из недосмотренных снов,

Из недосказанных слов

В резные двери лесов

Шагнёт немой птицелов.

 

И в древнем свете костра

Мелькнёт большая рука,

Где каждый палец – игла,

А вместо кожи – глаза.

 

Наш неуверенный след

Покажет мартовский снег,

Мы совершили побег

Тропой чудес и легенд.

 

Мы обогнули капкан

И шли, не чувствуя ран,

Минуя странный обман,

Туда, где ждёт океан.

 

Прощай, железный Сизиф,

Вот сновидений залив,

Мы будем медленно плыть

Через коралловый риф.

 

В его глубины нырнув

И соль всех сказок вдохнув,

Порвав последнюю нить,

Мы погружаемся в миф.

 

* * *

Осенний смех не звонок,

Он в хрустале оглох.

И как он странно тонок

И тих, твой тайный Бог.

Но как он странно ясен,

Он, названный в тиши,

Свободен и прекрасен

И вырван из души.

И хочется забыться,

Шагнуть в дождливый лес,

Наверно, заблудиться,

Пока он не исчез.

Бежать – во тьму, где гифы

В грибнице давних снов,

Сбивая ритм и рифмы,

Сбивая ноги в кровь -

И в черный водоём

С луной на зыбком дне

Нырнуть с открытым ртом,

Перекрестясь в воде.

Ты – жаворонка песня,

Тарковская тоска,

Подай мне сны и вести

Про город из песка.

До дна достав руками,

Я к небу прикоснусь,

Пятью материками

Своими поклянусь,

Что я останусь прежним

И верным навсегда,

И светом самым снежным

Пронзит меня звезда.

Наутро будет память

О том, что глупо ждать,

А на сетчатке тает

Звезды моей печать.

 

Урал

 

Лес, поцелуй закат,

Тайну открой, смеясь.

Сон твой про звёздный град:

Выйди, столетний князь!

 

Ржавых мечей и орал

Груды в песке лежат.

Имя твое, Урал,

Крикнет твой младший брат.

 

Лес, поцелуй закат,

Сны, что в тебе растут,

В воздухе этом, брат,

Каплями крови цветут.

 

Мы не просили звёзд,

Наша звезда – Полынь,

Больше не будет слёз,

Голоса средь пустынь.

 

Лилий в прудах искал.

Мёртвый ночной водоём…

Помни, мой брат, Урал:

Мы в его снах живём.

 

Камы твоей арба,

Наш горизонт давно

Вырублен, как изба,

В древних глазах его.