Мартьянов Александр

БУДУТ ВЕЧНЫ ВЕРА И ЛЮБОВЬ


 

* * *

Я думаю о том,

Что жизнь моя светла,

Что память и душа

Страдают понемногу,

Что, собственно, никто

Не требует гроша

За мудрость и за свет,

И за молитву богу.

 

Я счастья не люблю!

Счастливые глупы.

Мне больно, что любви

Никто не сострадает.

Хотя любовь и жизнь

По-прежнему светлы,

И сердце от любви

Нет-нет да замирает.

 

 

Вечное

 

Время нарастает скоростями.

Чувства подменяются страстями.

Но душа без истинной любви

Увядает, как цветок в пыли.

 

И быть может, истина проста:

Без любви на сердце – пустота.

И без милосердия людей

Не бывает в жизни светлых дней.

 

Потому среди любых миров

Будут вечны вера и любовь.

Будут вечны радость и печаль,

Будет вечной солнечная даль.

 

Будет вечным всё, что я люблю.

Что в душе божественной храню.

 

 

Август

 

Август. Мой солнечный дворик

Словно плывёт над рекой.

Запах цикория горек,

В сердце – желанный покой.

 

Дальние дали – без краю.

Радость – до самых небес.

Всею душой принимаю

День этот полный чудес!

 

Знаю, что был я порою

С жизнью своей не в ладах.

Гнался за быстрой рекою

На золотых парусах.

 

Был я мечтами наполнен.

Жаждал я славы земной…

Вот и о доме я вспомнил,

Вот и вернулся домой.

 

Я не желаю покоя,

Я не хочу суеты.

Господи, дай мне иное:

Света и светлой мечты…

 

 

Откровение

 

Я сорок лет жил с болью о стране,

Но вдруг узрел среди людского пира.

Что здесь давно забыли о весне

И о любви божественного мира.

 

Как грач весенний на пустой стерне,

Смотрел я, как парит на солнце глина,

И радовался солнцу и весне,

И ощущал, что я – ещё мужчина.

 

И вот, с любовью зрю на небеса.

И благодатно каждое мгновенье!

На свете есть простые чудеса,

Как в сердце есть любовь и вдохновенье.

 

 

Покаяние

 

Чёрный ветер на землю принёс меня.

И на белой дороге – кровавый след.

Мне три ночи осталось до судного дня.

С гордой шеи снимаю святой амулет.

 

Не суди меня, Господи, за дела,

Но суди меня, Господи, за ответ.

Не святая воля к тебе привела:

Серебро возлюбил я больше, чем свет.

 

Схорони мое тело в сырой земле,

Но прими мою душу на небесах.

И прости, Господь мой, невежество мне:

Мне открылось, что в смерти – ничтожен страх.

 

И с молитвою светлой на грешных устах –

Воин света и воин святой Руси –

Как дитя, умираю на божьих руках,

Чтоб на землю вернуться и душу спасти.