Мерзлякова Татьяна

ЗВЕЗДА НАД САМОЙ КРОМКОЙ ЛЕСА

 

ТАНЦУЮТ ЛИСТЬЯ…

 

Танцуют листья медленно и плавно,
Листает ветер ноты своенравно,
И мы танцуем под осенний блюз.
Простилось лето с нами. Ну и пусть.
Ах, этот блюз – медлительный и славный…
Всё повторяет музыка о главном,
И обещает лето: «Я вернусь!..»
Пройдут ненастья, холода и грусть…
Танцуют листья.
Легонько, ненавязчиво, неявно,
Напоминая о минувшем, давнем,
Благославляет осень наш союз.
Всё длится танец и сверкает блюз.
Подхваченные темой музыкальной,
Танцуют листья…

 

ГОРОД МОЙ, ВЕСНЫ ТВОЕЙ ЦВЕТЕНЬЕ…

 

Город мой, весны твоей цветенье
Обнимают розовые зори…
Неспокойны кружевные тени,
Тополя, как воины, в дозоре.

Неужели больше не увижу
Старый город с нежными садами?..
Образ, что роднее стал и ближе,
И объёмней видится с годами…

 

«Духовая» роща разомлела,
Город пробудился за Сурою,
А сады, в своих одеждах белых,
Чудится, секреты мне откроют.

ПЕРЕЧИТЫВАЯ ГРИНА

 

Окно открыто. Мой любимый сад
Шумит себе. И все печали – мимо.
Их ветерок умчать, развеять рад.
А я читаю Александра Грина.

Скользнула тень неровной полосой.
Мне хочется перечитать сначала.
Я вижу восхищённую Ассоль.
Она так долго счастья ожидала!

Вот так читала книгу у окна.
Вдруг паруса, сверкающие ало.
Не может быть!.. Мечта воплощена?
Она сбылась, надежда явью стала?

Оставлю книгу. Сад меня зовёт.
Но образы, картины не остыли…
Над океаном радостный полёт
Мечты особой, чистой, легкокрылой…

 

ОЖИВАЕТ СКАЗКА…

Август. На исходе лета
Ночь глубокая. Прохладно.
Сполохи перед рассветом,
И непознанное – рядом…

Чернопалочника грива
Укрывается в тумане.
Птицы прячутся пугливо,
А вода зовёт и манит…

Смех русалочий неясный
Заплескался – растворился…
Шёпот, шелест: здравствуй, здравствуй…
Пруд, как видишь, изменился…

Пруд затягивает ряска,
Перепутались тропинки.
И над прудом Время властно.
Это знают все травинки…

Белой лилии-принцессы
Где-то здесь таится чудо.
Старой сказки интересной
Оживают строчки всюду!

 

* * *

И в наш неугомонный век,

«Всевышней волею Зевеса»,

Звезда над самой кромкой леса

Нам дарит свой волшебный свет.

 

Татьяна Ларина жива!

В душе мечтательной и нежной

Она хранит свои надежды,

Свои заветные слова.

 

И мир исполнен красоты,

Пока живут её надежды,

Такой прекрасный и безбрежный,

Без алчной, мелкой суеты…

 

В ТОМ КРАЮ, ГДЕ БРОДИТ ЛЕШИЙ…

 

В том краю, где бродит леший,
Рядом с озером бездонным,
Чтобы конный или пеший
Позабыл дорогу к дому.
Родничок с водой живою
Под луною серебрится.
Я тебе секрет открою:
Любят те места Жар-птицы.

Прилетают целой стаей…
К роднику склонилась ива
И трепещет, ожидая
Их визита миг счастливый.

В ожидании зарницы
Леший зол невероятно.
Путник может заблудиться,
И не выбраться обратно.

Там великих рек начало,
Их волшебные истоки.
Да ещё цветочек алый
Для Алёнки синеокой

 

ВО СНЕ РОМАШКУ Я СОРВУ

 

Такого просто не бывает,
Но ты остался, не исчез,
Не растворился, не растаял
Среди приснившихся чудес.

Всё в этом мире очень сложно –
Кто потеряет, кто найдёт…
Я жду того, что – невозможно,
Но всё-таки произойдёт.

Слова любви нектара слаще,
Хочу услышать наяву,
Любви большой и настоящей
Во сне ромашку я сорву.

И вот – ромашка крупным планом –
Неповторима и нежна,
Откроет мне секрет желанный…
Звенит будильник. Не до сна…

 

ОСОБЕННЫЕ ПОЛЯНЫ

 

Особенные поляны
Скрывают наши леса.
Поляны – как будто храмы,
Угодные небесам.

Вокруг всё поёт, играет,
Но замолкают птицы,
Словно оберегают
То, что не раз приснится…

Мир лесного покоя.
Трав и цветов отрада…
И думаешь – что ж такое?
Голову кружит ладан…

 

НА БЕРЕГУ КРАСИВОЙ МЕЧИ

 

Плывут куда-то медленные тучи.

Река внизу – серебряная гривна.

Картиной этой восхищаясь мирной,

Любуясь, постою на самой круче.

 

Холмы к реке ступенями уходят.

Вдали лиса мелькнула – и пропала.

Осенний мир, и золотой, и алый,

Душе моей приятен и угоден.

 

Я чувствую, как прибывают силы

На берегу реки – Красивой Мечи,

Где даже воздух светится и лечит,

А время вдаль плывёт неторопливо…

 

Я ОТВОРЮ ЗНАКОМУЮ КАЛИТКУ

 

Мне часто снится наш любимый сад.
Я отворю знакомую калитку…
Поэзия здесь в воздухе разлита,
А рифмы просто гроздьями висят.

И так красиво лепестки летят…
Мелодия надежды вызревает,
Неуловимо – светлая, живая,
Вобравшая медовый аромат!

Так, может быть, для счастья нет преград,
И мне не снится это? В самом деле,
Заворожён метелью нежно-белой,
Шумит себе вокруг весенний сад!