Мрыхин Николай

НЕОБЯЗАТЕЛЬНЫЕ СТИХИ

 

* * *
Богатства не нажил. Признания тоже.
И только свой жизненный путь подытожив,
Что плохо я прожил, скажу вам едва ли,
Как вспомню любовь на ночном сеновале.
Пусть лихо штормило, пусть било о камни,
Что плохо я прожил, скажу вам едва ли.
Всё было: в весеннем саду соловьи,
И нежные, влажные губы твои.
И родина тихой волною ласкала.
Пусть лихо штормило, пусть било о скалы,
Была же и тропка, ведущая в небо,
И с крупною солью горбушечка хлеба.

СНЕЖОК

Эскиз

 

Припорошил снег деревья,
На поляны лёг снежок.
Как в холстах моя деревня.
До чего же хорошо!

И клубится дым над крышей.
И в снегах стоят леса.
И душа всё выше, выше
Воспаряет в небеса.

В ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ

Год ещё пролетел – не заметил.
И всё ближе к закату уже.
И всё больше на сердце отметин,

И зарубок на грустной душе.

Летний дождик ласкает деревья,
Пляшет в лужах, весёлый пострел.
Ах, деревня! Старушка-деревня!
С тобой вместе и я постарел.

Поднимаю лицо своё к небу.
И ничем не умерить тоску.
Может, был я, а может, и не был.
То ль дождинки, то ль слёзы текут.

ОПАДАЮТ СЛОВА

Опадают слова, как осенние листья.
Мы от каждого слова в этой жизни зависим!
Нам недоброе слово застит солнышко свет:

Только, вроде, был счастлив, а вот уже – нет.
Скажут доброе слово – сад в душе расцветёт.
Встрепенётся душа, воспарит, запоёт!

Слово чёрное – ранит. Слово доброе – лечит.
Опадают слова… Опадают словечки…

ДРУЗЬЯМ

“Отговорила роща золотая”
С. Есенин

Отговорила роща поутру
Соловушки весёлым перебором…

Я знаю, что когда-нибудь умру.
Но верится, что я умру не скоро.

И в тихий час, рассвета ранний час,
Когда туман клубится светло-синий,
Вздохну протяжно и в последний раз
Я грудь наполню воздухом России.

И верится, что добрые друзья

Помянут, выпьют скорбное до донца.

И улыбнусь я, по косой скользя,
По лучику, протянутому солнцем.

Не хорошо, не праведно я жил,
Теперь прошу, чтобы меня простили.
Как я любил вас, всей душой любил!
И, думается, вы меня любили.

Не из дворцов я вышел, из лачуг.
А жизнь – она не сказка, не игрушка…

Поставьте поминальную свечу,
Когда зайдёте в сельскую церквушку.

* * *
…и это, отнюдь, не легенда, поверьте:
Скорбит об ушедших селеньях земля.
Когда умирает деревня,
Деревья

Вслед сохнут – берёзы её, тополя.
Уходит вода из колодцев глубоких,
В ветвях свои гнёзда пичуги не вьют.
И лишь на погостах седых, одиноких,
Всё так же ветра заунывно поют.

НА ВЫСТАВКЕ СОБАК

Весенний день. Пылает солнце ярко.
Горит вокруг сияющий венец.
И по дорожкам старенького парка
Ведут собак элитных во дворец.

Ухожены, надменны, как хозяйки.
И гордо-наглы, как хозяева.
Такие не собьются в свору-стайку,
У них свои, особые, права.

И с завистью глядит в сторонке псина.
В глазах собачьих и тоска, и боль…
Такая жизнь проходит мимо! Мимо
Счастливая и светлая юдоль!

Завидовал и я порой подобным.
И каюсь в этом маленьком грехе.
Но лучше быть голодным, да свободным!
Чем как они, всю жизнь на поводке.

АЛОЕ

Быть может, я пишу совсем не то,
Но память вспять уводит то и дело:
Бежало бойко алое авто,
Вернее, не бежало, а летело.

Шла девочка – летящие шаги,
Цвели на алом платье светотени,
Стучали кастаньеты-каблуки,
И ветерок ей оголял колени.

Казалось мне – прекрасней в мире нет!
Глаза, как небо, как озёра-блюдца.
Тогда мне было девятнадцать лет,
И мне хотелось вслед ей оглянуться.
Пересеклись девчонка и авто:
Две алых точки в мировой пучине.
«О, Господи! Зачем? За что? За что?» –
Тот шёпот свой я помню и поныне.

Как алогичен мир, порой жесток!
Как с ним смириться сердцу неумелому?
Лежала, словно аленький цветок…
И растекалось алое по серому.

УХОДИШЬ

Не ушла, но уже отдаляешься.
Ещё рядом – уже далеко.
Словно в дымке туманной теряешься,
Что белёсым лежит молоком.

Счастье вмиг из души испарилось.
Одиноко стою на меже.
И не верю, что это случилось.
Только, знаю, случилось уже.

Перед бездной стою, неизбежностью.
Словно девочка, плачет душа.
Так позволь же последнею нежностью
Устелить уходящий твой шаг.

* * *
Писал стихи, слагались песни,
И не топил талант в вине.
Но был я только интересен
Друзьям ближайшим и жене.

Мечталось жить легко, крылато!
Возьми стихи мои, страна!
Но предо мной стена, как вата…
И эта вата, как стена!

* * *
Никогда я не стану Толстым.
Между нами большая дистанция.
И с женою рассорившись в дым,
Никогда не уйду я на станцию.

В меру толстым давно уже стал,
Но по жизни плыву лёгкой лодочкой.
Мне пенёчек в лесу – пьедестал.
На другом же бутылочка с водочкой.

А соловушка брат мне и друг.
Его песнями душеньку тешу я.
Никогда не повесят на крюк
Мой портрет…
Если сам не повешу я.

И особых заслуг, вроде, нет.
Все стихи – лишь потуги на творчество.
Хоть не Байрон, не Пушкин, не Фет –
Повисеть с ними рядышком хочется.