Пастухова Екатерина

Свет вокзального окошка

 

Театр и дети

 

Что есть прекраснее на свете,

Чем плана пункт: «Театр и дети»?

То настоящее блаженство:

Познать искусства совершенство!

 

«Куда пойдём?» – спросила Вета.

Я был за драм: там два буфета.

Но однокашек гомон дружный

Придал идее вектор нужный.

 

«Ура, – кричим мы, – Мельпомена!»

Кумиром нашим стала сцена.

В союзниках мы с этих пор:

К спектаклю обращён наш взор.

 

Артур, – заядлый театрал,

Репертуар нам подбирал.

Читая текст литературный,

Попрыгали все на катурнах.

 

На роль мы проходили пробы,

У режиссёра взгляд особый:

Взирал на творческие муки

И к небу воздевал он руки.

 

Илья, нисколько не краснея,

Мне выдал образ Бармалея.

Играл я роль, сколь было сил…

Шедевр я Ленке посвятил!..

 

А Генка в будочке суфлёра

Всё в чувство приводил актёра:

Ему шептал: «Хе-хе… – два раза»,

Тот повторил, как по приказу.

 

По Станиславскому: «Не верю!»

Гримёр наш всё твердил Андрею.

Над ним так рьяно он старался,

Что сам себя тот испугался.

 

А костюмер – Капитолина…

Она фанатка кринолина.

Чтоб Винни-Пух наш был не худ,

В костюм вставляет хула-хуп.

 

В антракте, как в лета былые,

Всех настигала ностальгия:

В па-де-труа, и в реверансах…

Все, словом, упражнялись в танцах.

 

Мы преуспели в котильоне,

Учтиво кланялись в поклоне…

Я, правда, пребывал в тревоге:

Мне чуть не отдавили ноги.

 

Из зала зрители гурьбою

Ушли, довольные собою:

Всё действие бинокль делили,

Поаплодировать забыли.

 

Чтоб ваша жизнь являлась яркой,

Желаем в качестве подарка,

Совсем без преувеличения,

К театру испытать почтение.

 

Театр – недюжинная сила,

В нём всё по правилам искусства.

Надеемся, что посетило

Вас эстетическое чувство!

 

Эдельвейс

В.И.

 

Тропа – серпантином:

То в прошлое рейс.

И в чувстве незримом

Цветёт эдельвейс.

 

Отвесные скалы

Круты на подъём.

Мы дружбы хоралы

Слагали вдвоём.

 

Как гимн небосводу –

Взмывает из туч.

Восторг и свободу

Дарит его луч.

 

И  гордость, и верность –

Ломает каменья.

Пушистая нежность –

Приют вдохновения.

 

А цель – совсем близко:

То в прошлое рейс.

Я    кланяюсь низко,

Тебе, эдельвейс.

 

Физ – культ – ура!

А.Л.

 

Я стать стремлюсь культурным человеком,

Подобно древним римлянам и грекам,

Что плавание любя самозабвенно,

Читать при этом успевали непременно.

 

С чего начать? Я обошёл аптеку.

Зашёл в бассейн, потом в библиотеку.

С тех пор, перевернув страницу, смело

Я начал плавать с пользою для дела.

 

Шагает время… При любой погоде

Я плаваю по новенькой методе.

Прочёл: «Лягушка делает движения…»

И брасс даётся мне без напряжения!

 

В главе про бабочку: «…порхая ветерком…»

Я по бассейну баттерфляем прямиком!..

Вперёд я кролем вырываюсь сразу, –

Дистанцию не проиграл ни разу!

 

Вот только с ластами произошла запарка:

Мне показалось в них чрезмерно жарко.

Моржи не принимают крайних мер…

Им ласты выдают «размер в размер»!

 

На два размера больше мои ласты.

Не позавидуют мне водные гимнасты!

Как средство от уныния и тоски,

Пришлось надеть из шерсти мне носки.

 

И победитель, вот он – перед вами.

Виват, метода! Посудите сами:

Страх поражения, мне, как эллинам не ведом –

Соперники все затерялись следом!

 

Запомните, кто мне придёт на смену,

Что высококультурному спортсмену

Не только плавать и читать прилично –

Мозгами надо шевелить отлично!

 

Свет вокзального окошка

 

Свет вокзального окошка…

Поезда проходят мимо.

Мне вскочить бы на подножку

И умчаться в край любимый.

 

Убежать от вечных гонок,

К родине прильнуть щекою,

Как брыкастый жеребёнок

В знойный полдень к водопою.

 

Вертолётиком – стрекозкой

Профланировать над лугом

И оставить отголоском

Песню, что поётся с другом.

 

Кликнуть в мятном огороде

Босоногое полпредство,

В пряно-звёздном хороводе

Плыть в ладье с названием «Детство».

 

Там ветра поют суб-тоном

Колыбельную на ушко,

Где-то, в царстве полусонном,

Ладит мне года кукушка…

 

Климат свой континентальный

Сменит жизнь тогда на милость,

Суетная виртуальность

Превратится в легкокрылость…

 

Ожидание

 

Лучик прыгает прилежно

И качает колыбельку,

Будит ласково и нежно

В день рождения Свирельку.

 

Большеокий мой младенчик,

Зацвели поля льняные,

Вижу я в тебе, мой птенчик,

Милые черты родные.

 

В задержавшихся открытках

Пляшут дождика проказы.

В спицах заплутавших нитках

Серебром искрятся стразы.

 

На звонок сквозь мир огромный,

Отзывается сердечко.

Скоро сам, неугомонный,

Добежишь ты до крылечка.