Рассветова Ольга

БЕЛЫЙ ЛУЧ В ОКРУЖЕНИИ ЛЕТА


* * *

Верю, сынок, что тебе по плечу

Служба на дальней границе.

Ласточкой быстрой к тебе прилечу,

Сказкой сумею присниться.

 

Как возмужал ты – позволит мне луг

Видеть глазами ромашек.

Вместо меня тебе тысячей рук

В роще берёзки помашут.

 

Ласковым ветром коснусь я, позволь,

Солнечно-глянцевой кожи.

Знай, что любая сыновняя боль

Мамино сердце тревожит.

 

В каждой травинке тебя узнаю,

В облаке, в зяблика песне.

Ведь даже в самом далёком краю

Будем душою мы вместе!

Гимн воде

 

В ручейке, в стремнине водопада,

Испокон веков и навсегда –

Ты для нас – прохлада и отрада,

Сок земли – волшебница-вода.

 

И хочу я песней величальной,

Словом добрым должное воздать –

Морю, где не виден берег дальний,

Лужице, наполненной опять,

 

Роднику в лесу звонкоголосом,

Бисерной росинке на лугу

И речным раздольным рыбным плёсам –

В пояс поклониться я могу.

 

Мир тебе, Сударыня-Водица!

Ты смываешь прочь любую грязь.

И небесной влагою умыться –

Словно в храм войти, благословясь.

 

Ты проста, ничем не знаменита,

Как тираны, рыцари, вожди,

Только смоют их следы с гранита

Не тайфуны, времени дожди.

 

Ты мудра; течёшь туда, где суше,

Душ людских ты знаешь глубину.

Если клятвы божьей не нарушу –

То в волнах твоих не утону.

 

В жилах наших век тебе струиться

От морей просоленных вдали.

Матушка-заступница, Водица,

От недугов всяких исцели!

 

 

Одуванчик

 

Белый луг в окружении лета.

Что там? Снег или лёд, или дым?

Нет, скорее, не то и не это:

Одуванчик вдруг ставший седым.

 

Был вчера он так солнечно ярок:

Хоть в букет, хоть в венок, хоть в салат –

Для всего – настоящий подарок,

А теперь ему ветер лишь рад.

 

Как поднимет в неистовой вьюге

Стаи тёплых снежинок в полёт –

Так весенним ковром по округе

Сотни новых растений взойдёт.

 

Вот уже облетевший до срока,

Луг зелёный не жёлт и не бел…

Парашютик судьбы одинокой,

Ты в какую страну залетел?

 

 

Пчёлка

 

Солнце землю майской негой нянчит,

Чтоб забыла стужу и пургу.

Золотой монетой – одуванчик

Россыпью разбросан на лугу.

 

И поля, очерченные чётко,

Ждут, волнуясь, свежей борозды.

И жужжит в вишнёвой ветке пчёлка –

От большой любви, не от нужды.

 

Хоть на миг, в черёмушные кисти.

Окунусь, как пчёлка, с головой,

В мир, где нет ни злобы, ни корысти,

Надышусь не смогом, а травой.

 

Может мы, прогресс творя, свернули –

Не туда, с разумного пути?

Пчёлка, пчёлка, я хочу в твой улей

Свою каплю мёда принести.

 

Просто так, как ты, не за зарплату,

Опылять цветочки по весне.

Люди тоже могут быть крылаты,

Но – душою, да ещё – во сне.

 

Добрый день, скажу, лиловый клевер!

Для меня нектар чудесный есть?

Я желаю Матке-Королеве

Вдохновенья каплю преподнесть!

Родственные души

 

Не бойся, я тебя не потревожу,

И зла в чужую жизнь не принесу.

Пусть это чувство – трепетною дрожью

Останется в предутреннем лесу.

 

Я знаю, что упорно помнят гены

Твою любовь, хотя промчался век,

Лишь на тебя настроены антенны,

Единственный на свете человек.

 

Когда тысячелетий хрупкий иней

Касается потерянной души –

Я становлюсь наложницей, рабыней –

Хотя б во сне. О, утро, не спеши!

 

Неторопливы ласки фараона,

Но обжигают угли чутких губ.

Тех сладких мук таинственного лона

Не ведал тот, кто был со мною груб.

 

И хорошо, что утром я забуду:

Идальго ты, патриций, или скиф…

Плесну вина в хрустальную посуду

И помяну тобой забытых нимф.

 

Но твоего покоя не нарушу,

Поток судьбы не обернётся вспять.

И буду верить: родственные души

В грядущих жизнях встретятся опять.

 

 

Талисман

 

Где моё немудреное счастье?

Самовар, колыбель и дитя,

И в окошко, открытое настежь,

Лепестки ароматов летят.

 

Только в жизни всё очень непросто:

Материнство – и радость, и боль.

У кого-то – крахмальная простынь,

У кого-то – дырявый подол.

 

Мне сказала седая знахарка,

Чёрным оком взглянув прямо вглубь:

«Станут дети желанным подарком,

Ты котёнка сперва приголубь!»

 

По весне предоставился случай:

Грозной музыкой пел ледоход,

Кто-то странный на льдине мяучил,

И у кромки толпился народ…

 

В сад цветущий раскрою оконце,

Сыновья улыбаются снам,

А на коврике: рыжее солнце –

Мурзик – нашей семьи талисман.

 

 

Зимняя верба

 

Возле речки есть странное дерево

(Может – сказка, а может быть – бред) -

Это верба потайке поверила

И пушистый расправила цвет.

 

Отчего же с ракитами дружными

Ей не дремлется в мягком снегу?

Ведь от стужи с позёмками вьюжными

Уберечь я её не смогу.

 

Эти ветки, как девичьи пальчики,

Источавшие мёд и озон,

Не согреют дыханием мальчики,

Потому что еще не сезон.

 

И за вербу как будто в ответе я:

Шуток неба она не учла.

На её золотые соцветия

Только белая сядет пчела.

 

Верба, верба, ах, глупое дерево,

В январе наломала ты дров!

Слишком рано в весну ты поверила,

Как и я, в своё время , в любовь.