Семакин Рудольф

НА ВЯТСКОЙ ЗЕМЛЕ

 

УДМУРТСКАЯ МАДОННА

 

Поныне вятские смиренны земли

И вотского народа племена,

Нет нужды ставить ногу в стремена,

Удмурточка-краса раздолью внемлет.

 

Пейзаж привычный, сказочно-картинный,

Опушка, поле в солнечных лучах,

В ладонях парня тонкая свеча –

Девчонка; как всегда грустит рябина.

 

Случайная встреча – желанье и ложь,

Стыдливый намек и сомнения…

Свидетель была лишь высокая рожь –

Удмурточки новой «рождения».

 

…Как прежде солнце золотило нивы,

Невдалеке синел знакомый лес.

Он напевал веселые мотивы,

Она «пушинкой» падала с небес.

 

Она полна каким-то просветленьем,

Понятным, может, только ей одной.

Сияньем глаз, лукавым удивленьем

Пред этой сладкой радостью земной.

 

Потом она и в вятские узоры

Вплетёт свою особенную нить –

Родит мальчонку. Вятские просторы,

Вам должно эту жизнь благословить.

 

Все горести её ещё далеки,

Ещё таит туманов вятских даль.

Родительские горькие попрёки,

Их утешений светлую печаль.

 

Когда вновь будет синева бездонна,

А в зарослях кустов забродит хмель,

Тогда с неё удмуртскую Мадонну

Ещё напишет новый Рафаэль.

 

РАЗГОВОР С ИВАНОМ ПАСТУХОВЫМ

 

Вернулся, говоришь, и только здесь

Уют тепла домашнего и света.

Забот минувших лет не перечесть,

И то сказать, какие наши лета.

 

Всё тот же пруд, не те лишь берега,

Рельеф их перестройка раскачала.

Маёвок ваших скошены луга,

Нет кумачей интернационала.

 

Где же, Иван, ты свой путь пролагал,

Чем, столь существенным был озабочен!

Если не слышал и не принимал

Правды восставших ижевских рабочих.

 

Выйди, прислушайся! Там впереди

Белый Ижевск собирает отряды –

В липах собора лишь ветер гудит,

Как вешняковой воды водопады.

 

Штаб засиделся, стрельба за окном,

Это мятеж. А чего же вы ждали?!

(Лица соратников, как полотно…)

Ночью из города с братом бежали.

 

Всё-таки схвачен и брошен в подвал,

Бьют, как умеют, пытают: «Где деньги?»**

Местных буржуев звериный оскал,

Злобой налиты охранника зенки.

 

Бредишь – рыбалка, раздолье пруда,

Пойманных рыб серебристые слитки –

Не целоваться тебе никогда

С милой невестой под белой накидкой.

 

Путь твой погибельный был в никуда,

Рушишься в пропасть сознанье теряя –

Вздрогнула в небе завета звезда

В страшной реальности нас примиряя.

 

Знать бы тогда, что марксизм – белена,

Ложь и утопия, призрак несчастья.

Запечетлены друзей имена

В названьях улиц Советскою властью.

 

P.S. Прощай Иван, тебе уже не быть

В грядущей новой жизни человечьей.

Сложилось так, но нам не позабыть

Борца, шагнувшего «заре навстречу».

 

*Руководитель Ижевских большевиков захвачен мятежниками в августе 1918 г.

 

** « Где деньги?» – заводская казна.