Смирнова Мария

СТИХИ НЕРОВНОГО ДЫХАНИЯ

* * *
Припудрила февральские морщины
Стареющая, тусклая зима:
Карнизы крыш, деревья и машины
Окантовала чистая кайма,
И утро было свежим, белоснежным,
Чарующим, как сказка наяву;
Как девушка застенчивая, нежным
Румянцем озарила синеву.
Но оттепель в свои права вступает,
С лица зимы стирая чистоту,
И поздний снег неотвратимо тает,
Открыв провалы, грязь и черноту.
В мир совершенства приоткрылась дверца
И сразу же захлопнулась для нас,
И добротой не напиталось сердце,
И красотой не насладился глаз.

* * *
Не возвращайтесь никогда
Туда, где молоды вы были,
Где ждали вас, где вас любили,
Где светлые текли года,
Звуча, как вешняя вода,
Журча, кружась у переката…
Где были счастливы когда-то —
Не возвращайтесь никогда.
Не погружайтесь без следа
В тот рай, что в памяти мы носим;
Весну, когда на сердце осень,
Не призывайте никогда.
В туман уходят города,
Разливы рек, лесные дали…
Где вы о будущем мечтали —
Не возвращайтесь никогда.
Но в горьком слове «никогда»
Я слышу ветреное «да».

* * *
…А на рассвете выпал снег,
И небо землю повенчало,
И хочется начать сначала
Дат и событий пестрый бег

И по страницам пролистать
Потрепанную жизни книгу,
И хочется ребенком стать,
Любому радоваться мигу.

Для дерзких глаз и дерзких рук
Еще я неприкосновенна,
И так все необыкновенно,
И так волшебно все вокруг.

Люблю прогулки и зверей
И яблоко ценю на ужин,
А этот мальчик у дверей
Моим, возможно, станет мужем.

А что грозит издалека,
О чем душа моя заплачет,
Не ведаю — а это значит,
Что жизнь беспечна и легка.

И снова синь над головой,
И та, с пером, смешная шляпа,
И мама рядом, и, живой,
По голове потреплет папа.

Весь в кружевах соседний дом,
Среди ветвей синеет птица,
И снег рассветный за окном
Лежит, как чистая страница.

МЫШИНАЯ СКАЗКА

Как лорды на Пикадилли,
С походкой надменно-прямой,
Огромные звери ходили
По дому ночною порой.
Их морды круглы и усаты,
Глаза их мерцают во мгле,
Как тигры, они полосаты,
И нет их страшней на земле.
Их челюсти, словно капканы,
Несчастную дичь стерегут,
И даже бойцы-тараканы
От них без оглядки бегут.
Но уши имеющий слышит
И шорох, и писк на полу:
Отважные серые мыши
Выходят из норок в углу.
Бесстрашны они и имеют
Крутой, несгибаемый нрав,
И кошки от страха бледнеют
И лезут повыше на шкаф.

* * *
Засентябрило в сентябре,
а это, видно, означает,
что ветер за окном крепчает
и кружит листья во дворе.
Засентябрило в сентябре,
что, в сущности, не экстремально,
и это значит, что нормально,
как ей положено и в срок,
приходит осень на порог.
Засентябрило — ну и пусть,
и значит, что приходит осень,
и ни о чем уже не просят
и в двери пропускают грусть.
Дождь, неподвижный, как стекло,
Воспоминания не будит.
Все миновало, все прошло,
И больше ничего не будет.

* * *
Л.Ал.
Не знаем, что нам дано,
Но, право, нет повода лучше
Проститься на всякий случай,
Разлив по бокалам вино.
Давай почитаем стихи,
Друг другу отпустим грехи.
Я буду в ином краю,
Но, голову вскинув выше,
Я думаю, ты услышишь
Негромкую песню мою.

БЛАГОДАРНОСТЬ

Не плачу, а хочется плакать,
Но, радость жизни ценя,
Спасибо скажу собаке,
Не тявкнувшей на меня.

Спасибо тебе, котенок,
Зеленым глазом мигни;
Спасибо тебе, ребенок,
Бенгальские жгущий огни;

Спасибо тебе, береза,
Что рано листву дала;
Спасибо тебе, дорога,
Что к дому меня вела;

Мелодии, что красива,
Цветам и снам наяву,
И, Боже, Тебе спасибо
За то, что еще живу.

СОНЕТ

Я в обратную сторону стрелки вращала,
Я ломала часы в невозможной надежде,
Чтобы жизнь, словно песня, пропелась сначала,
Но немного иначе пропелась, чем прежде.

Я носила бы яркие, светлые платья,
Я б духами и кружевом нежила тело,
Я бы шире тебе раскрывала объятья,
Я бы чаще смеялась, шутила и пела,

Чаще в гости звала, и на стол накрывала,
И в бокалы вина до краев наливала,
И стихи бы читала, цветы бы дарила
И о радости жить и любить говорила.

Мне не нужно ни денег чужих, ни удачи,
Но прожить я б хотела немного иначе.

СТИХИ НЕРОВНОГО ДЫХАНИЯ
(маленький июньский цикл)

1.
Словно скошен пулей навылет,
Не допьешь ты чашу до дна,
И со мною слёзы повыльют
Звездопадом ночь и луна,

И со мною заплачут грозы,
Осыпая листву тополей.
Стынут росы и вянут розы
Без тепла улыбки твоей.

Словно струны, натянуты нервы.
Я тебе ни в чем не лгала.
Все равно ты моим был первым,
Как твоей я первой была.

2.
У любви проверенных законов
Нет, и к нам пришла она зимой.
Я тебя из стольких миллионов
Выбирала, долгожданный мой!
Я тебя из стольких выбирала —
Как в стогу иголки собирала.

3.
Зелень листьев, синевы безбрежность
И разлив цветов — весна, весна!
Если в мире не исчезла нежность,
Значит, я сегодня не одна.
Свежестью в лицо мне ветер дышит,
И сейчас все то, что накоплю
Я в душе, вложу в одно «люблю!» —
Для того, кто, может быть, услышит.

4.
Ах, как молодо сердце забилось
В глубине постаревшей груди —
Словно я еще не любила,
Словно встреча у нас — впереди.

Посмотри: начинается лето,
И торопятся в строчку слова.
Значит, песня моя не допета:
Я дышу, я пишу — я жива.

5.
Я май любила за его капризы,
За женский нрав, за ландыши. Еще —
За то, что в мае сердцу горячо
И поджидают новые сюрпризы.
Душа поет, волнуясь и любя,
И хочется носить в оборках платья,
И открываешь новую себя,
И раскрываешь новые объятья,
Но — для кого?.. И все-таки весной
Любовь моя и молодость — со мной.

* * *
Я не спорила с судьбой,
А была самой собой —
Родником в лесном овраге,
И звездою вдалеке,
И соленой каплей влаги
На невыбритой щеке.

* * *
Где-то жило-было тело.
Никогда оно не пело —
Не с того, что не хотело,
Может, просто неумело
Обнимали это тело,
Целовали это тело,
Вот оно и не запело.
Тело было, тело жило,
Воду из-под крана пило,
С огурцом картошку ело,
Но не пело — нет, не пело!
Не летало, не любило…
Разве жило? Разве было?..

* * *
Белой пеною вишни
Устлать нам дорогу хотели.
Ты навстречу не вышел
Ко мне в лепестковой метели.

Чувство странного долга,
Возможно, тебя удержало.
Я ждала тебя долго,
Продрогла и очень устала.

Стыли звезды над крышей,
И в ночь опрокинулся вечер.
Ты навстречу не вышел,
И это навечно. Навечно.

* * *
Я начинаю новую тетрадь,
И если я чего-то в жизни стою,
То, значит, не остаться ей пустою,
И из нее страниц не вырывать,
И не стыдиться немоты своей, —
Поверьте мне, что доли нет чудесней,
Чем, словно безголосый соловей,
Сгореть в огне невыразимой песни.