Сомов Н.

«СЧАСТЬЕ? ДА БОГ ЕГО ЗНАЕТ…»

 

* * *

Потерял я голову и два рубля…

Так на что купить теперь мне пива?

Под ногой качается земля —

Женщина до ужаса красива!

 

О работе я давно забыл,

На меня нахлынуло, как море…

Я не буду пить, но пью, как пил.

Женщина! Шерше ля фам. Не спорю.

 

И сижу один, пишу стихи.

Может быть, бездарные, но всё же…

Насквозь прознобило потрохи:

Женщина! А я не вышел рожей.

 

Над собой смешно: сю-сю, сю-сю…

Надо быть мужчиной — это злее.

Каждому понятно карасю —

Только в злости сердце не болеет.

 

Женщина! Но как я буду злым,

Если на душе печать иная?

Если в комнате висит табачный дым,

Да и сам я где Бог весть витаю?

 

Женщина! На кой мне два рубля?

Это крепче водки, слаще пива.

Под ногой качается земля —

Женщина до ужаса красива!

 

* * *

Наша встреча — проклятье и пропасть,

Но я всюду мечтал про нее.

Небывалая дерзость и робость —

Ты и счастье, и горе мое.

 

За твою непутевую юность,

За мужчин, что любили тебя,

Поседею я и осунусь,

Пропадая и жизнь торопя.

 

Чтобы вдруг да чего не случилось

Черт-те что, и подумать-то страх, —

Я приму как великую милость

Укротить твой неистовый нрав.

 

Только вряд ли случится такое…

И однажды, спасительным днем,

Мы расстанемся в жажде покоя,

Но покоя того не найдем.

 

И потом мне не будет в разлуке

Ни забот до тебя, и ни дел.

Но останутся в памяти руки,

Для которых и я — не предел.

 

Ты права, да и я не ошибся —

Не судья я тебе и не бог.

Надо было сперва научиться

Мне поверить в такую любовь.

 

* * *

Дрянь и щелкопер — ну чем не пара?

Вот возьму и всем назло женюсь!

Родственников скрючит от удара,

Что никак, дурак, я не уймусь.

 

Но, в конце концов, не в этом дело,

Ложь про то, что дрянь и щелкопер, —

Снег кругом, зима, пустыня белая,

И два сердца брошены в костер.

 

* * *

Любовь моя бывшая, помните,

Я вам улыбался во сне?

Теперь вот без вас в моей комнате

Погано и холодно мне.

 

Я понял, как это напрасно —

Остаться свечой без огня.

Порадуйтесь: плохо без вас мне.

Но лучше ли вам без меня?

 

Где наша счастливая прошлость,

Которую нам не вернуть?

Сменяли мы прошлость на пошлость

Под задницу прошлому пнуть.

 

Какая активная смелость!

Изящный до зависти жест!

Но если нам вместе приелось,

То порознь вообще надоест.

 

Я пробую с этим смириться,

Того же желаю и вам,

Поскольку спокойнее спится

Лишь трезвым и злым головам.

 

* * *

Наше будущее в прошлом,

Я живу, его храня.

Что же ты, моя хорошая,

Покинула меня?

 

Что же ты? О чем ты думала,

Этот груз оставив мне?

Холодом промозглым дунуло

В опрокинутой стране.

 

Будни беспробудно трезвые,

Одинокие года…

А вот если чиркнуть лезвием

И — прощайте навсегда!

 

Но зато — с тобой мы встретимся,
Справим праздник свой,

И по вечности проветримся,

Словно в омут, с головой.

 

* * *

Я встретил, мне помнится, вас,

Но вы оказались кокоткой.

Меж прочих дешевых проказ

Утехой смешной и короткой.

 

Я трезво ушел навсегда,

И этим остался доволен.

Бездомная жизнь — не беда,

Беда — это ложь и неволя.

 

И тут же бестактно ко мне

Свобода взобралась на спину.

Докука по сходной цене —

Всего лишь ее половина.

 

Поехали. Правит она.

Везу я свой воз, не рыдаю,

Слегка попиваю вина,

Чем сверху пошлют, заедаю.

 

Ночую под светлой звездой

До славных минут пробужденья,

И поутру день молодой

Со мной торжествует рожденье.

 

Обещанный мне на заказ,

А будет он великолепным!

Да было ль, что встретил я вас?

Что было — посыпано пеплом.

 

* * *

Квадрат окна и рядом стул,

На стуле платье.

И я не помню, как уснул

В чужих объятьях.

 

Я пожалел о том, что тут

Случилось ночью,

Всё потому, что ночью лгут

В пылу порочья.

 

Но ведь и мне, и ей плевать —

Такое дело —

Мы пьяные легли в кровать

И были смелы.

 

Изображали, как могли,

Порыв и юность —

Всё, что в остатках сберегли

И что проснулось.

 

Ночь быстротечна, брезжит свет,

Всё позабыто.

Не отыскать былого след —

Мы оба сыты.

 

* * *

Свет в одиноком окне —

Это на кухне, наверное.

Чьей-то не спится жене,

У нее настроение скверное.

 

Ейный напился мужик,

Рядом ребенок страдает,

Телик чего-то жужжит…

Счастье? Да Бог его знает…

 

Каждому здесь хорошо,

Каждый к другому не лезет.

Муж свое место нашел,

Женщина курит и грезит.

 

Грезит она о былом,

Курит о настоящем —

Вот ведь, связалась с козлом,

Может быть, даже с гулящим.

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

 

К сроку сготовлен обед,

С внуком готовы уроки.

…Утро, включается свет

В комнатах однобоких.