Суворов Дмитрий

Незнакомые / знакомые лица

Успешный дебют в «Луче» Марата отметили многие. Под таким звучным и несколько интригующим именем были опубликованы стихи Дмитрия Суворова в прошлом году (№ 5—6).
Уверены, что новая подборка его стихов не оставит равнодушными наших читателей, ведь налицо творческий рост молодого поэта.

ТРАУР ПОД ГИТАРУ

Обнести могилы частоколом…
Глупых женщин прóклятые морды.
Лучше быть распятым рок-н-роллом,
Чем погибнуть под его аккорды.
Жизнь идет, меня касаясь боком,
Как они, простого человека.
То, что называют русским роком,
Натерпелось предыдущим веком.
В ожиданье подлого удара
В общем-то с логичными следами…
Остается старая гитара,
Горкою накрытая цветами.
По ушам тяжелым страшным боем,
Громче в миллионы раз бывает:
— А пойдем на рок-концерт со мною.
— Не пойду. Сегодня там взрывают.

В ДОРОГЕ

Интересно, а что бы они думали,
Если бы вообще могли думать…
Бесконечна в темноте сила слова,
Я иду напротив жизни, святая.
Что же люди совершили плохого?
Командиры за меня лучше знают.
Незнакомые/знакомые лица
Из башки больной рефлексами стада
Вымывали под проточной водицей
Да вбивали, как дубиной, джихадом.
Мощность взрыва — непонятные числа.
Скинуть всё? Сбежать из этого плена?
Э, подруга, то неверные мысли,
Что терять, когда невидимы вены?
Всё сменяется на этой планете…
Память — прошлое разбавлено, смыто.
Честь свою — на арсенал в минарете,
Пояс верности — на пояс шахида.
Прочь гони, крадутся если сомненья.
Далеко ли? Да не очень, с полмили.
А какое может быть униженье?
Лишь бы тело кабанам не скормили.
Довела небезызвестная сила.
Может быть/не может быть, не права я?
О прекрасном помечтать надо было.
А, насрать, пошли все на х… Взрываю.

МЕРТВЫЙ РЕБЕНОК

Граждане спят, будто их нет,
В низких кроватях сопят и жмурятся.
Лампочки в ряд, падает свет.
Мертвый ребенок идет по улице.
В полном сознанье, но без сил
Шествует в жизнь многоэтажками.
Мертвый ребенок мало жил.
Мертвый ребенок — дня два с натяжками.
След от подушки — синий шелк.
Слезы из мраморных глаз кровавые.
Мертвый ребенок гасит долг
Тем, кому, к счастью, не стал забавою.
Мертвый ребенок в окна бьет:
«Мама, открой сыну дверь тяжелую.
Я не бездельник, не урод,
Полое тело замерзло голое.
Ради тебя на всё готов…»
Времени мало. Время поверх него.
Он не услышит теплых слов.
Он по стене доползет до верхнего.
Без результатов каждый шаг,
Без рассуждений по типу «вправе ли?».
Мертвый ребенок лезет в бак.
В мусорный бак, где его оставили.
Мелкая дрянь — помойки рать.
Части в крысиных зубах и лапах.
Мертвый ребенок будет спать,
Там, где останется мамин запах.

КОМНАТНАЯ

Опять возрождаюсь в честь нового солнца…
И каждую ночь умираю для завтра…
Мое харакири — позор для японца.
Попытка не пытка. Я буду ей автор.
Дешевый паркет — дорогая расплата.
Без света минута и век без ответа…
Я лучший поэт своей собственной хаты.
Никто не посмеет оспаривать это.
Законы, заветы придуманы нами…
Их нет между книгами и монитором.
Моя территория — стены с углами,
Мой выход на улицу — синие шторы.
Цветастый ковер как цветочное поле.
Посредством сети первый секс и болезни.
Здесь всё настоящее, только без боли.
Я ночью усну и, пожалуй, исчезну.

БЛАГОРОДНЫЕ КОШКИ ПЕРЕД СМЕРТЬЮ…

Они уходят иногда,
Поскольку худо.
С условием, что есть куда
И есть откуда.
Не замечая, в новый бой,
Прибитый к дате,
Их возвращения домой
В другом формате.
Девица, ты скорее мышь,
Чем андеграунд.
Ну что, сумеешь, достоишь
Двадцатый раунд?
Бывали странными дела…
Случались роды.
Ты ничего не поняла
За эти годы.
Нам надо было быть смелей
В объятьях ванны.
В чем же отличие твоей/
Моей нирваны?
На пару ярко-желтых глаз —
Любви немного.
А кошки понимают нас.
Сказать не могут.
Когда закончится полет,
Начнется кома…
Я, словно благородный кот,
Уйду из дома.

МАМА

Мама, ты такая дама…
Рисовать,
Тебя бы рисовать.
Тихонько рисовать.
Песня

…Я хотел бы, чтоб мама была кандидатом наук.
А желательно доктором и медицинских, пожалуй,
Чтобы дома висело дипломов четырнадцать штук
И в зачетке стояло отличных оценок немало…
…Я хотел бы, чтоб мама была фигуристкой в коньках,
Чтоб возила меня постоянно по олимпиадам.
Честь России была б в ее мягких, но ловких руках.
А на полке сияла медаль и другие награды…
…А еще если б мама была музыкальной звездой,
Легендарной звездою в миру популярною дико,
К ней с плакатами б шли, и автограф ее непростой
Красовался бы рядом с огромной моей закавыкой…
…Я хотел бы, чтоб мама была «мисс планета и …год»,
Чтоб от зависти грызли колени товарищи-дети.
…И политиком, чтоб уважал весь российский народ.
…Или хакером, чтоб открывала счета в Интернете…

…Я хотел бы. Но ладно. Так много, что не перечесть…
И не стоит писать о мечтах в зарифмованном сказе…
Я люблю тебя, мама, такою, какая ты есть…
Инженером по оперативной диспетчерской связи…
…Если я заболею — не нужен мне доктор наук.
И таблетки одну за другой мне глотать не пристало…
Меня вылечит быстро тепло нежных маминых рук,
Вечно жаждущих вымазать грудь мою
греющим салом…
…Для чего нам медали? Горят пусть дипломы огнем.
За любую работу возьмешься без слов, не поморщась.
Прослыла королевой жилсервиса, пользуясь в нем
Уважением дворников и фанатизмом уборщиц…
…Разорву календарь, разберу на куски города,
Постараюсь понять, не состроив дурацкую мину,
Бесконечное горе в кастрации Кузи-кота,
Бесконечную радость в покупке стиральной машины…
…Пусть стремятся знакомые дамы тебе быть под стать.
Оставайся умнейшей из женщин, прекрасной Венерой.
Продолжай, дорогая, по жизни, как раньше, порхать,
Освещая свой путь красной корочкой пенсионера…

НАСТЯ

Бежал на автобус. Упал, нынче скользко.
Дорогу песком не засыпали — странно.
Привет. Долго ждешь? Как семейное войско?
Погибла вчера на чистилище бранном?
Собака. Выгуливать. Холод и вечер.
Мобильная связь — пара центов в минуту.
Ведь проще простого — себя покалечить.
Труднее привыкнуть. Попробуй остуду.
Запаривай душу под курицей ватной,
А после разлей по бокалам с лимоном.
Ты добрая, Настя. Недобрая? Ладно.
Решай за себя. Постоянно солено
В глазах? Это море. Оно не отстанет…
Ну, разве потом, этак лет через двадцать.
А ты доживешь. И спасибо той ране,
Которая ноет. Учись целоваться.

РАССКАЖИ

Расскажи меня по пьяни,
Несерьезно, невпопад.
Не друзья твоих стараний
Не поймут. Я буду рад.
Дождь — убийца. Вниз потоки
С прогибающихся стен…
Отрезайте, суки, ноги
Ниже уровня колен.
Двери в рай открой отмычкой.
Приходи. Я буду там…
А у смерти есть привычка
Расставлять всё по местам.
Жизнерадостных иконок
Без. Поэта съела тля.
Всё в руках твоих, ребенок.
Всё. И в том числе петля.
Скучно, серо, беспредельно
Пережит двадцатый год.
А весна больна смертельно
И, наверное, умрет.
Пара дней — начнется лето,
Правда, станет холодней.
Старый дом, и в доме этом
Будет
Всё-как-у-людей…