Украинец Николай

ПОДВИГ ПИСАТЕЛЯ


Памяти Героя Советского Союза

писателя Владимира Карпова

 

В январские крещенские морозы 2010 года на Троекуровском кладбище Москвы похоронен Герой Советского Союза писатель Владимир Васильевич Карпов. Проводили в последний путь легендарного фронтовика, участника Великой Отечественной войны боевые товарищи – представители Союза писателей России и Вооруженных Сил Российской Федерации.

На смерть талантливого русского писателя из средств массовой информации откликнулись только телеканал «Культура» с минутным сюжетом и газеты «Красная Звезда» (21.01.2010г.) и «Российский писатель».

За дешёвыми шоу-программами, криминальным чтивом не разглядели потери великого сына России. После этого о каком военно-патриотическом воспитании можно сегодня говорить.

Жизнь В.В. Карпова – это подвиг. То, что он сумел сделать, совершить во имя Родины, хватило бы на несколько одаренных храбрых человек.

Для себя имя Карпова я открыл в 1975 году после выхода его книги «Взять живым!». На фоне военно-мемуарной литературы той поры – это было новое повествование о войне. Оно встало в ряд с книгами Николая Островского «Как закалялась сталь», Бориса Полевого «Повесть о настоящем человеке».

Книга-прообраз с кого брать пример в жизни и несении нелегкой воинской службы. Образность быта, правдивость солдатской жизни на войне перевернули много в моем понимании о работе как офицера-политработника с личным составом.

Мы организовали читку книги среди солдат в вечернее время политмассовой работы. Перед взводом секретарь ротной комсомольской организации читал по нескольку страниц за вечер. Потом шло обсуждение. Среди солдат были представители национальностей Средней Азии. И когда они узнали из биографической повести, что Карпов, родившийся 28 июля 1922 года в Оренбурге, учившийся в 61 средней школе Ташкента, курсант Ташкентского военного училища им.В.И. Ленина, чемпион по боксу Среднеазиатских республик, от солдат-узбеков полетели письма на родину о писателе-герое, их земляке.

Помню, приходили и ответы. Одному из солдат брат писал, что на улице генерала Петрова размещалось военное училище. А сегодня из книги В.В.Карпова «Полководец» мы знаем, что улица генерала Петрова – бывшая улица Паркетная, где в кадетском корпусе размещалось военно-пехотное училище, начальником которого был комбриг Петров, в годы войны командующий Северо-Кавказским фронтом, генерал – армии, Герой Советского Союза.

В памяти прочно сидит та атмосфера, которая была в солдатской среде после прочтения книги. Когда читали страницы о лечении лейтенанта Ромашкина в госпитале в двадцати километрах от передовой, вблизи Москвы, на глазах у ребят стояли слезы. Они видели себя на месте Ромашкина. Тоска по родным: маме, любимой девушке, о том, как сражается на фронте отец. Разве можно остаться равнодушным, когда за оградой госпиталя в лесочке, на своей первой прогулке после ранения в грудь лейтенант Ромашкин увидел кладбище со свежими холмиками темной земли? И на одной из могильных табличек прочитал свою фамилию. Растерялся, бросился к военврачу, настоял, чтобы из архива подняли карточку раненого Ромашкина П.Н.  И когда прочитал, все совпало – это его отец. Они были в одном госпитале, у обоих ранение в грудь.

Когда я пишу эти строки, передо мной лежит книга «Взять живым», она довольно изношена, зачитана и порвана в переплете. Это книга-боец. Ее держали в руках попеременно не менее трехсот человек. Она принесла веру в жизнь и устремленность в достижении целей многим моим сослуживцам.

Потом всё, что выходило из-под пера Владимира Васильевича Карпова, нами прочитывалось и обсуждалось в офицерской среде. Его повести «Не мечом единым …», «Взять живым», «Командиры седеют рано», романы «Вечный бой», «Маршальский жезл», трехтомное воспоминание о Маршале Советского Союза Г.К. Жукове, исследования о генерале армии И.Е. Петрове, вошедшие в книгу «Полководец», отдают дань его учителю и командиру, отцу друга детства Юры. На фоне парадности многих командующих фронтами как-то забыли о командующем Северо-Кавказским фронтом И.Е.Петрове, сыгравшем не менее важную роль в разгроме фашизма (освобождал Северный Кавказ, Новороссийск, Севастополь, Керчь, Одессу, Карпаты).

Венцом военно-исторической работы В.В. Карпова стало двухтомное издание книги «Генералиссимус» – о И.В. Сталине. «К работе над этой книгой, – писал в предисловии автор, – я приступил после долгих размышлений и сомнений. Грандиозны события и дела, которые вершил Сталин. Очень он сложен, противоречив и многогранен как личность».

Великий писатель, как и великие его герои, остается верен себе. Он не может поступиться своей совестью, он по-прежнему чист и принципиален. Историческая правда для него превыше всего. Здесь и кроется ключ замалчивания имени Героя Советского Союза писателя Карпова. Он не поливает грязью покойного «вождя всех народов», значит для новых властителей, для ельцинистов, гайдаро-немцовщины, диких рыночников он – вчерашний, он не герой нынешней России.

Хотя жизнь и судьба В.В. Карпова была не из легких, порой драматична, не каждый бы из нее вышел живым, многих то время унесло в безвечность.

Родившись в Оренбурге, с семьей по направлению отца – работника горисполкома – Владимир Карпов уехал в Ташкент. Детство его, школьные годы проходят с детьми военных, среди которых Юра Петров – сын начальника военного училища комбрига И.Е.Петрова. После школы практически была одна дорога – военное пехотное училище, в котором Карпов учился прилежно, учеба давалась ему легко. Занимался спортом, стал чемпионом Среднеазиатских Республик по боксу. Он был вынослив, дружелюбен и открыт для товарищей по службе. Открытость, принципиальность суждений его и подвела.

Уже при окончании учебы, он в кругу своих однокурсников высказал сомнения по поводу одного из тезисов истории  ВКП(б) и тут же по доносу, в апреле 1941 года, его осудили за участие в заговоре против существующего строя сроком на пять лет лишения свободы.

С первых дней войны Карпов посылал ходатайства в Москву с просьбой отправить его на фронт. В октябре 1942 года его зачислили в одну из штрафных рот Калининского фронта. А в феврале 1943 года за проявленное отличие в боях с него была снята судимость, он был переведен в стрелковый полк разведчиком, потом назначен командиром отделения, и, наконец, взвода разведки. Получил воинское звание лейтенанта, старшего лейтенанта. В этом звании и прошел всю войну.

В разведке Карпов лично взял сорок пять «языков», а с участием боевых товарищей пленил семьдесят девять немецких солдат и офицеров на передовых огневых рубежах противника.

Участники Великой Отечественной войны знают: чтобы получить звание Героя Советского Союза летчику необходимо было уничтожить двадцать пять вражеских самолетов. Для разведчика была норма пленить двадцать «языков» и тогда он представлялся к высшей воинской награде. Карпов, по существу, должен был иметь звание дважды Героя Советского Союза. Но бывшая судимость, как «врага народа», мешала этому.

Тем не менее, он был награжден медалью «За отвагу», орденом «Боевого Красного Знамени», орденом «Красной звезды», а 4 июня 1944 года всё-таки удостоен звания Героя Советского Союза.

Не один раз читал я в книгах о войне такие вот слова: «Для храбрых смерти нет». Поистине они относятся и к нашему герою. Прошедший весь ад войны в самых тяжелых условиях, постоянно в разведке в стужу и мороз, в окопах и ползком по земле, идя в рукопашный бой, он добывал ценные сведения для командования. Этим облегчая и спасая многим бойцам жизнь, не единожды обеспечивая своими данными успех прорыва линии обороны противника.

В своих книгах В.В. Карпов с высоким чувством патриотизма, со знанием дела, описывает непростые человеческие судьбы людей, оказавшихся на фронте. В них заложены, прежде всего, нравственные качества, присущие самому Карпову, которые он пронёс до конца своей жизни. Описывая в повести «Взять живым» подразделение штрафной роты, подготовку к бою и саму атаку на противника, он показывает и тех, кому безразлична судьба Родины, но пишет и о тех людях, которые были осуждены по надуманным мотивам, но шли в бой, чтобы своей кровью смыть позорное клеймо «врага народа». Он пишет: «Когда обстрел прекратился, Ромашкин хотел перевязать Нагорного – тот лежал рядом.

- Не надо. Бесполезно. – Он смотрел на Василия добрыми усталыми глазами. – Это даже к лучшему. Если бы вы знали, как я устал? Я очень боялся, что умру без пули. Без крови. Не сниму с себя обвинения. И вот, слава Богу, я убит. Очень прошу сообщить домой, в Ленинград, Пусть знают – я никогда врагом не был. Вот, окончательно доказал это. Теперь жене, дочери… легче жить будет». Нагорный обмяк, рука упала с груди, открыв густо-красное пятно на потемневшей от дождя гимнастерке.

 «С простреленным сердцем шел человек в атаку, – подумал Ромашкин, – очень дорожил он своим добрым именем. Сделал всё, чтобы восстановить его».

Так, в бою, восстанавливали свое доброе имя тысячи. Из сотен, после атаки оставались единицы, в их числе хранимый Богом, остался жив и Владимир Васильевич. Он получил прощение за несовершённое преступление – это тоже подвиг. Надо быть сильным духом и мужественным человеком, чтобы не озлобиться и дальше беззаветно любить свою Родину.

Осенью 1944 года, после тяжёлого ранения, Владимир Васильевич Карпов командованием направляется на учебу в Высшую разведшколу Генерального штаба. В 1947 году окончил Военную академию им. М.В. Фрунзе. До 1954 года работал в Генеральном штабе. В этот период окончил вечернее отделение Литературного института им. А.М. Горького. Свои первые литературные произведения напечатал в 1945 году. После Генерального штаба он отбывает на службу вновь в Туркестанский военный округ, в дальние гарнизоны Средней Азии, на Памир и в Каракумы, где пять лет командует полком, еще пять лет служит заместителем командира дивизии и заместителем начальника своего родного училища в Ташкенте. Такой резкий поворот в службе тоже подвиг. Быть Героем Советского Союза, работником Генерального штаба и из Москвы убыть командовать полком в Каракумы. Уехать из Москвы на целых десять лет. Прослужив двадцать пять лет, Карпов в 1965 году в звании полковника увольняется из Вооруженных сил СССР, уже будучи членом Союза писателей СССР и автором нескольких книг. Начинается новая страница его биографии, которая – в его книгах – принесла ему бессмертие. Как секретарь Союза писателей он за эти годы объездит многие города и страны.

И вот в начале октября 1991 года в составе делегации писателей В.В. Карпов приехал в Удмуртию.

Нам выпало великое счастье видеть и встречаться с этим легендарным человеком ХХ столетия.

3 октября 1991 года по договоренности с Союзом писателей Удмуртии В.В. Карпов и И.Ф. Стаднюк побывали в нашем воинском коллективе. В 12 часов дня в актовом зале Управления собралось более семидесяти человек. Были не только командиры подразделений и политработники. Присутствовал инженерно-технический состав строительных управлений. Встречу открыл недавно назначенный, после генерала А.М. Демидова, командир военно-строительного соединения полковник А.П. Курбатов. Кратко выступил о своем творчестве и в основном говорил о книге «Война» И.Ф. Стаднюк. После него выступал В.В. Карпов. Было множество вопросов об их литературной работе, однако зал попросил их высказать свое отношение к жгучим тогда вопросам политической обстановки в стране. 1991-й, как и 1917 год, решал судьбу страны. Рушилась социалистическая империя – СССР. Противостояние Горбачева-Ельцина дорого обходилось народу. В.В. Карпов высказал свое отрицательное отношение к развивающимся событиям после так называемого «путча» августа 1991 года. Неодобрительно относился к той борьбе за власть, которую вел Б.Н.Ельцин, негативно высказывался о запрете КПСС.

В зале во время этой встречи с замечательными писателями-фронтовиками чувствовались не только радость от возможности их  видеть, но и какая-то неловкость перед ними, переходящая в тревогу за судьбу страны. Я тоже сидел за столом президиума, но уже не в качестве секретаря парткома, а скорее как депутат Верховного Совета Удмуртской Республики. Я пристально вглядывался в черты лица Карпова – мною любимого офицера-фронтовика, талантливого писателя. Начитавшись его книг, я носил в душе образ Карпова молодого и сильного. А видел рядом пожилого мужчину. Ему шел тогда 69-й год. Коренастый, плотный, с твердой ещё и уверенной походкой, но уже седовласый и седоусый. Однако взгляд его был прям и ясен, невзирая на возраст. При разговоре с ним я ощущал, что смотрит он мне глубоко в душу. С ним нельзя было говорить о чем-то поверхностно. Он ждал ответа или разговора конкретного, профессионального. В тоже время, от него исходила теплота, я бы даже сказал любовь к нам, военнослужащим. Он словно открылся, почувствовав, что зал слушателей-строителей, особенно офицерский состав, читали его книги, разделяли его нравственные критерии, политические взгляды на происходившие в стране события.

После встречи, два именитых писателя давали автографы своим читателям. И вот два ручейка  протянулись к столам, за которыми они сидели. Автографы ставили не только на книгах, но и на открытках. Подошла очередь брать автограф моему сослуживцу полковнику К.И. Рейхнеру Он подает учетную карточку члена КПСС. Карпов на мгновение откинулся на спинку стула, отвел руку в сторону, поднял свою седую голову, и, увидев, что перед ним стоит моложавый подтянутый стройный полковник, спросил его: «Немец?» – «Да, немец», – ответил полковник. «Откуда?» – мой товарищ кратко ответил, что из поволжья, из вывезенных по приказу Сталина в Сибирь, родом же из Кемеровской области. Владимир Васильевич вздохнул и вымолвил: «Эх, война, война. Сколько перемолотила судеб простых людей».

Потом он задал второй вопрос: почему мой сослуживец просит поставить автограф на учетную карточку члена КПСС? Мой товарищ ответил: «Ваш автограф, Владимир Васильевич, мне дорог, как и моя карточка коммуниста. Видите ли, мне сегодня отдал ее секретарь парткома, на память!». Действительно, в эти дни, после запрета Ельциным КПСС, мы в парткоме выдавали учетные карточки на руки.

После такой плодотворной встречи с писателями мы вместе пообедали, и В.В. Карпов с И.Ф.  Стаднюком уезжали на очередное мероприятие, проводимое Союзом писателей Удмуртии.

Когда мы с командиром, полковником А.П. Курбатовым, провожали именитых гостей к машине, на крыльце нашего высотного десятиэтажного здания по ул. Советской выстроилась большая группа офицеров, чтобы проводить любимых писателей-фронтовиков, когда те выйдут к машинам. Когда мы вышли из здания, писатели несколько растерялись. На их лицах появились добродушные улыбки. В глазах В.В. Карпова блеснули слезинки. Он не скрывал, что тоска по армейским будням, воспоминания о фронтовых и полковых днях постоянно живут в его сердце. По ночам снятся сны о службе. Они подошли и пожали руки моим коллегам-сослуживцам офицерам и рядом стоящим гражданским. От опытного взгляда старого разведчика не ускользнуло, что здесь запросто общаются офицеры, прапорщики, гражданские. На прощание писатели В.В. Карпов и И.Ф. Стаднюк поблагодарили полковника А.П. Курбатова за прием, отметив дружелюбие коллектива и воинское взаимопонимание, простое общение, не взирая на чины. В.В. Карпов, садясь в машину, произнес слова: «С такими людьми будет сильна Россия, выдержит все невзгоды, выпавшие на её долю».аолядву Ю.. сны о службе. Они подошли и пожали руку моим коллегам-сослуживцам: офицерам Крышковцу Н.в-писателейо десятиэтажно

Эта встреча осталась ярким событием в моей жизни. Хотя на душе было крайне тяжело – это был период, когда Ельцин проводил свои мероприятия по развалу СССР.

Я проходил по делу ГКЧП, находясь, как и другие, под особым контролем. Прокуратура Удмуртии по указанию Генерального Прокурора РСФСР В.Г. Степанкова допрашивала меня по 37 вопросам. Но скажу честно, что после встречи с писателями, повторно прочитав статью моего кумира В.В. Карпова, опубликованную в газете «Правда» от 17, 19 августа 1991 года, в дни так называемого «путча»,  под названием «Тайная расправа над маршалом Жуковым», я почувствовал себя сильнее. Мои переживания показались песчинкой на фоне трагических для страны событий. Владимир Васильевич вновь оказался на передовой, чутье разведчика не подвело его. Он писал в своей статье о великом сыне русского народа полководце Г.К. Жукове, который, будучи министром обороны СССР, помня неудачи начала войны 1941 года, в противовес американцам создал специальные подразделения, сейчас их называют «Спецназом», для охраны особо важных объектов и других важнейших государственных мероприятий. Н.С. Хрущев, чтобы расправиться с любимым в народе военачальником Г.К. Жуковым, на октябрьском пленуме ЦК КПСС 1957 года обвинил его в том, что он создает спецподразделения без ведома ЦК КПСС, которые якобы предназначены для свержения  существующей власти. С этим абсурдным обвинением маршал Жуков прожил почти  25 лет и ушёл из жизни без политической реабилитации. В своей статье В.В. Карпов показывает, как ЦРУ США использует созданные в те годы  спецподразделения для свержения существующего строя в ряде стран. Защищает наш ОМОН, недавно созданный в МВД и подвергшийся яростному шельмованию в «демократических» средствах массовой информации. Старается открыть глаза на то, что М.С. Горбачев, чтобы удержаться у власти, предает всех и вся. Но голоса Героя Советского Союза писателя В.В. Карпова не услышали. И мы получили то, что получили – погубили великую страну СССР.

Отдавая дань памяти Герою Советского Союза, внесшему огромный вклад в борьбу с фашизмом, в патриотическое воспитание воинов вооруженных сил России, хотел бы закончить свою статью словами Председателя Правительства Российской Федерации В.В. Путина из телеграммы супруге писателя Е.В. Карповой:

«Владимир Васильевич Карпов прожил долгую, насыщенную героическими событиями и творческими свершениями жизнь. Он мужественно преодолел трудности, выпавшие на его долю, с честью прошел сквозь горнило тяжелых испытаний, вписал немало страниц в огненную летопись Великой Отечественной.

Огромный жизненный и фронтовой опыт, стремление донести до читателя всю правду о прошедшей войне помогли Владимиру Карпову в полной мере реализовать свой талант на литературном поприще, создать целую галерею замечательных произведений.

Светлая память об этом замечательном человеке, настоящем патриоте и герое навсегда сохранится в сердцах близких, коллег, всех, кто гордится славной историей нашего Отечества».