Винничук Александр

НЕСМОТРЯ НА НЕВОЗМОЖНОСТЬ СЧАСТЬЯ


 

* * *

Когда тебя каждую секунду переполняют эмоции,

Когда хочется резко встать и закричать,

Когда твоя рука обгоняет мысль или наоборот,

И невозможно заплакать,

Невозможно выразить любовь…

Я думаю о том, не лучше ли

Без волнения смотреть на вещи,

Лежать в постели, укрывшись одеялом?

Эта жизнь, хлещущая через край,

Доставляет мне столько неудобств:

Начиная с давления в моей голове

(Это давление чувств, я знаю, я надеюсь на это).

Не лучше ли спокойно с-о-з-е-р-ц-а-ть,

Не размахивать руками, не повышать голос?

И я понимаю: жизнь не проходит мимо меня,

Она гладит меня по щеке,

Она нежно ласкает меня,

Как мать младенца.

Здесь я и сам уже начинаю отдавать

Ей должное: любить её,

Несмотря на все трудности,

Несмотря на невозможность счастья.

 

Я понимаю: вот она… жизнь…

Она дразнит меня, я дергаю её за косички,

Мы, взявшись за руки,

Идём куда-то по дороге.

Я смотрю на нее влюбленными глазами.

В её лицо.

В лицо жизни.

Так ведь я и сам – жизнь,

Так ведь и моё лицо – это лицо жизни,

Молодой, беспокойной, всепрощающей.

 

* * *

Луна так загадочно светит,

Паук свою пряжу плетет,

Окликнешь – никто не ответит,

Но кто-то же в доме живет?

 

Луна так загадочно светит,

И кажется замком тот дом.

Окликнешь – никто не ответит,

Но кто-то же топает в нем?

 

Но кто-то же печь зажигает,

Приносит еду и дрова,

И кто-то в нем пыль вытирает,

И шепчет простые слова:

 

Я в доме живу и воюю

С ветрами в дожди, холода,

С ветрами, которые дуют

Без спроса туда и сюда.

 

Такое – да разве где встретишь?

Услышишь за чьим ли столом?

Окликнешь – никто не ответит,

Вот странный и призрачный дом

 

* * *

Около десяти

Я выхожу из дома.

Люстры в домах светить

Будут мне так знакомо.

 

Еле горят огни,

Тускло мигают фары.

Ты мне не позвонишь –

Утро развеет чары, -

 

Ты мне не позвонишь,

Я тебе тоже, знаешь.

Так и летели дни,

Пропасть легла меж нами.

 

Будто в чужом краю,

Брошенный, одинокий,

Я о тебе пою,

Господи, эти строки.

 

* * *

Я с миром в разводе,

С землею в пике.

По торной дороге

Иду налегке.

 

Мечтам о свободе

Предаться хочу,

В высоком стремлении

Подобен лучу.

 

«Ты жалкий и слабый.

Вернись», – мне кричат.

«Зачем возвращаться?» -

Твержу невпопад.

 

Бугры и ухабы

Еще впереди,

По торной дороге

До звезд не дойти.

 

И всеми освистан,

Уйду босиком.

Не ранить бы сердце

Упрямым шипом.

 

«Вернись, ты погибнешь,

Устанешь идти…»

По торной дороге

До звезд не дойти.

 

* * *

Как привыкнуть, что я существую?

Бытия неокрепшая нить

Вдруг порвется, а чем я рискую?

Не унять мне его, не простить.

 

Я в страданье, как в кокон, укутан,

Но еще не хочу умирать.

Моих мыслей клубки-шелапуты

Попытается кто размотать?

 

И как будто над бездной повешен,

Во все стороны равно тону.

Вижу сон опьяняюще-вещий:

В нем две жизни живу, как одну.

 

* * *

Мы с тобой горим, как свечи,

Кто б ты ни был, все равно.

И, смеясь, идем по встречной,

Так, как шли вчера в кино.

 

Взявшись за руки, вслепую,

Жизнью опьянены мы.

Чтоб бессмысленность любую

Превратить, как воду, в смысл.

 

Так, как шли на смерть солдаты,

Мы идем, считая дни,

И не верим, что когда-то

Были Мы, а не Они.

 

Стрелки, отмеряя годы,

Приговор читают вслух.

Так зачем ты жизнь укором

Потревожил, милый друг?

 

В ней что радость, что страданье –

Два конца одной цепи.

Час назначен, на закланье

Смерть свою идешь испить.

 

С неба падают кометы,

Хоть бы мне одну найти.

Видно слишком трудно это,

Легче – плакать и грустить.

 

День, похожий на ольховник

Облетев, принес закат.

До чего же мне знакома

Эта звездная тоска.

 

С каждым будущим желаньем

Длится твой тюремный срок.

Нет ни сна, ни оправдания

Этих мук и этих строк.

 

Чтоб с насмешкой и сарказмом

В маску жизни ты смотрел.

Огорошить бы отказом

Ты хоть раз ее посмел.

 

* * *

Луна такая рыжая,

А мы с тобой идем

Как будто бы по крышам,

Как будто бы вдвоем.

 

Одно лишь оправдание

Тому, что мир exist,

Минуты ожиданья,

Растянутые в жизнь.

 

* * *

Горит тростник на берегу реки,

И слышу я сквозь зарево пожара,

Как мое сердце рвётся на куски

По гнёздам птиц,

которых там не стало.

 

Которых там не стало навсегда…

Пусть я пишу совсем ещё по-детски,

Мне главное – не жгите никогда,

Не жгите жизнь, дабы очистить место.